ННФ

«АссоНефти» – 25.

Открытость, доказательность, аргументированность

Сегодня в стране зарегистрировано 250 независимых нефтяных компаний, добычу ведут 52% из них, производство нефти которых составляет 4% от общероссийской. И хоть эта цифра кажется не столь большой, в себе она содержит 22,7 млн тонн «черного золота», не говоря уже о десятках тысяч рабочих мест, миллионах рублей налоговых отчислений и серьезном драйвере развития российского ТЭК. Измельчание минерально-сырьевой базы усиливается, и по логике это требует увеличения числа именно небольших компаний, значимость которых мы уже доказали своей четвертьвековой историей.

На протяжении более века с момента начала промышленной эксплуатации и переработки запасов нефти в мире сложилась вполне определенная институциональная структура отрасли. Она включает компании с государственным участием в капитале, доля которых в мировой добыче в последние десятилетия существенно возросла; крупные частные национальные и транснациональные вертикально интегрированные корпорации, доля которых снизилась, но на которые приходится основной объем производства. И, наконец, частные компании различного размера со специализацией на отдельных видах производственных процессов. Будем называть эти компании независимыми нефтяными компаниями (ННК). Несмотря на сокращение доли ННК в структуре мировой добычи с 24 до 15%, в абсолютном выражении объем добычи этого сектора вырос в 118 раз и достиг в начале XXI века полумиллиарда тонн. Поэтому можно с уверенностью говорить, что наличие сектора независимых нефтяных компаний – устойчивый тренд развития мировой нефтедобычи на протяжении полутора веков.

В России новая модель функционирования и развития нефтяного сектора стала складываться в начале 1990-х годов, и ее формирование происходит и по настоящее время. Напомню, что первый этап (1991–1994 годы) характеризовался акционированием государственных предприятий и производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения и созданием трех вертикально интергрированных компаний (ВИНК) – ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз» и ЮКОС – с добывающими, перерабатывающими активами и организациями нефтепродуктообеспечения. Предполагалось, что на долю этих трех компаний будет приходиться 35% добычи страны, а 60% останется за компанией с государственным участием.

1.jpg

Второй этап (1994–2002 годы) – это приватизация нефтяных активов путем проведения залоговых аукционов. К 2002 году отраслевая картина резко меняется. На частные ВИНК уже приходится 74% добычи страны, а доля государственной «Роснефти» сокращается до 20%.

И, наконец, третий этап, начавшийся в начале XXI века (с 2002 года) и продолжающийся по сей день, – возвращение нефтяных активов в лоно компаний с подавляющим или 100%-ным участием государства. По итогам 2018 года на долю этих компаний приходилось уже 54% добычи страны. Стоит отметить, что ни на первом, ни на втором этапе в концепции реформирования отрасли сектор ННК не фигурирует. Как говорится, «в списках не значится», вернее «не значиЛся».

Регионы.jpg

Вместе с тем в течение более 30 лет рыночных реформ в России сектор ННК был и остается неотъемлемой частью ТЭК страны. На его долю приходится порядка 4% российской нефтедобычи, кроме того, он показывает высокие темпы роста производства.

Итак, в конце 1980-х – начале 1990-х годов новые рыночные структуры в нефтедобыче стали возникать в форме совместных предприятий (СП). Отрасль остро нуждалась в инвестициях, новых технологиях, в современном зарубежном опыте, а вновь создаваемые компании – СП – в своей общественной организации, своего рода «профсоюзе», который сможет отстаивать их интересы в органах законодательной и исполнительной власти. Это была идея великого советского, российского нефтяника Владимира Юрьевича Филановского, которая была воплощена в 1994 году.

14 ноября 1994 года – ровно 25 лет назад – была зарегистрирована Ассоциация совместных предприятий в области нефтедобычи и нефтепереработки – «АссоСПнефть».

Курс на защиту интересов

В 1999 году Ассоциация объединяла более 30 СП. А после вступления в «АссоСПнефть» более 80 небольших российских частных нефтекомпаний был взят курс на защиту интересов отраслевого малого и среднего бизнеса. В 2000 году Ассоциация меняет название на такое привычное сегодня – «АссоНефть».

