РНК МНС

О роли газа в энергообеспечении Европы

Прежде всего, я хотел бы сосредоточиться на положении природного газа в Европе. В настоящее время на природный газ приходится около 23% энергетического баланса. Еще в течение долгих лет, в соответствии с нашими прогнозами, в Европе будет происходить постепенное снижение общего потребления энергии в результате мер по энергосбережению и повышению энергоемкости. Тем не менее спрос на газ сможет показать некоторый рост.

Прежде всего, я хотел бы сосредоточиться на положении природного газа в Европе. В настоящее время на природный газ приходится около 23% энергетического баланса. Еще в течение долгих лет, в соответствии с нашими прогнозами, в Европе будет происходить постепенное снижение общего потребления энергии в результате мер по энергосбережению и повышению энергоемкости. Тем не менее спрос на газ сможет показать некоторый рост. При среднем темпе роста в 0,3% в год природный газ будет единственным углеводородным ресурсом, который увеличит свою долю, достигнув 26% в 2040 году. Этот рост будет обусловлен дополнительным требованиями со стороны электроэнергетики и транспорта, в то время как промышленное и бытовое потребление газа, скорее всего, будет пребывать в застое из-за повышения энергоэффективности (см. «Природный газ в энергетическом балансе Европы»)

природный газ

На наш взгляд, газ имеет множество возможностей на европейском энергетическом рынке. Во-первых, замена им угля в выработке энергии позволяет немедленно сократить выбросы CO2 при разумных затратах, и это имеет решающее значение в мире сильных экологических обязательств.

В транспортном секторе важный прогресс может быть достигнут путем переключения транспорта на природный газ, частично посредством политических инициатив, направленных на компенсацию транспортных выбросов. Газ предлагает готовые доступные решения для перевозки тяжелых грузов, в то время как электрические технологии не могут наилучшим образом соответствовать специфике этой задачи. Существуют прогнозы, что ожидаемые директивы Международной морской организации также окажут влияние на спрос на газ в сфере транспорта, поскольку международная морская отрасль начинает переходить на СПГ.

Лично я считаю, что, несмотря на растущую долю возобновляемых источников энергии, настало время сделать предположение, что газ можно считать топливом будущего, которое окажется ключевым, существенным элементом для достижения низкоуглеродной энергетической системы (см. «Неутешительные перспективы добычи газа в Европе»).

Неутешительные

В отличие от прогноза спроса на газ, добыча природного газа в регионе не является многообещающей. Европа единственный регион среди всех с перспективами снижения добычи природного газа.

Прогнозируется, что общий объем добычи газа в Европе к 2040 году останется на отметке около 130 млрд м3, что составляет менее половины объема добычи в 2010 году. Исторические тенденции в области добычи газа за последние семь лет также были нисходящими, причем большинство производителей газа в Европе наблюдали снижение за этот период. Норвегия является исключением, отмечая положительный годовой рост более чем на 2,2% за этот период.

По прогнозам, доля Европы в мировом производстве природного газа сократится до 2,5% по сравнению с нынешней долей, которая составляет чуть менее 7% (см. «К 2040 году добыча газа в Европе почти сократится вдвое»).

к 2040

Ожидается, что почти все производители газа в регионе увидят сокращение добычи газа в течение прогнозируемого периода. Наибольшее падение произойдет в Норвегии, которая ответственна за более половину добываемого в Европе газа, и в течение прогнозируемого периода добыча снизится на 50 млрд м3, что является значительным изменением. Тем не менее Норвегия останется крупнейшим производителем газа в Европе, на долю которой будет приходиться чуть большая доля в общем объеме добычи газа в Европе. Нидерланды, где к 2040 году добыча сократится примерно на 35 млрд м3, также внесут свой вклад в общую негативную тенденцию добычи газа в Европе (см. «В 2040 году около 77% европейского газа будет импортировано»).

в 2040

В результате падения внутреннего производства, а также стремления перейти от угля к более чистым решениям в области производства электроэнергии, среди которых газ, возможно, является самым дешевым и безопасным, общий объем импорта газа в Европу к 2040 году может составить более 430 млрд м3 (потребность в дополнительном импорте газа в Европе может достичь 150 млрд м3 в 2040 году).

С появлением большого количества новых трубопроводных мощностей в проекте до 2025 года и немалого количества мощностей по регазификации в Европе также продолжается трансформация рынка, включая создание новых газовых узлов и регулирование конкуренции. Модернизация европейской газопроводной инфраструктуры позволит рынкам стать более интегрированными.

Мы внимательно следим за тенденциями европейского энергетического рынка. Страны-члены ФСЭГ продемонстрировали, что они могут работать в соответствии с новыми реалиями европейского рынка, и я уверен, что мы будем продолжать применять лучшие модели, доступные для газового бизнеса («В 2040 году 80% европейского потребления газа будет обеспечиваться странами ФСЭГ»).

Страны ФСЭГ исторически играли важную роль в поставках газа в Европу. Предполагается, что эта роль будет весьма перспективной до 2040 года, поскольку ожидается, что все экспортеры GECF в Европу сохранят свой уровень производства и смогут играть важную роль в поставках газа в Европу. Более трех четвертей спроса на газ в Европе в настоящее время удовлетворяется за счет поставок ФСЭГ, которые включают в себя экспорт из-за пределов Европы, из таких стран, как Россия, Алжир, Катар, Нигерия, Ливия и другие, а также европейский производитель – член ФСЭГ – Норвегия. Согласно последним результатам нашего моделирования, доля поставок газа ФСЭГ европейским потребителям увеличится еще больше – до 80% к 2040 году.

