Промышленная безопасность и охрана труда на предприятиях нефтегазового комплекса

Разговоры и реальные дела

Ближневосточные инвестиции в нефтегазовый сектор РФ – явление сравнительно новое. Нельзя сказать, что Россия совсем не интересовала арабских инвесторов, однако существовал ряд причин, в силу которых они воздерживались от реализации каких-либо проектов. Это были как политические факторы (участие СССР в афганском конфликте, а позднее начало в России чеченской кампании), так и экономико-правовые (постепенное становление рыночной экономики, высокий уровень инвестиционных и правовых рисков и т.д.). Постепенно ситуация начала меняться, и огромный арабский капитал (в основном из нефтяных монархий Персидского залива) стал осторожно выходить на российский рынок.

В сферу инвестиционных интересов ближневосточных инвесторов входят такие секторы рынка, как недвижимость, портовая и транспортная инфраструктура, АПК, сырьевые отрасли, портфельные инвестиции. Арабские инвесторы участвуют в инвестиционных проектах как непосредственно, так и через различные фонды и компании. На сегодняшний день прямые вложения стран Персидского залива в российскую экономику оцениваются в $25 млрд, из которых более $20 млрд приходится на соинвесторов Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). Так, в 2013 году РФПИ привлек $2 млрд от эмиратской компании Mubadala и $5 млрд от Министерства финансов Абу-Даби, в 2014-м – $2 млрд от катарской Qatar Investment Authority, в 2015-м – $10 млрд от саудовской Public Investment Authority и т.д.

В текущих экономических условиях, когда из-за санкций западные рынки капитала для России практически закрыты, арабские инвесторы выступают едва ли не единственной реальной альтернативой. Причем инвестиционный процесс в данном случае носит двусторонний характер: стараясь привлечь арабские капиталы, российская сторона и сама заинтересована в различных инвестиционных проектах в странах Ближнего Востока.

Саудовская Аравия

На протяжении десятилетий отношения двух нефтяных держав, России и Саудовской Аравии, оставались прохладными. Однако резкое падение цен на нефть в 2014 году открыло перспективы для сближения, которое обрело конкретные черты в ходе совместной работы над соглашением стран-производителей нефти о сокращении добычи. Самым значимым результатом сближения Москвы и Эр-Рияда остается подписанное в 2016 году соглашение о совместных действиях для поддержания стабильности на рынке нефти. Оно сделало возможной договоренность о сокращении добычи между странами-производителями, которая стабилизировала цены на нефть на мировом рынке.

В октябре 2017 года состоялся визит в Москву короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза Аль Сауда, был подписан ряд знаковых соглашений между двумя странами. На их основе РФПИ и суверенный фонд Саудовской Аравии Public Investment Fund (PIF) создали платформы для инвестиций в энергетическом и технологическом секторах. При этом объем вложений в рамках каждой платформы составил $1 млрд. Управляющий директор PIF Ясир ар Румайяна заявил: «Мы видим очень много синергетических эффектов между экономиками России и Саудовской Аравии. Мы являемся крупнейшими производителями нефти. Поэтому у взаимных инвестиций в этой сфере есть огромный потенциал».

Фонд будет инвестировать в развитие российских поставщиков услуг в сфере разведки и добычи, а также производителей нефтегазового оборудования. Инвестиции со стороны Саудовской Аравии помогут российским компаниям этого сектора выйти на мировой рынок.

Также «Газпром нефть» и Saudi Aramco подписали меморандум о расширении двустороннего сотрудничества в нефтегазовой сфере. Соглашение предполагает взаимодействие по таким направлениям, как развитие технологий бурения и ремонта скважин, совершенствование насосных систем, разработка неметаллических труб большого диаметра. Кроме того, подписанный документ откроет возможности для партнерства в сфере производства оборудования для разработки нефтегазовых месторождений с возможностью локализации его выпуска в России или в Саудовской Аравии. Следующим шагом может стать совместное освоение месторождений и взаимодействие в области нефтепереработки.

В феврале 2018 года Россия предложила Saudi Aramco стать инвестором проекта НОВАТЭКа по производству сжиженного природного газа «Арктик СПГ-2».

