schneider-electric
schneider-electric

Бенчмарк нефти по-русски – сбудется ли?

Аналитики и трейдеры давно сомневаются в необходимости продолжать считать нефть марки Brent эталонной. С начала 2020 года в смеси нефти Brent фактически больше нет той самой – из Северного моря. Месторождение почти полностью выработано, и цена на эталонную марку, не подтвержденная реальной стоимостью и объемами продаж, особенно подвержена спекуляциям. В связи с этим эксперты настаивают, что бенчмарк необходимо менять на марку, пользующуюся реальным спросом на мировом рынке. Есть ли шанс у российской нефти стать эталонной наряду с уходящей Brent и тем более WTI?

В России насчитывается несколько марок нефти: Urals, Siberian Light, ESPO, Sokol, Vityaz, ARCO, Sakhalin Blend.

Самыми перспективными из всех считаются Urals и ESPO. Эти марки торгуются на мировых биржах, но поскольку не являются эталонными, их цена привязана к мировым бенчмаркам: Urals – к Brent и ESPO – к Dubai.

История вопроса

Разговоры о бенчмарке российской нефти шли давно. Первопроходцем оказался неудачный проект REBCO (Russian Export Blend Crude Oil). В 2006 году сорт вышел на Нью-Йоркскую товарную биржу (NYMEX). Состав марки по основным характеристикам был идентичен Urals, поставки велись из Приморска. Марка просуществовала с 2006-го по 2012 год. Но ни одной сделки на фьючерсы за все время существования сорта на международном рынке так и не состоялось.

В свое время РТС инициировала проект по беспоставочным контрактам на Urals, но таким инструментом не пользовались реальные поставщики и покупатели. Проект пользовался спросом в основном у спекулянтов.

Российская биржа СПбМТСБ в 2016 году предприняла попытку организовать бенчмарк. Целью проекта было создание прозрачной системы ценообразования на российскую нефть без излишней привязки к иностранному эталону.

Сравнение цен на нефть Brent и Urals в 2015-2020 гг

Чиновники из Министерства энергетики и Федеральной антимонопольной службы (ФАС) и представители нефтяных компаний решили установить стандарты для российского претендента на бенчмарк. Предложили зафиксировать максимально допустимую планку по содержанию серы – 1,6%. Для поставок эталонного сырья рекомендовали предоставить отдельный поток с неизменным уровнем серы. По мнению представителей СПбМТСБ, это положительно сказалось бы на заключении фьючерсных контрактов – такую нефть можно продать дороже. Тогда инициатива устроила всех, кроме «Татнефти», поставщика высокосернистой нефти. В ответ на это «Транснефть» предложила создать отдельный поток под транспортировку высокосернистой нефти до 2,3% до Усть-Луги.

Сделки проходили исключительно на внутреннем рынке. В марте 2017 года объем торгов по фьючерсу на Urals на СПбМТСБ вырос до 3 млрд рублей. Выход на российскую биржу рассматривался как необходимый шаг к признанию марки на международном рынке, поскольку наличие фьючерсных сделок и развитость других биржевых инструментов является одним из условий признания марки бенчмарком. Для удобства иностранных партнеров все сделки на СПбМТСБ велись в долларах США без привязки к рублю.

Однако уже в 2018 году объем торгов снизился в 2,5 раза и составил 6,84 млрд рублей. По итогам операций не поставлено ни одного танкера нефти. Попытки наладить сотрудничество с ценовыми агентствами S&P Global Platts и Argus Media не дали результатов. Причиной могли стать опасения за судьбу эталона Brent. И этот эксперимент оказался неудачным (см. «Сравнение цен на нефть Brent и Urals, 2015-2020 гг.»).

Черный апрель для Urals

Нефть Urals торгуется с дисконтом к Brent из-за показателей плотности и сернистости. Сорт является смесью тяжелой высокосернистой нефти Урала и Татарстана и Siberian Light, добываемой в ХМАО. Смешивание до стандартных показателей происходит в трубопроводной системе «Транснефти». Основа для Urals – нефть, которую добывают «Роснефть», «Башнефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть», «Татнефть». Основные покупатели Urals – страны Европы. Переработкой Urals занимаются НПЗ Белоруссии, Польши, Казахстана. По Европе нефть доставляют либо морским путем через порты Усть-Луга и Приморск или Новороссийск на юге, либо по нефтепроводу «Дружба».

Апрель 2019 года стал черным для марки Urals. Из-за загрязнения в нефтепроводе «Дружба» хлорорганическими соединениями остановились поставки нефти. Россия срочно искала другие пути экспорта и перестроила логистику в пользу морского транспорта. В результате инцидента пострадали НПЗ Белоруссии, Польши, Венгрии, Словакии, Германии. «Транснефть» договаривалась о возмещении убытков каждой из сторон. В мае поставки постепенно возобновились. Скандал подорвал доверие потребителей к Urals.