Недавно мы стали свидетелями принятия мер и политики в Европе, которые могут поддержать проникновение на рынок более чистых источников энергии, таких как возобновляемые источники энергии и природный газ. Эти меры включают решения о поэтапном отказе от угля во многих европейских странах; усиление норм выбросов для различных энергопотребляющих секторов; принятие реформ системы торговли квотами на выбросы парниковых газов (EU ETS), особенно для этапа IV, регулирующего рынки углерода на период после 2020 года. Однако, несмотря на эти позитивные меры, мы видим некоторые важные проблемы, которые необходимо преодолеть, чтобы позволить природному газу играть свою роль в европейском переходе к менее углеродоемким энергетическим системам при достижении конкурентоспособности и надежности поставок. Среди этих проблем – процесс газовых реформ и та неопределенность, которую этот процесс привнес в результате окончательной конфигурации газового рынка ЕС. Мы считаем, что принимая во внимание специфику газовой отрасли, которая требует разработки соответствующего и справедливого подхода к распределению рисков для газовых сделок, полностью либерализованный рынок в Европе, которому сопутствуют неясные рыночные правила, способствует увеличению волатильности и влияет на стабильность поставок. В частности, применение правил ЕС к трубопроводам третьих стран добавляет новую сложность для поставок природного газа и может препятствовать строительству новых трубопроводов. Поскольку эти правила применяются только к поставкам по трубопроводам, а не к СПГ, это может повлиять на конкурентоспособность трубопроводов, что несправедливо по отношению к принципу конкуренции, поддерживаемому Европой.

Мы также видим преобладание национального выбора и приоритетов, которые влияют на возможность считывать и наглядность реализации энергетической политики ЕС в разных государствах-членах. Действительно, необходимо улучшить прозрачность принятых политических решений по ряду вопросов, включая роль угля и ядерной энергии в будущих энергетических конфигурациях государств-членов ЕС, а также разработку схем поддержки возобновляемых источников энергии.

проблемы

Кроме того, в Европе мы наблюдаем ориентацию на поддержку дорогостоящих вариантов декарбонизации энергетических систем, таких как периодически работоспособные возобновляемые источники энергии и электромобили. Надежная энергетическая система не может полностью полагаться на периодически работоспособные возобновляемые источники энергии, и электрические транспортные средства, как оказалось, имеют некоторые экономические и технические недостатки, которые не позволяют им быть единственным решением проблемы с передвижением в будущем. Помимо этих вариантов, природный газ как доступное, чистое и обильное топливо может быть устойчивым и менее дорогостоящим решением для поддержки перехода Европы на низкоуглеродные энергетические системы, особенно в сфере электроэнергетики, отопления и транспорта.

Природный газ обеспечивает немедленное снижение выбросов углерода и загрязнений при замене более углеродоемких видов топлива, в частности угля. Это также может быть жизнеспособным решением для транспортного сектора, включая газовое топливо для легких и тяжелых транспортных средств, а также для бункеровки. Существует также долгосрочная возможность для метана-водорода значительно сократить выбросы углерода.

Учитывая все экономические, технические и экологические преимущества природного газа, крайне важно развивать плодотворный диалог между различными участниками, включая производителей и потребителей газа, во избежание недопонимания и принятия односторонних подходов, которые могут негативно повлиять на устойчивое развитие, включая его экономические, социальные и экологические аспекты.

Мы призываем поддержать рынок газа, свободный от политически мотивированных ограничений и односторонних санкций. Поскольку геополитическая напряженность остается повышенной, мы твердо выступаем за то, чтобы Организация Объединенных Наций была единственной организацией, уполномоченной вводить ограничительные меры в отношении отдельной страны, и чтобы все усилия по оказанию санкционного давления без соответствующих полномочий были объявлены контрпродуктивными и незаконными. Экстерриториальное применение законов и нормативных актов, а также санкции, наложенные на основных игроков на энергетических рынках, ослабляют инвестиции газовой промышленности в новые источники поставок, негативно влияют на стабильность газового рынка и создают определенные риски для энергетической безопасности как в странах-производителях, так и в странах-потребителях.

Только глобальная система, построенная на сбалансированных долгосрочных взаимных интересах производителей и потребителей газа, может гарантировать стабильную эволюцию газового сектора и способствовать устойчивому развитию. Мы считаем, что в этих условиях возрастает ответственность Форума – равно как и ответственность стран-членов – за дальнейший диалог по вопросам, касающимся эффективных механизмов энергетической безопасности и долгосрочной стабильности поставок газа.

Миссия и приоритетные задачи ФСЭГ сосредоточены на развитии сотрудничества и диалога между производителями, между производителями и потребителями, между правительствами и энергетическими отраслями, и я хотел бы предложить всем заинтересованным сторонам продолжить позитивный диалог для налаживания межправительственных и междисциплинарных мостов к устойчивому будущему. Мы надеемся, что этот многосторонний диалог поможет улучшить общее понимание энергетической политики, чтобы раскрыть весь потенциал природного газа в качестве топлива выбора.

скачать pdf
РНК МНС
Читайте также :