ННК.jpg

«Теория, мой друг, суха, но древо жизни вечно зеленеет», – писал великий Гете. Так и в нашей работе. Постоянный мониторинг и анализ ситуации в российской нефтедобыче и секторе ННК, изменения в составе участников предопределили изменение акцента в работе Ассоциации. Акцент в деятельности был смещен в сторону поддержки развития независимых нефтяных компаний. В 2013 году меняется полное название Ассоциации на «Ассоциацию независимых нефтегазодобывающих организаций».

Новая.jpg

Честно говоря, очень жаль, что процесс становления и защиты предприятий отечественной независимой нефтепереработки фактически остался вне зоны прицельного внимания Ассоциации. Независимые НПЗ, кроме нескольких активных наших участников, действовали в диалоге со властью разрозненно и неактивно. Мы подключились к работе по завершению так называемого большого налогового маневра (БНМ) в самом конце, когда судьбоносные решения пустить все мини НПЗ «под нож» уже были приняты.

Принципиальным вопросом в определении принадлежности нефтяных компаний к сектору независимых является четкое определение критериев отнесения с целью прозрачного администрирования со стороны госорганов. Дискуссия велась на протяжении нескольких лет – что положить в основу определения: количественные или качественные показатели?

В итоге в 2015 году был подписан межведомственный протокол о критериях отнесения к сектору ННК – пять НЕ:

· НЕдочерние и зависимые от ВИНК (объем добычи не имеет значения);

· НЕаффилированые с ВИНК

· Не имеющие госпакета в уставном капитале

· Не имеющие собственных НПЗ

· Не ведущие свою деятельность на условиях СРП

Поэтому в статистике ЦДУ ТЭК появился раздел ННК и статистику по сектору можно считать корректной с 2015 года.

Хотя, честно говоря, статистическая путаница продолжается, особенно в СМИ. Часто журналисты приводят неверные, искаженные цифры по добыче нефти, приписывая показатели группы так называемых «прочих нефтепроизводителей» (она объединяет в статистической отчетности ЦДУ ТЭК компании, не являющиеся ВИНК) сектору ННК, который на самом деле является в статистике ЦДУ ТЭК лишь частью «прочих нефтепроизводителей». Такая путаница существенно меняет показатели добычи независимых в сторону их искусственного значительного завышения. Обращаем внимание на это еще раз.

От Калининграда до самых до окраин

ННК – явление общероссийское. Компании сектора представлены во всех нефтедобывающих регионах России от Калининграда до Сахалина.

Как в старейших нефтегазоносных провинциях (Урало-Поволжье, Тимано-Печора), так и в новых регионах (Восточная Сибирь). Лидером по количеству ННК является Республика Татарстан. На долю этих компаний приходится пятая часть всей республиканской добычи, т.е. порядка 20%. Несмотря на скромный показатель в 4% в общероссийской добыче, ННК играют важную роль в экономике страны:

· с 1995 года компаниями этого сектора добыто около 450 млн тонн нефти;

· ежегодные отчисления по НДПИ в федеральный бюджет составили 230 млрд рублей;

· введено в эксплуатацию свыше 400 новых месторождений;

· обеспечена занятость около 100 тыс. человек;

· доля в поисково-разведочном бурении по итогам прошлого года составила 5%.

В чем же специфика этого сектора? Каковы его отличительные черты? Назову основные, с нашей точки зрения.

Минерально-сырьевая база, на которой работают ННК в России, значительно отличается от МСБ ВИНК. Можно сказать, что ННК трудятся в своей «нише». Это мелкие и средние месторождения с извлекаемыми запасами менее 15 млн тонн. В основном «молодые» месторождения со средней выработанностью запасов 18% против 55% у ВИНК, с высокой долей запасов категории С2 (64% против 34% у ВИНК), требующих, как известно, углубленной доразведки.

спец.jpg

Разработка небольших активов с трудноизвлекаемыми запасами является специализацией независимых нефтедобывающих компаний во всем мире. Особенно актуально это сегодня для России в связи с новой парадигмой в недропользовании – старение и мельчание минерально-сырьевой базы в традиционных нефтегазоносных провинциях.

Из запасов категории АВСС1С2 17% относится к мелким (менее 15 млн тонн), а по количеству – 86% месторождений не входят в зону интересов ВИНК.

За период с 2006-го по 2014 год более 60% вновь открытых месторождений имеют НИЗ менее 1 млн тонн. Осваивая небольшие месторождения, ННК способствуют более быстрой монетизации запасов.

