schneider-electric
schneider-electric

IPO Saudi Aramco

Третьего ноября Управление по рынку капитала Саудовской Аравии объявило о продаже 1,5% акций национальной компании Saudi Aramco. Сбор заявок прошел в период с 17 ноября по 28 ноября для индивидуальных инвесторов и по 4 декабря – для институциональных. За два дня IPO – 11 и 12 декабря – во время торгов цена за акцию поднялась до 38,7 риалов, и тогда стоимость компании перешла заветную для руководства КСА отметку в $2 трлн. Затем капитализация снизилась до $1,96 трлн при 36,8 риалов за акцию.

Третьего ноября Управление по рынку капитала Саудовской Аравии объявило о продаже 1,5% акций национальной компании Saudi Aramco. Сбор заявок прошел в период с 17 ноября по 28 ноября для индивидуальных инвесторов и по 4 декабря – для институциональных. За два дня IPO – 11 и 12 декабря – во время торгов цена за акцию поднялась до 38,7 риалов, и тогда стоимость компании перешла заветную для руководства КСА отметку в $2 трлн. Затем капитализация снизилась до $1,96 трлн при 36,8 риалов за акцию.

О выводе части акций Saudi Aramco в публичную продажу говорили давно. Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман аль-Сауд анонсировал планы по проведению IPO компании еще в 2016 году. В 2018 году проект заморозили: против рискованной идеи выступил министр энергетики Саудовской Аравии и глава правления Saudi Aramco Халид аль-Фалих. Однако наследный принц отстранил аль-Фалиха от занимаемых должностей в начале сентября. С назначением Ясира аль-Румайяна на пост председателя правления компании процесс подготовки к размещению акций значительно ускорился.

О проведении IPO Saudi Aramco объявили 3 ноября 2019 года на пресс-конференции, которую в прямом эфире смотрела вся страна. Предполагалось, что это IPO станет самым масштабным в мировой истории и обгонит IPO компании Alibaba, которое в 2014 году привлекло $25 млрд инвестиций. Так и случилось. За два дня Saudi Aramco заработала $25,6 млрд, побив рекорд Alibaba.

Примечательно, что Saudi Aramco – 100%-но государственное предприятие – от размещения своих акций не получит ничего. Деньги направят на реализацию инициативы Мухаммеда бен СалманА аль-Сауда по диверсификации экономики Королевства Vision 2030. Главная цель программы – снизить зависимость страны от экспорта нефти. Королевской семье необходимо покрыть дефицит бюджета, который растет с каждым годом из-за относительно низких текущих цен на нефть ($60/барр). В 2019 году дефицит составил 4,7% ВВП, а в следующем, возможно, вырастет до 6,5%. Выровнять бюджет позволит только цена на нефть не ниже $85. Но таких прогнозов, в связи с агрессивной политикой сбыта США собственных сланцевой нефти и сланцевого газа, никто не даст. Программа рассчитана на 12 лет. МВФ прогнозирует замедление экономического роста в 2019 году с 2,3 до 1,8% по сравнению с прошлым годом.

Королевская семья пытается привлечь иностранные инвестиции. Однако после убийства журналиста Джамаля Хашкоджи и массовых арестов бизнесменов и чиновников два года назад интерес инвесторов к КСА снизился. По данным Wall Street Journal, прямые вливания в Саудовскую Аравию стали ниже: $2,4 млрд за первые три квартала 2018 года по сравнению с $7,4 млрд в 2016 году.

Причины активных шагов принца Мухаммеда носят и социальный характер. Общество Королевства созрело для перемен, и власть завоевывает популярность путем либерализации: открываются кинотеатры, женщинам разрешено водить автомобили и посещать стадионы. Однако население недовольно сокращением субсидий на воду, топливо и электроэнергию, введением НДС в 5% и пошлин за труд иностранцев, а обязательным требованием о наличии в штате организаций не менее 40% граждан Королевства. При этом сами саудовцы неохотно идут работать в частный сектор из-за условий труда и зарплаты, а количество рабочей силы из Индии и Пакистана под действием этих мер за последние пять лет сократилось на 1 млн человек. Официальная безработица составляет 12%, среди молодежи – до 40%.

IPO национальной компании сопровождалось всплеском патриотических чувств населения. Для того чтобы стать частью объединяющего проекта и заработать, частные лица готовы были брать кредиты и продавать недвижимость. Вокруг события развернулась масштабная рекламная кампания. Призывы покупать акции Saudi Aramco можно было видеть повсюду: на билбордах, в газетах и по телевидению.

