schneider-electric
schneider-electric

Дмитрий Артюхов: «Приоритет номер один – человек и качество его жизни»

Газовая житница России – именно так мы привыкли называть Ямал. Регион, на который приходится более 80% российской и 20% мировой добычи природного газа, сегодня до сих пор является перспективной площадкой для инвестиций. ЯНАО готовится реализовать множество значительных по своим масштабам проектов. О том, что принесут они региону и какие приоритетные цели и задачи ставит перед собой руководство округа, корреспондент «Нефтегазовой Вертикали» поговорил с губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа ДМИТРИЕМ АРТЮХОВЫМ.

Ред.: Дмитрий Андреевич, вы, пожалуй, самый молодой из российских губернаторов, однако можете дать фору любому коллеге по погруженности в историю, экономику и проблемы региона. Край богат природными ресурсами, интересен для инвесторов, но что, на ваш взгляд, является его основной проблемой? Какие цели и задачи вы ставите перед собой в первую очередь?

Д.А.: Ямал долгие годы воспринимался как нефтегазовая провинция. На первом месте были месторождения. Поэтому использовались глаголы «взять», «добыть», «построить», «ввести», «запустить». Где нормально жить, лечиться, учиться, как отдыхать – было вторично.

Поэтому главная задача региональной власти сейчас – обеспечить человека всем необходимым. Человека, который во многом это богатство создал, создает и будет создавать.

Мы уже много десятилетий обеспечиваем надежность пополнения федерального бюджета и экономики страны в целом. А потому люди, которые имеют к этому самое непосредственное отношение, должны жить в хороших условиях. Это главная задача, приоритет номер один в списке прочих.

Когда начиналась разработка месторождений, выбирались быстрые решения. Как правило, это было деревянное домостроение, быстровозводимые сооружения. Сегодня это все официально называется «аварийное жилье», и, к сожалению, во многих домах до сих пор живут люди.

Ред.: Можете назвать цифры – сколько аварийного жилья в округе?

Д.А.: По-разному. К примеру, рядом со столицей расположен город Лабытнанги. Там 80% всех домов деревянные. Этот город в свое время служил перевалочной базой для снабжения северных территорий: Бованенково, Харасавэя, Гыданского полуострова. Там была конечная точка железной дороги в послевоенное время, откуда и пошла вся логистика. Тогда город быстро развивался, а сегодня эти дома уже ветхие. В ближайшие 4 года более 300 таких домов там расселим. Под строительство жилья уже сформировано более 20 земельных участков. Люди будут жить в комфортных условиях, а город станет компактным.

2. Осмотр строительства мкрн. Олимпийский, г. Надым

Или другой пример наш крупнейший город Новый Уренгой. Его мы уже существенно привели в порядок, аварийных домов осталось мало. Хотя еще недавно их насчитывалось десятки и даже сотни. Это результат очень интенсивной работы в последние годы.

Ред.: За последние годы на сколько сократился общий процент аварийного жилья?

Д.А.: Чтобы передать масштаб, стоит назвать цели, которые мы перед собой ставим: уже через четыре года расселить 1 млн квадратных метров аварийного жилья. В новые квартиры переедут примерно 24 тыс. семей, или каждый восьмой ямалец. Это беспрецедентная программа. Она в четыре раза превышает показатели «майского указа». Расселение аварийного фонда – главная задача, которая влечет за собой решение множества других проблем. У человека, который живет в нормальном, а не в ветхом или аварийном жилье, перечень жизненных приоритетов принципиально другой. У него дома тепло, качественная вода, дети не болеют…

Приоритет номер один – это человек и качество его жизни. Это главная задача органов власти. Помимо решения жилищного вопроса, мы ставим перед собой цели модернизировать здравоохранение, привести в порядок дорожную инфраструктуру. Этот год объявлен в округе годом дорог. Нас ждет сразу два знаковых события – начало сквозного движения по дороге Салехард Надым – и открытие моста через реку Пур. Кроме того, мы отремонтируем около 400 км дорог. Это очень большой объем.

Ред.: Перейдем к нефтегазовой отрасли. Хотелось бы услышать от вас об итогах работы в 2019 году по производству как газа, так и нефти. И каких результатов вы ожидаете от 2020-го?

