Коронавирус разводит американо-китайские мосты

Торговля энергоресурсами была главной в только что заключенном пакте президента США Дональда Трампа с Китаем, который, по-видимому, состыкует стремительный рост добычи нефти и природного газа в США и безграничную потребность Китая в топливе. Хотя достижение амбициозных китайских целей в отношении закупок, изложенных в соглашении, всегда было непростым делом, недавний взрыв коронавируса и его влияние на экономический рост Китая сделали эти грандиозные энергетические замыслы совершенно нереальными – в то время как Трамп прибегнул к кампании по рекламированию сделки накануне попытки его переизбрания. Коронавирус угрожает разрушить сделку Трампа с Китаем по торговле энергоресурсами. Цели никогда не были реалистичными, но теперь у Пекина есть веские основания отступать от своих обязательств по закупкам в Вашингтоне.
Вспышка нового коронавируса, который заразил десятки тысяч людей и убил более 1300 человек чуть более чем за месяц, казалось, достигла пика, пока новые методы диагностики на этой неделе не показали, что вирус заразил еще тысячи и убил еще сотни людей, то есть больше, чем думали раньше.

Рост болезнетворности вируса сопровождался растущими признаками ее влияния на китайскую и мировую экономику: суда с грузами остаются за пределами портов, полные недоставленных товаров, нефтяные и нефтехимические заводы сокращают объемы производства из-за снижения спроса на их продукцию, потребительские расходы в Китае вялые и цепочки поставок нарушаются по всему миру.

Воздушные грузоперевозки, ключевой индикатор мировой торговли, казалось, были на подъеме после мрачного 2019 года, пока снова не рухнули в январе, что является потенциальным предвестником более существенного замедления трансграничной торговли.

Международное энергетическое агентство (IEA) сделало акцент на существенном влиянии, которое оказывает вирус: впервые после финансового кризиса, произошедшего десять лет назад, мировой спрос на нефть в I квартале года снизится, что обусловлено резким падением спроса на нефть в Китае – крупнейшем мировом импортере.
Воздействие коронавируса на энергетический рынок, вероятно, обречет на погибель дополнительные покупки нефти и газа на $50 млрд, на которые Трамп делал ставку как на один из немногих положительных результатов его 18-месячной торговой войны с Китаем. Она привела к замедлению роста в обеих странах, новым налогам на миллиарды долларов для американских потребителей и потерянным рынкам для американских фермеров и нефтяников.

Безусловно, вирус, возможно, остановил торговлю энергоносителями, на которую возлагаются большие надежды, но сделка была уже невероятно амбициозной даже до того, как болезнь в начале года в корне перевернула ситуацию с поездками и бизнесом во второй по величине экономике мира.

В соответствии с условиями первой фазы соглашения, подписанной в прошлом месяце, Китай обязался приобрести в этом году дополнительно энергоносителей на $18,5 млрд и на $34 млрд в следующем году – сверх того, что он уже покупает для заправки автомобилей, самолетов и заводов. Это потребовало бы 275%-ного увеличения китайских закупок энергии в этом году и колоссального 500%-ного увеличения по сравнению с уровнями 2017 года в следующем. (Такие же агрессивные ожидания роста поставок сельскохозяйственной продукции в Китай еще сложнее удовлетворить, поскольку американские фермеры, потрясенные банкротствами и утраченными рынками, должны будут увеличить весенние посевы, даже несмотря на то, что коронавирус ограничивает перспективы краткосрочного роста в Китае.)

«Даже до появления вируса эти цели были совершенно нереальными. Это как если бы дети писали эти цифры, полностью оторванные от того, как работают бизнес и международная торговля», – сказал Гал Луфт, эксперт по энергетике и один из директоров Института анализа глобальной безопасности, базирующегося в Вашингтоне.

Справедливости ради, «детей» предупредили: нефтяники США объяснили администрации Трампа, что энергетические цели были недосягаемы даже для растущей американской нефтяной отрасли, причем предполагаемые дополнительные поставки нефти в Китай опережают весь прогнозируемый рост добычи нефти в США.

Но Трампу, судя по сообщениям, нравилось звучание круглых чисел для его фантастической торговой сделки, и он притянул цели, казалось бы, из воздуха. (С тех пор как сделка была финализирована, он еще больше увеличил свою воображаемую ставку, говоря об обязательствах Китая купить американские товары на сумму $300 млрд.) «Это все равно, что сначала выстрелить, а потом обвести вокруг места попадания пули круг и назвать его мишенью», – заметил Люфт.

Еще более серьезная проблема, чем сложности со стороны поставок из США, – это спрос Китая на большее количество нефти и природного газа еще до того, как вирус ослабил экономическую активность. На бумаге, до распространения вируса, Китай собирался поглотить примерно на 600 тыс. барр нефти в день больше в этом году, создавая впечатление, что является хорошим рынком для американской нефти.

