schneider-electric
schneider-electric

Правовое регулирование отрасли: где смолоду прореха, там под старость дыра

С одной стороны, закон «О недрах», принятый еще в 1992 году, стал долгожителем российского права. С другой, по числу «заплаток» — различных поправок и изменений — он относится и к числу рекордсменов. 
Что ж, такое сочетание стабильности и новизны должно, по идее, обеспечить России эффективную систему государственного управления недрами. 
Но так ли это на самом деле? Отнюдь. По сути, процесс трансформации законодательства превратился в некий флюгер, четко реагирующий на «веяния» в руководстве страны. Так, процесс усиления роли государства в НГК, приведший к внесению ряда нашумевших поправок в законы (введение института участков недр федерального значения, ограничение доступа на шельф для «частников»), сменился громкой кампанией по «снижению административных барьеров», также породившей череду поправок в закон «О недрах». Сегодня, на фоне кризиса и западных санкций, рассматривается новый пул изменений, которые призваны облегчить жизнь недропользователей. Но решается ли при этом главная задача правового регулирования — повышение эффективности и рациональности освоения российских недр? Эксперты выражают большое сомнение по этому поводу. Многие необходимые для отрасли нормативные акты, призванные ликвидировать белые пятна и серые зоны правовой системы, не принимаются годами и даже десятилетиями — если они не укладываются в тренд очередной нормотворческой кампании. А те законы и подзаконные акты, которые уже приняты, выполняются весьма своеобразно — нередко функции контролирующих органов сводятся к ловле блох в проектной документации, но при этом игнорируются массовые и повсеместные нарушения важнейших технических норм, за которые фактически можно остановить чуть не две трети отечественных месторождений.
Полная версия статьи доступна только после покупки

эта статья

[[ 250 | thousandSeparator ]]

купить статью
Читайте также :