Д.А.: Прошедший год был для нас, однозначно, хорошим. В плюсе все три компонента, которые мы традиционно анализируем: нефть, газ, конденсат. Добыча газа составила 608 млрд кубометров, газовый конденсат показал рост на 10% – до 23,6 млн тонн, производство нефти составило более 34 млн тонн, что на 7% больше, чем годом ранее.

8. Старт освоения Харасавэйского месторождения

Говоря о текущем периоде, вы видите, как драматично сейчас развиваются события. Это, безусловно, повлияет на результаты года. Надеюсь, что ситуация как можно скорее стабилизируется.

Ред.: Одним из главных недропользователей ЯНАО является «Газпром». Какие проекты «Газпрома», реализуемые на территории региона, вы считаете наиболее перспективными и приоритетными с точки зрения развития региональной экономики?

Д.А.: «Газпром» для Ямала – главный стратегический партнер и большой друг нашего округа. В регионе компания добывает 85% своего газа. Это наш налогоплательщик номер один с огромным отрывом от всех остальных, ключевой работодатель региона, поэтому все проекты для нас важны.

Помимо добычи, большую роль для региона играет строительная отрасль, которая формируется вокруг топливно-энергетического комплекса. Рабочих мест там значительно больше, чем на действующих месторождениях. Новые проекты всегда генерируют вокруг себя много экономической активности. Это дает развитие региону.

Сейчас в центре внимания Харасавэй. Стоит задача ввести его в 2023 году – это совсем скоро. 32 млрд кубометров газа – серьезный объем, на который нужно выйти за короткое время. Но, кроме него, у компании еще много интересных планов.

Ред.: Например, связанных с газохимией?

Д.А.: Развитие газопереработки на территории региона только улучшит экономику Ямала. Поэтому мы будем поддерживать такие проекты, вне зависимости от параметров и состава участников. Я полностью убежден, что в ближайшие годы мы увидим инвестиционное решение по газохимии на Ямале, потому что ресурсная база здесь уникальная – невозможно этим не воспользоваться.

При этом традиционные препятствия – общая северная дороговизна и проблемы с логистикой – сегодня устраняются.

Логистика себя прекрасно показала на примере проекта «Ямал СПГ», Северный морской путь уже никого не пугает. Я помню, как все относились к потенциальному вывозу из Сабетты, когда проект еще только обсуждался. Многие говорили, что это будет невозможно. Но сегодня все работает как часы. Никаких существенных сбоев.

Ред.: Мы подошли к проектам НОВАТЭКа и к самому НОВАТЭКу. Как вы можете оценить в перспективе эффект от новых проектов, которые запускаются этой компанией на Ямале, в экономике региона?

Д.А.: Компания за последние годы очень изменилась, она существенно выросла. Доля ее налоговых отчислений кратно увеличилась.

Очень важная история не только для округа, но и для России – «Ямал СПГ». Это принципиально новый взгляд на развитие газовой отрасли. Россия – номер один по запасам, мы газовая держава, снабжаем топливом половину Европы. Мы все видим, какие сложности возникают в последние годы с транзитом. Очевидно, что иметь альтернативу классическому трубопроводному маршруту как минимум разумно. Более того, это открывает принципиально новые рынки, где мы либо уступим место австралийцам, американцам, канадцам, либо займем их сами. По себестоимости мы уступаем только Катару, всех остальных превосходим. Если брать сжижение, то наша особенность – Север – только на руку, потому что криогенный процесс здесь требует меньше энергозатрат.

автор фото Алексей Сулоев

Главный результат деятельности НОВАТЭКа для нас – компания доказала, что производство СПГ возможно в центре России. Ямал всегда логистически был как бы замкнут. Мы не на Черноморском побережье находимся. Мы могли только трубопроводными артериями что-то отсюда вывозить. А сейчас Ямал – это ворота в мировой океан. Если помните, одна из первых партий ямальского СПГ морским путем достигла США.

Ред.: Знаменитая молекула?

Д.А.: Да. Как торговая единица она уже была перепродана несколькими трейдерами, но она туда поплыла, будучи ямальской молекулой. Когда бы молекула ямальского газа оказалась в Вашингтоне?

Ред.: Можете рассказать о перспективах развития портовой индустрии в ЯНАО, помимо «Ворот Арктики» и Сабетты?

Д.А.: Точка развития определена – это Сабетта. Терминал «Утренний», будущий проект «Арктик СПГ-2», юридически тоже Сабетта, соответственно, прирост грузооборота будет у этого порта. Они находятся друг напротив друга на разных полуостровах.