Динамика цен на нефть сорта Urals, январь-июль 2020 г.jpg

В марте 2020 года на фоне пандемии коронавируса цены на нефть рухнули до исторических минимумов. Активизировались покупатели из Поднебесной, они закупили подешевевшую российскую Urals. Поскольку бόльшая доля производств из-за ограничительных мер были приостановлены или работали не в полную силу, нефть закачивалась в китайские нефтехранилища. Таким образом, несмотря на обвал цен, объем экспортных поставок Urals в апреле вырос до 2,1 млн тонн, что составило четверть всего морского экспорта этой марки. Кроме КНР, впрок закупились Нидерланды, Финляндия, Греция и Литва. Нефть в эти страны Европы доставляли по морю. Италия и Турция уменьшили запланированные поставки.

Ситуация с соотношением цен Urals к Brent изменилась во время отхода стран Европы от ограничений, связанных с пандемией. На фоне решения ОПЕК+ о сокращения уровня добычи спрос восстанавливается. Это повлекло за собой рост цен. В конце мая – начале июня марка Urals торговалась с премией к Brent, чего не наблюдалось за всю историю. Разница достигала $1,55–3,18/барр по сделкам в Европе. Напомним, обычно стоимость барреля Urals составляла примерно 0,89 от цены Brent (см. «Динамика цен на нефть сорта Urals, январь-июль 2020 г.», «Динамика стоимости барреля Urals относительно сорта Brent, 2020 г.».

Такой ажиотажный спрос на российскую сернистую нефть обусловлен еще и тем, что резко уменьшила поставки аналогичного сырья Саудовская Аравия, а именно на сернистую нефть в первую очередь ориентированы европейские НПЗ. И эта «заточенность» производств под определенный тип сырья ограничивает покупателей из Европы несколькими марками, похожими по химическому составу.

Эксперты с осторожностью говорят о становлении Urals эталонной маркой. Происходящая востребованность может носить временный характер. Европейские страны активно ищут альтернативу российской нефти в пользу ВИЭ и американского сырья. Составлены программы модернизации оборудования, которые позволят уйти от Urals. Но сколько времени в действительности это займет и насколько это необходимо именно сейчас, в период кризиса, остается неясным.

Марка ESPO (ВСТО)

Если сделки по Urals ориентированы на Запад, то марку ESPO, или ВСТО, закупают на Востоке, в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, а также в США (Западное побережье). Поэтому стоимость барреля ориентирована на Dubai Crude. По качеству легкая нефть ВСТО выше эталонной, в ней низкое содержание серы (0,5–0,6%), поэтому торгуется с премией к арабскому бенчмарку Dubai. В среднем премия составляет от $2,5 до $5/барр.

ESPO Blend представляет собой смесь из разных сортов нефти, добываемых в Западной, Центральной и Восточной Сибири. Именно из-за высокого качества и больших объемов экспорта ВСТО считают конкурентным в борьбе за признание бенчмарком на биржах стран АТР.

Основной покупатель нефти ESPO – Китай. Это обусловлено, прежде всего, удобством транспортировки. По Сибири и Дальнему Востоку нефть перекачивается по нефтепроводу ВСТО – масштабному проекту «Транснефти». В 2012 году была достроена и сдана ветка нефтепровода Сковородино – Козьмино, продолжение участка Тайшет – Сковородино. В 2019 году объем поставок, включая транзит через Казахстан, составил 40 млн тонн, «Транснефть» вышла на максимум мощности перекачиваемого объема – до 80 млн тонн в год. Из порта Козьмино на побережье Тихого океана российская нефть в танкерах отправляется в порты Китая.

В странах АТР, несмотря на высокую потребность в энергоресурсах, до сих пор нет своего маркерного сорта, но потребность в нем есть. Азиатские трейдеры при оценке стоимости барреля на местных рынках все чаще отталкиваются от цены ESPO. Стоит помнить, что КНР закупает те энергоресурсы, которые в данный момент доступнее и дешевле. Так, в марте партнеры из Китая вместе с ВСТО закупили и более дешевую Urals.

Общая нервозность на фоне пандемии и кризиса не сказалась на поставках ESPO. Наоборот, по итогам первого полугодия 2020 года экспорт сорта достиг максимума со времени запуска – более 17 млн тонн. Это на 850 тыс. тонн больше, чем за первое полугодие 2019 года. О рекордных объемах поставок сообщило международное ценовое агентство Argus.

Перспективы ВСТО как возможного бенчмарка на азиатско-тихоокеанском рынке в деловых изданиях серьезно обсуждают с 2012 года. С отсутствием бенчмарка на рынке АТР сложно рассчитывать на долгосрочные, стабильные контракты и поставки, а не на «короткие», спотовые.

Какую нефть выберут эталоном?

Чтобы марка нефти стала бенчмарком, она должна соответствовать ряду критериев.