Но китайские нефтеперерабатывающие заводы в основном ориентированы на более тяжелые сорта нефти, которые он покупает на Ближнем Востоке, а не на легкую нефть, добываемую США на сланцевых месторождениях. Кроме того, Китай сохраняет импортные пошлины на сырую нефть из США, что является остаточным эффектом торговой войны.
Наконец, значительная часть нынешнего импорта нефти в Китай носит либо стратегический характер, например, из России или Венесуэлы, либо связана с долгосрочными контрактами, как, например, с Саудовской Аравией, что усложняет перспективу отказаться от них в пользу американской нефти. Такая комбинация уже сделала США не слишком идеальным поставщиком для Китая.

Другая часть энергетического возрождения Америки – природный газ – столкнулась со своими собственными проблемами в Китае. До сих пор Пекин поддерживал еще более жесткие пошлины на импорт природного газа из США, что удваивает проблемы, с которыми сталкиваются американские поставщики, чтобы быть конкурентоспособными на и без того перенасыщенном рынке. После того как были введены пошлины, экспорт американского газа в Китай упал до нуля.

Тем временем Китай ускорил собственное производство газа и теперь получает дешевый трубопроводный газ из России, среди прочего сужая возможность для американских СПГ-танкеров найти прибыльный путь на китайский рынок. Как и в случае с нефтью, многие из этих газовых соглашений включают в себя долгосрочные контракты, от которых Китаю было бы трудно отказаться, просто чтобы оказать услугу Трампу.

«Маловероятно, что Китай сможет как выполнить свои существующие договорные обязательства, так и значительно увеличить свои закупки в Соединенных Штатах», – говорится в отчете Fitch Solutions.

Очевидно, что эта перспектива стала лишь слабее из-за воздействия коронавируса. Замедление экономической активности почти наверняка ослабит спрос Китая на газ, еще более сузив возможности экспорта США. И замедление наблюдается во всех других частях энергозависимой экономики: например, нефтехимическая промышленность Китая, вероятно, потребует меньше импортируемого сырья (что не оправдывает надежды некоторых экспортеров), а также будет производить меньший объем ключевых промышленных пластиков, ударив по некоторым странам, которые их покупают.

«Коронавирус предлагает рынкам почувствовать, насколько разрушительным может быть сценарий ухудшения ситуации в Китае», – отмечается в отчете Оксфордского института энергетических исследований.
Несмотря на человеческие потери от коронавируса, вспышка может предложить один луч надежды и Пекину, и Вашингтону: в случае, когда Китаю слишком трудно выполнить свои обязательства по закупкам, Трампу придется прекратить торговое перемирие.

«В каком-то смысле вирус является подарком для обеих сторон, поскольку дает им хороший повод не реализовывать то, что не было осуществимо», – заметил Люфт. В более широком смысле разрекламированный и поддерживаемый государством рост торговли между США и Китаем в области энергетики, сельского хозяйства и других товаров с самого начала был не обещающим ничего хорошего изменением для Китая, который в течение десятилетий, особенно в последние годы, стремился к увеличению своей экономической независимости, а не к ее уменьшению.

В течение многих лет Китай был одержим своей энергетической безопасностью, делая все возможное, чтобы США, например, не могли во время кризиса препятствовать импорту нефти и газа. Китай удвоил усилия для повышения своей продовольственной безопасности. Совсем недавно Китай начал пытаться уходить от зависимости от зарубежных поставщиков ключевых технологий – от полупроводников до мобильной телефонии.

«Они знают, что случилось с Японией, когда в 1941 году Соединенные Штаты прекратили поставки нефти, загнав Токио в угол», – сказал Луфт. «Это не их менталитет зависеть от кого-либо, не говоря уже о стране, которая теперь определила их как врага. Мысль о том, что Китай будет привязан к стране, которая решила, что он больше не является другом, и будет зависеть от этой страны в плане производства продовольствия и энергии, – чушь», - добавил он.
Вместо этого, как и многие другие, такие как Европейский союз, обещающий купить больше сои, Южная Корея, которая делает символические уступки на автомобили, Индия, терпящая ущерб в торговле, чтобы избежать эскалации, Китай научился предлагать Трампу бумажные победы, которые он может рекламировать на митингах, выигрывая время, чтобы привести свою экономику в форму для долгого забега.

«Когда ты пони, который умеет делать только один трюк, каждый учится, как тебя считывать и играть тобой», – сказал Люфт. Китай прикинул, что, если они предложат Трампу некоторые обещания относительно закупки товаров, он отменит торговую войну на год или около того. Тем временем «они могут двигаться в направлении, в котором хотят. И к тому времени они станут гораздо более независимыми и гораздо менее уязвимыми».
скачать pdf
Читайте также :