Экспертная аналитика

Сказки и были удмуртской «нефтянки»

19 Мая, 2017 12:18

Вадим Юхименко, старший преподаватель кафедры «Нефтегазовые технологии» КИГИТ


Нефтяная промышленность Удмуртии является одной из немногих отраслей промышленности, которые вопреки всяким катаклизмам нашего времени, продолжают работать и «кормить» республику. Впрочем, это только верхушка айсберга.


По состоянию на 01.01.2015 г. Государственным балансом запасов полезных ископаемых (нефть) на территории Удмуртской Республики в распределенном фонде учтено 120 месторождений углеводородного сырья (из них 111 нефтяных и 9 газонефтяных). В группе разрабатываемых находятся 86 месторождений углеводородного сырья, подготовлено к промышленному освоению - 23, разведываемых - 10. В нераспределенном фонде недр Удмуртской Республики (на балансе «Удмуртнедра») числятся запасы по 64 месторождениям нефти, в том числе не распределенные части месторождений. Большинство открытых месторождений относится к мелким и лишь восемь из них можно отнести к крупным - Чутырско-Киенгопское, Гремихинское, Мишкинское, Лиственское, Красногорское, Ельниковское, Котовское, Карсовайское. На крупные месторождения приходится 70% всей добываемой в республике нефти (10,8 млн тонн). Почти все крупные месторождения находятся на 4 (последней) стадии разработки. Исключение составляют только Карсовайское (находится на 2 стадии), Ельниковское и Котовское (находятся на 3 стадии). Высока и степень выработки «великанов» - для большинства она составляет 60%. Лишь на Ельниковском месторождении степень выработки составляет 46%, а для Карсовайского месторождения 13%.


В настоящее время в нефтяной отрасли республики в полную силу работает только две компании - «Удмуртнефть» и «Белкамнефть». Эти предприятия вытягивают практически всю нефтедобычу на территории республики - они обеспечивают 96% от всей добытой нефти. «Удмуртнефть» входит в состав «империи» российской «Роснефти» и китайской Sinopec. А «Белкамнефть» входит в состав российской «Русснефти». «Удмуртнефть» владеет лицензиями на разработку всех вышеперечисленных крупнейших месторождений на территории республики. «Белкамнефть» пока обеспечивает высокую добычу нефти за счет большого количества разрабатываемых месторождений (на балансе компании находится 52 месторождения). Всего на территории республики работает 20 компаний. Почти все мелкие компании входят в состав «Русснефть», т.е. фактически в «Белкамнефть». Это очень удобно, когда проводятся аукционы по реализации нефтяных месторождений из нераспределенного фонда. Однако, «малыши» не делают «погоды» в нефтедобыче республики, т.к. на них приходится всего 5% от всей добываемой в республике нефти.


Что же касается будущего удмуртской «нефтянки», то тут больше вопросов, чем ответов. В 2014 и в 2015 годах государство, в лице как федеральных (в условиях когда отменен налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы в 2002 году), так и местных органов власти не выделило на работы по воспроизводству минерально-сырьевой базы ни копейки.


1-6.png


Все средства (в 2014 году - 956 млн рублей а в 2015 году - 1022 млн рублей) были выделены самими недропользователями. Одним из инструментов дальнейшего развития нефтяной отрасли является поисково-разведочное бурение.


2-6.png


Здесь тоже в условиях отсутствия государственного финансирования платят сами недропользователи (в 2014 году - объем поисково-разведочного бурения составил 14615 м, а в 2015 году - 12481 м). Скорее всего это падение связано с финансовыми расходами (бурение только одной скважины, включая геофизические исследования обойдется недропользователю примерно в 45 млн рублей. «Малышам» это явно не по карману. А «великаны» стараются вкладываться в разведочное бурение по минимуму.

После бурения необходимо испытание скважин на приток, т.е. надо определить есть ли в скважине нефть. А после этого проводятся работы по обустройству - строительство площадки, установка и запуск оборудования, установка счетчика и строительство нефтепровода. Это «опустошит» карман недропользователя еще на 8 млн рублей как минимум! Кроме этого, в пределах недоизученных площадей лицензионных участков и на месторождениях нефти проводятся исследования методом сейсморазведки 2D - в 2014 году объем работ составил 275 пог. км, а в 2015 году 206 пог. км,

3-6.png

и 3D - в 2014 году объем работ составил 159 км3, а в 2015 году - 455 км3.

4-6.png


Такой дисбаланс связан скорее всего с тем, что не смотря на то, что хотя затраты на проведение 3D (от 600000 до 1000000 руб. на км3) гораздо выше, чем затраты на проведение 2D (от 80000 до 110000 руб. на пог. км), исследования 3D являются более эффективными.


Может быть, поэтому в последнее время в республике почти не проходят аукционы по реализации «свободных» нефтяных месторождений и участков. «Великанов» новые месторождения почти не интересуют, к тому же цены на нефть нестабильны, и они стараются вкладываться в разведочное бурение по минимуму. «Малышам» это просто не по карману. Скорее всего, нефтяные компании заинтересуют новые территории и глубины Удмуртии не раньше, чем четко обозначатся перспективы дефицита запасов ныне разрабатываемых месторождений. В общем ситуация в удмуртской «нефтянке» близка к известному выражению «После нас хоть потоп!»