Есть задача президента довести грузопоток по Северному морскому пути к 2025 году до 80 млн тонн. Ямал, а именно порт Сабетта и терминал «Ворота Арктики», по самым скромным оценкам, дадут грузопоток в 50 млн тонн, что больше половины целевого показателя.

Ред.: Вы как руководитель региона ожидаете прихода новых иностранных инвесторов?

Д.А.: Я очень рад, что Ямал является надежной площадкой для международного сотрудничества, потому что оно здесь успешно. У нас нет ни одного случая, когда какой-либо партнер, в том числе иностранный, остался разочарован из-за невыполненных обещаний. У нас работают китайские, французские, немецкие, австрийские, норвежские, английские инвесторы. Недавно японцы появились в «Арктик СПГ-2».

У нас есть и трудноизвлекаемые запасы, и если иностранное партнерство позволит нам быстрее взять в разработку этот ресурс, мы такую инициативу поддержим. Считаю правильной подобную кооперацию.

Ред.: Как обстоят дела с газификацией в газовой житнице страны?

Д.А.: Газифицированы основные города, где проживает свыше 90% населения. Не газифицированы отдаленные поселки по понятным причинам – у нас территория почти 800 тыс. квадратных километров.

Ред.: Уголь?

Д.А.: Жидкое топливо. Все реализуется в рамках северного завоза, у нас он годами отточен, никаких сбоев нет. Жидкое дизельное топливо десятилетиями является способом поддержания ЖКХ отдаленных поселков. Повторюсь, это немногочисленные труднодоступные населенные пункты.

Ред.: Рассматриваются ли перспективы диверсификации экономики ЯНАО с целью снижения зависимости региона от нефтегазовых доходов? И если да, то каковы возможные направления такой диверсификации?

Д.А.: Доля и вклад ТЭК в структуру экономики настолько велики, что даже если добьешься феноменальных результатов в какой-то другой сфере, на фоне ТЭК это не будет существенным вкладом в экономику. Это объективная реальность.

И все же у нас есть планы по развитию других секторов, например туризма. Он, действительно, имеет хороший потенциал. Салехард – интересный центр со своей уникальной историей, нашей столице идет пятый век.

Ямал сам по себе регион молодой, а Обдорск, ныне Салехард, был основан еще казаками. Это один из первых городов России за Уралом. Здесь городская жизнь переплетена с культурой коренных народов Севера, все очень близко. Буквально чуть отъехав от города, можно погрузиться в мир коренных северян, посмотреть, как живут кочевники. Рядом есть горы, где можно летом сплавиться на катамаранах, а зимой кататься на лыжах и снегоходах. Многих привлекает и история полярной железной дороги, 501-й стройки.

Ред.: Предполагается создать музей стройки под открытым небом?

Д.А.: В таком формате –- точно нет. Мы планируем развитие существующего музея – хотим в его рамках сделать большой павильон, посвященный 501-й стройке.

Ред.: Нет планов у компаний реанимировать железную дорогу? Ведь ее же использовали и газовики, и нефтяники.

Д.А.: Ее используют каждый день до сих пор, это дорога Чум – Лабытнанги. Это та часть 501-й стройки, которую успели ввести в эксплуатацию. Она в свое время сыграла большую роль в освоении Западной Сибири, но дальше не была достроена, хотя степень готовности была выше половины.

Будет построен Северный широтный ход, проект которого сейчас дорабатывается. Это, по сути, реинкарнация 501-й стройки. Чуть-чуть маршрут поменяется, но суть та же.

Ред.: К какому году?

Д.А.: Мы прилагаем все усилия, чтобы реальная стройка началась как можно раньше. Северный широтный ход – транспортная артерия, которая позволит вывозить сырье, тот же конденсат. Новая логистика создает новые возможности для нефтегазохимии. Это тоже определенная диверсификация, потому что сама железная дорога создает много рабочих мест, и ее эффект для любых других производств огромен.

Более того, по маршруту прохождения дороги находится ряд небольших месторождений. Пока лицензии в спящем состоянии. На самом деле, инвесторы ждут, когда магистраль будет построена, чтобы начать реализацию проектов. Потому что завоз оборудования будет на порядок дешевле. Так что строительство Северного широтного хода – новая веха в истории Ямала, свидетелями которой мы будем.

скачать pdf
Читайте также :