Специфической чертой сектора ННК является разномасштабность его участников по объемам деятельности.

Наши компании сильно отличаются по объемам добычи. Из 125 компаний почти 40% добывают ежегодно до 10 тыс. тонн в год, а 25% компаний – от 100 до 500 тыс. тонн в год. Вместе с тем ИНК обеспечивает 35% добычи сектора. Кроме того, из года в год появляются новые компании, в которых осуществляется промышленная добыча нефти. Объемы добычи увеличиваются, многие недропользователи переходят в более высокие группы, часть компаний в следствии продажи бизнеса покидают группу.

Разномасштабность сектора еще раз подводит нас к выводу, что количественные характеристики при выделении критериев сектора не работают. Следует отметить, что компании отличаются стратегиями роста. Для одних ННК характерен преимущественно органический рост, акцент делается на разведке, наращивании добычи, иногда даже диверсификации производства. Так ООО «ИНК» развивает мощный газовый проект, о котором мы сегодня еще услышим. Начинается освоение газового месторождения и в компании «Юкола-нефть».

Другие компании реализуют девелоперскую стратегию – обустройство приобретенных месторождений, выход на добычу, капитализация и продажа активов. За счет этих компаний сектор «дышит» – т.е. не только пополняется компаниями и растет, но и сжимается при их продаже. Это вполне рыночное явление. В связи с этим для сектора особенно важно наличие благоприятных условий для освоения новых месторождений.

Монотоварные производители

ННК специализируются на разведке и добыче углеводородов. В этом их основное отличие от ВИНК, которые формируют финансово-промышленные группы. Т.е. включают, помимо добывающих, и перерабатывающие, и транспортные, и сбытовые, и финансовые структуры. ННК являются монотоварными производителями, или компаниями неполного цикла. То есть они выходят на рынки сбыта как внутри страны, так и за пределами таможенной территории России с единственным товаром – сырой нефтью. Эта отличительная черта ННК делает их особенно чувствительными к налоговым маневрам, влияющим на прибыльность отдельных звеньев производственно-сбытового цикла.

главное.jpg

Еще одной отличительной чертой сектора является тот факт, что 61% добытой нефти ННК поставляют на внутренний рынок, на НПЗ ВИНК и независимые заводы (для сравнения: отраслевой показатель – 52%). При этом чем меньше компания по объему добычи, тем, как правило, у нее выше доля поставок на внутренней рынок.

2/3 нефти, поставляемой ННК на переработку, поступает на заводы ВИНК. Однако доля нефти, поступающей на независимые заводы, до последнего времени неуклонно росла. По итогам прошлого года она составила более 1/3 от поставок на внутренний рынок.

Тут нельзя не вспомнить популярный в конце прошлого года миф о том, что ННК недостаточно участвуют в снабжении внутреннего рынка нефтепродуктами. Цифры показывают обратное. Почти 14 млн тонн поставляется сектором на НПЗ РФ.

А вот судьба независимой нефтепереработки в России является для развития сектора ННК серьезной проблемой. Независимая переработка оказалась в крайне тяжелом положении в связи с завершением большого налогового маневра. Есть реальная угроза превращения в груду ржавого металла целого ряда НПЗ, которые, если бы не искусственно поставленные количественные барьеры, могли бы поставлять битум для дорожного строительства, сырье для нефтехимии и нефтепереработки, а в ряде случаев и качественный бензин. Массовое закрытие независимых НПЗ сокращает возможности сбыта для ННК, повышает монополизацию внутреннего рынка сырой нефти. Об этом мы еще поговорим более обстоятельно.

Сквозь тернии...

Как неотъемлемая часть нефтяной промышленности ННК испытывают на себе влияние общеотраслевых проблем. Важнейшая из них – существующая в отрасли система налогообложения. Эта система не является рыночной, т.к., с одной стороны, уровень налогов неподъемно высок, он обескровливает отрасль. С другой стороны, существует огромное количество целевых льгот, охватывающих до 50% общероссийской добычи, добиться которых независимым НК крайне сложно. По нашему мнению, радикальный путь решения отраслевых проблем – реформирование налоговой системы в направлении обложения финансового результата. Тогда не нужна будет столь сложная и неэффективная система льгот. Это признается многими экспертами, но работа в данном направлении продвигается крайне медленно. Поэтому нам приходится искать решение проблем ННК в рамках действующей системы.