Напомним, что «Арктик СПГ-2» – это второй завод компании НОВАТЭК по производству сжиженного природного газа, запуск которого должен состояться в 2023 году. Его мощность составит порядка 19,8 млн тонн в год. НОВАТЭК рассчитывает, что новый завод на базе месторождений на полуострове Гыдан обойдется минимум на 30% дешевле, чем «Ямал СПГ», в том числе за счет локализации производства оборудования. Окончательное решение о строительстве предприятия планируется принять в конце 2019 года. В этот проект, как и в ямальский, компания планирует привлечь партнеров, которые получат от 30 до 49%, а у НОВАТЭКа останется контрольный пакет.

Министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халид аль-Фалих сказал в этой связи: «Эр-Рияд очень заинтересован в возможности инвестиций во второй этап «Ямал СПГ» («Арктик СПГ-2». – Прим. автора). Это большой проект, и он может стать частью газовой стратегии Aramco». Уже в октябре 2018 года глава РФПИ Кирилл Дмитриев сообщил СМИ о том, что Саудовская Аравия объявила о готовности инвестировать в «Арктик СПГ-2» около $5 млрд.

Чем же обусловлен интерес Эр-Рияда к инвестициям в российские СПГ-проекты? Нельзя не согласиться с ведущим аналитиком Фонда национальной энергетической безопасности Игорем Юшковым, который считает, что «интерес саудитов к «Арктик СПГ» преимущественно политический, об этом можно судить по экономике проекта: он объективно тяжелый, не предвещающий большую прибыль инвестору».

Напомним, что сейчас одним из крупнейших экспортеров СПГ является Катар, но Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет и ряд других государств, солидарных с ними, разорвали дипломатические отношения с Дохой, обвинив ее в поддержке терроризма. Несмотря на это, по итогам 2017 года Qatar Petroleum увеличила зарубежные поставки СПГ до 77 млн тонн. Страна планирует в течение пяти-семи ближайших лет нарастить экспорт на 30%, до 100 млн тонн в год.

По мнению аналитика Raiffeisenbank Андрея Полищука, газ «Арктик СПГ-2» сможет конкурировать с катарским сжиженным газом как один из самых дешевых по себестоимости производства в мире (но только в том случае, если будут выполнены планы снижения затрат на строительство завода на 30% по сравнению с проектом «Ямал СПГ»).

К тому же Саудовская Аравия прекрасно осознает, что газ перестал быть региональным товаром и, благодаря новым технологиям производства СПГ, превратился в такой же глобальный товар, как нефть. Заместитель генерального директора Института экономики и финансов Алексей Белогорьев отмечает в этой связи: «Стратегия Saudi Aramco направлена на диверсификацию деятельности и географическую экспансию. Проекты НОВАТЭКа более конкурентоспособны по сравнению с заводами по сжижению газа из Австралии, а в американские проекты по СПГ саудовцев не приглашают». Эксперты сходятся во мнении, что Saudi Aramco, скорее всего, войдет в «Арктик СПГ-2» как миноритарный инвестор с долей до 20%.

В начале июня 2019 года в своем интервью изданию Arab News министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих, также занимающий должность председателя совета директоров Saudi Aramco, сообщил: «Ряд ведущих компаний России оценивают инвестиции в Саудовскую Аравию, так же как и Saudi Aramco и SABIC рассматривают инвестиции в многообещающие газовые и нефтехимические проекты в России. Например, СИБУР, крупнейшая интегрированная нефтехимическая компания России, оценивает возможность строительства завода по производству каучука в Саудовской Аравии с объемом инвестиций в $1 млрд в рамках совместного предприятия с Saudi Aramco и Total».

Халид аль-Фалих также отметил, что сотрудничество между РФ и Саудовской Аравией является «краеугольным камнем» для совместных действий стран в рамках ОПЕК+ по стабилизации рынка и при этом «продолжается за пределами ОПЕК+ и нефти». Среди примеров данного взаимодействия он, в частности, отметил соглашение между МГУ и Saudi Aramco по созданию исследовательского центра в Москве, а также планируемые поставки пшеницы из России в Саудовскую Аравию (первая пробная партия была направлена в страну в декабре 2018 года. – Прим. автора).