Политический фактор также был немаловажен при принятии решения. Ситуация на Ближнем Востоке напряженная, и не без участия американцев. Саудовская Аравия и Йемен – союзники. С противоположной стороны – Иран, который саудовцы обвиняют в террористических вылазках, в том числе и в спонсировании хуситов, йеменских сепаратистов. Самый громкий теракт, который приписывают Ирану, – атака дронов на нефтяную структуру Saudi Aramco. Серьезно пострадало оборудование на месторождении Хураис и на установке по первичной переработке в Абкаике, где перерабатывается половина всей добываемой в Королевстве нефти. Рынки отреагировали повышением цен, компании пришлось экспортировать нефть из запасов.

Saudi Aramco, одна из богатейших государственных компаний в мире, в 2019 году сделала шаг к открытости. В апреле 2019 года впервые была обнародована чистая прибыль за 2018 год – $111 млрд, что почти в два раза больше, чем у Apple. Сумма налогов, уплаченных в госбюджет, – $101 млрд.

Однако желание Saudi Aramco провести IPO может иметь неблагоприятные последствия. Публичной компании грозят многомиллионные иски со стороны жертв терактов и борцов с изменениями климата. Кроме того, придется пересмотреть деятельность и с большим вниманием блюсти интересы не только Эр-Рияда, но и тысяч частных инвесторов.

Уставный капитал компании составляет 60 млрд саудовских риалов, или $16 млрд, разделенных на 200 млрд обыкновенных акций. В свободную продажу выпустили 1,5% акций с расчетом на сделку в $24–25,6 млрд. Расхождения были связаны с определением стоимости самой компании. Принц Мухаммед оценил Saudi Aramco в $2 трлн. По сообщениям Reuters, оценки инвесторов и экспертов колебались в большом промежутке: от $1,2 трлн до $2,3 трлн, большинство сошлись на среднем значении в $1,6–1,71 трлн, что существенно ниже, чем рассчитывало получить правительство Королевства. Конечную стоимость акций на местной площадке Tadawul объявили 5 декабря по верхней границе обозначенного диапазона – 32 риала за акцию, или $8,53. Вокруг события возник ажиотаж, спрос в несколько раз превышал предложение.

Банками-андеррайтерами сначала объявили девять крупнейших международных банков, среди которых JPMorgan, Morgan Stanley, Bank of America, Merrill Lynch, Goldman Sachs, Credit Suisse, HSBC. Однако впоследствии от их услуг, несмотря на серьезную подготовку, отказались, отдав предпочтение арабским кредитным организациям. Сопровождали торги HSBC, NCB и Samba Capital. Исключение сделали только для британского HSBC, который имеет долю в Saudi British Bank и тесно связан с саудовской банковской системой. Это решение объясняется желанием оставить деньги и акции внутри Королевства и стран Персидского залива. По данным Bloomberg, сумма комиссионных для банков-андеррайтеров составит $350–450 млн.

Заявки на выкуп акций поступали от институциональных инвесторов и частных лиц. Bloomberg писал о 3,7 млн желающих за день до окончания приема заявок. Крупные пакеты акций приобрели богатейшие семьи Королевства (как пишет The Financial Times, не без нажима со стороны высшего руководства страны), а также фонды из Кувейта и ОАЭ. Среди тех, кому разрешили покупать акции, разведенные женщины, вдовы неграждан КСА и жители стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Акции на $1 млрд оставили для сотрудников компании вне зависимости от должности.

Тем временем западные инвесторы скептически отнеслись к этому IPO, ведь деньги пойдут прямо в госбюджет страны, минуя бизнес. Очевидно и то, что до принятия управленческих решений рядовых акционеров не допустят никогда: 1,5% акций в обороте – слишком мало.

В истории известны примеры народных IPO. По данным «Ведомостей», в начале 2000-х случился настоящий бум. Так, более 14% населения Катара в 2003 году приобрели акции Industries Qatar, а 40% взрослого населения Саудовской Аравии – Yanbu National Petrochemicals в 2005 году. Однако эйфория длилась недолго. В 2007 году индекс торговой биржи Tadawul рухнул на 67%.

В России известен печальный опыт IPO «Роснефти» в 2006 году и ВТБ в 2007-м. Стоимость акций через какое-то время резко упала, и потребовалось вмешательство государства, чтобы урегулировать ситуацию.

От IPO Saudi Aramco ждут нескорого утихания интереса, особенно если последует еще один этап размещения акций. Также предполагается, что жители страны, которые не смогли купить акции 11–12 декабря, сделают это позже, на вторичном рынке.

скачать pdf
Читайте также :