проблемы.jpg

Здесь надо отметить, что в силу своей специфики ННК вынуждены решать целый ряд вопросов, с которыми не сталкиваются крупные компании. Именно эти вопросы занимали и занимают основное внимание Ассоциации. Отмечу, например, что мы:

· добились в начале 2000-х годов предоставления компаниям сектора дополнительного экспорта в размере 4 млн тонн;

· отстояли единые для всех компаний, независимо от их величины, условия в договоре на оказание услуг по транспортировке нефти;

· отстояли право недропользователей Республики Коми на применение единых (вне зависимости от масштабов производства) ставок по уплате налога на прибыль и имущество;

· добились принятия льгот по НДПИ по мелким месторождениям, а также рассрочки разового платежа за пользования недрами.

Кроме того, мы добились внесения ряда предложений «АссоНефти» в дорожную карту по реализации мер по освоению нефтяных месторождений и увеличению объемов добычи нефти в РФ.

...к звездам

Резюмируя, можно сказать, что за четверть века Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» удалось раскрыть для госрегуляторов и экспертного сообщества экономический смысл присутствия в российском ТЭК такого субъекта недропользования, как независимые, в т.ч. и малые, частные предприятия.

Мы доказали, что они неотъемлемая часть отрасли, работают в соответствии с законодательством и являются значимыми налогоплательщиками, а в ряде регионов – бюджетообразующими предприятиями, играющими значительную социальную роль.

Создать положительный имидж независимого сектора было важно, поскольку со стороны ряда крупных компаний и некоторых чиновников отношение к нему встречалось, мягко говоря, пренебрежительное.

Кроме того, удалось добиться принятия административных и законодательных решений, учитывающих специфику работы компаний неполного цикла. Среди этих решений – введение льготного коэффициента НДПИ для мелких месторождений, заключение публичного договора с «Транснефтью» о транспортировке нефти на таких же условиях, как у ВИНК, рассрочка разового платежа по факту открытия месторождения.

Проблемы ННК.jpg

В конце 2018 года правительство утвердило дорожную карту по освоению новых месторождений и наращиванию нефтедобычи, в которой учтен целый ряд предложений «АссоНефти». В частности, там есть специальное поручение по разработке мер стимулирования введения в эксплуатацию мелких месторождений. Ассоциация приглашена участвовать в этой работе.

В эти дни все экспертное сообщество обсуждает проект Энергетической Стратегии развития РФ до 2035 года. Наконец-то появился пункт о необходимости создания условий для развития малых и средних предприятий в сегменте добычи нефти. Словом, много уже сделано, но еще больше предстоит сделать, учитывая вызовы сегодняшнего дня. Главное, не останавливаться и знать, что мы работаем на благо нефтегазовой отрасли России!

Весь четвертьвековой опыт работы Ассоциации показывает, что весомых успехов в виде принятия важных для сектора законов и административных актов Ассоциация достигала, когда участники «АссоНефти» или их значительная часть объединяли интеллектуальные, информационные и финансовые ресурсы.

Современная власть устроена таким образом, что не воспринимает призывы, агитационные акции, речи и презентации, если за ними не стоят серьезные расчеты и проработанные проекты документов, необходимых для решения проблемы. Такого рода документы и расчеты требуют, в свою очередь, точной фактической информации по проблеме и серьезной аналитической работы команды экспертов, которым надо платить достаточно серьезные деньги.

Например, в 2013 году мы заказали анализ проблем сектора ННК и подготовку предложений по их решению специалистам из СКОЛКОВО, получили такие предложения, хорошо проработанные и аргументированные, и в результате почти треть из них превратилась в законодательные и административные решения.

Собирать целевые средства и получать необходимую для подготовки предложений информацию от компаний нашего сектора, и даже от некоторых участников Ассоциации очень тяжело. Среди предпринимателей принято считать, что вопросы решаются не фундаментальной проработкой предложений, а личными связями, так сказать, заходом в кабинет. Мы уверены, что времена для таких методов прошли. Если мы ждем от власти решения проблем сектора, мы должны осваивать корпоративную культуру, присущую гражданскому обществу, – открытость, доказательность, аргументированность.

скачать pdf
Читайте также :