Стабильное качество состава смеси. Как показывает практика, в России следят за постоянством химического состава перед отправкой на экспорт. Прошлогодний инцидент с «Транснефтью» можно отнести к форс-мажору и вообще ситуации нетипичной. Тогда нашли и наказали виноватых – конкретных частных лиц, которые умышленно нанесли вред системе нефтепроводов. После инцидента предприняты дополнительные меры безопасности.

Надежность поставок и развитая нефтетранспортная система. По этому критерию российская нефть соответствует требованиям благодаря развитой транспортной системе нефтепроводов «Дружба» и ВСТО. Восточная Сибирь – Тихий океан – это автоматическая, современная система перегонки нефти с месторождения до танкера или российских НПЗ практически без участия человека. Это не только удешевляет транспортировку, но и защищает от ошибки и вообще человеческого фактора. Нефтепровод «Дружба» – также разветвленная сеть. Остальные системы нефтепроводов, не имеющие такого стратегического значения, находятся в менее хорошем состоянии. Значительное число нефтепроводов «Транснефти» – наследие советской инфраструктуры, системы морально и физически устарели.

Долгосрочные объемы добычи. На количество добытой нефти влияет, прежде всего, решение международных нефтегазовых организаций, таких как ОПЕК+. Для сохранения цен на текущем уровне, а также для роста стоимости барреля страны-члены ОПЕК+ принимают решение об искусственном ограничении добычи. В марте Россия попыталась выйти из договоренностей, однако из-за коллапса, вызванного пандемией, была вынуждена вернуться к переговорам и все же снизить добычу. Достигнутые соглашения помогают регулировать мировые цены сейчас, однако в долгосрочной перспективе Россия теряет время, инвестиции и другие ресурсы для разработки перспективных месторождений. Реализация таких дорогих проектов – прежде всего это касается «Роснефти» и «Газпром нефти» – отодвигается на неопределенный срок. Две эти компании – главные поставщики углеводородов на экспорт.

Заметность на рынке и наличие широкого круга потребителей. От стабильных поставок Urals зависит львиная доля энергетики Польши, Белоруссии, Украины, Словакии, Чехии, Венгрии – они получают отчисления за транзит по своей территории, а также в зависимости находятся страны ЕС, где работают нефтеперерабатывающие заводы (Германия, Франция). Нефть ESPO поступает в танкерах в страны Азиатско-Тихоокеанского региона и на Западное побережье США.

Наличие ликвидного рынка биржевых инструментов: фьючерсы, форвардные сделки, спреды, свопы и т.д. Все наши марки зависят от эталонных, и их стоимость рассчитывается исходя из мировых цен на бенчмарки Brent и WTI.

Таким образом, обе российские марки обладают всеми качествами для того, чтобы стать эталонными в регионах своего присутствия, кроме последнего. В России не развился рынок нефтяных фьючерсов, чтобы серьезно конкурировать с западными марками. Отметим, что бенчмарк Brent соответствует только последним из перечисленных критериев, что делает нефть этой марки слабой и неустойчивой к любого рода спекуляциям. Фактически стоимость Brent не подкреплена ничем, кроме биржевых операций. Именно поэтому биржевые трейдеры все с большей опаской относятся к этому эталону.

Что может помешать российским маркам стать бенчмарками?

Мартовский кризис и резкий обвал мировых экономик обнажил уязвимость системы. Сейчас, усилиями стран по временному ограничению добычи, средняя стоимость барреля перевалила за $40, а это более комфортный показатель для российской экономики, поскольку в бюджет заложена именно такая цена на нефть – $42,4.

Укреплению позиций Urals могут помешать США. В их силах наложить очередные экономические санкции, обязав европейских партнеров принять другое решение по присвоению бенчмарка. Европа – это прежде всего рынок, на который ориентируются американские нефтяные компании.

Развитие «зеленой» энергетики также пошатывает «нефтяную» уверенность в завтрашнем дне. В кризис «зеленая» энергетика показала себя с лучшей стороны: в Нидерландах и Германии, когда приостановились традиционные энергообъекты, альтернативные электростанции привнесли более 50% от общей энергомощности. Кроме того, уже несколько лет говорят о газогидратной революции – времени, когда появится безопасная технология, позволяющая стабильно извлекать метан из природных газовых гидратов (ПГГ).

По статистике глобальные экономические кризисы, более или менее сильные происходят каждые 6-8 лет. Предугадать, что станет причиной следующего: очередная пандемия, резкое падение цен на энергоносители, скачок ВИЭ или производственный кризис, а также его силу, сейчас невозможно. Если все идет так, как идет, без потрясений, скорей всего, Brent потеряет лидирующие позиции в ценообразовании, и его место займет марка нефти, востребованная европейскими производителями. С большой долей вероятности, если не помешают противодействующие силы, новым бенчмарком может стать Urals.

скачать pdf
Читайте также :