ОАЭ

Основной партнер суверенного фонда ОАЭ Mubadala в России – РФПИ. И все инвестиции в РФ эта компания осуществляет совместно с этим российским фондом. Напомним, что в 2013 году РФПИ и Mubadala создали платформу для совместного инвестирования в проекты на территории РФ, а целевой объем инвестиций в рамках партнерства составил $7 млрд. К настоящему моменту фонд Mubadala осуществил и одобрил более 40 сделок в различных секторах.

В августе 2018 года фонд Mubadala открыл свой офис в Москве, в одной из башен Москва-сити. Агентство Bloomberg сообщило, что это стало возможным после того, как Mubadala в ноябре прошлого года приобрел команду Verno Capital для увеличения своих инвестиций и управления активами в России и странах СНГ. До сих пор у суверенного фонда были офисы, кроме Абу-Даби, только в Бразилии и США.

Первым инвестиционным проектом Mubadala Petroleum в российском нефтегазовом секторе стало совместное предприятие на базе «Газпромнефть-Восток». В сентябре 2018 года была закрыта сделка, в рамках которой консорциум РФПИ и Mubadala приобрел 49% «Газпромнефть-Восток». В итоге на данный момент «Газпром нефть» владеет 51% в капитале совместного предприятия, Mubadala Petroleum и РФПИ – 44 и 5% соответственно.

Глава РФПИ Кирилл Дмитриев отметил: «Участие в консорциуме Mubadala Petroleum из ОАЭ позволит привлечь средства, опыт и экспертизу ближневосточных партнеров РФПИ в российский нефтегазовый сектор». Партнеры вместе будут определять долгосрочную стратегию развития совместного предприятия, уделяя особое внимание эффективности добычи и геологоразведочных работ, а также применению инновационных технологий при разработке запасов доюрского комплекса, отмечается в сообщении РФПИ. Напомним, что «Газпромнефть-Восток» остается дочерней структурой «Газпром нефти» и продолжит исполнять функции оператора освоения 13 месторождений.

Кувейт

Возможность инвестиций в нефтегазовый сектор РФ со стороны Кувейта пока лишь обсуждается. Еще в мае 2016 года на заседании совместной российско-кувейтской межправительственной комиссии было предложено укрепить сотрудничество двух стран в области нефти и импорта СПГ. В частности, Россия предложила Кувейту инвестировать в территорию опережающего развития (ТОР) на Дальнем Востоке, а сам Кувейт высказал мысль о создании стратегических совместных предприятий в нефтегазовой отрасли.

В марте 2017 года министр энергетики РФ А. Новак встретился с министром нефти Кувейта И. Аль-Марзуком. Они обсуждали вопросы сотрудничества двух стран в нефтегазовой и электроэнергетической отраслях. В газовой сфере российским компаниям интересны поставки СПГ в Кувейт. Отметим, что это направление открывает большие перспективы, поскольку к 2020 году Кувейт планирует закончить строительство одного из крупнейших в мире регазификационных терминалов.

В апреле 2019 года прошло заседание межправительственной российско-кувейтской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Его участники обсудили возможности создания совместного инвестиционного фонда с целью финансовой поддержки перспективных проектов. Представители Кувейта отметили свою высокую заинтересованность и готовы рассматривать любые новые возможности для взаимодействия.

Катар

В 2017 году объем российско-катарского товарооборота составил $73,3 млн, а в 2018-м он увеличился на 7,4%, до $78,7 млн. Значительно вырос за два последних года импорт из Катара в Россию, с $7,1 млн до $36,4 млн, в основном за счет закупок нефтепродуктов и продукции химической промышленности. Агентство Bloomberg в начале 2019 года констатировало тот факт, что в Катаре Россию считают «крайне привлекательным государством для инвестирования средств, поэтому рассматривают различные варианты продолжения взаимовыгодного сотрудничества». Авторы Bloomberg отметили, что Катар в последние годы весьма охотно вкладывается в Россию. В 2013 году QIA (управление по инвестициям Катара) приобрело за $500 млн долю в банке ВТБ, оно также контролирует 25% акций оператора петербургского аэропорта Пулково. Государственная компания Qatar Airways в 2018 году согласилась купить 25%-ную долю в московском аэропорту Внуково.

Американские журналисты обратили внимание на высказывания посла Катара в России Фахда бин Мухаммед аль-Аттия. Он завил, что его страна довольна сотрудничеством с Москвой в энергетической сфере. В том числе – покупкой части акций ПАО «Роснефть». Посол также отметил, что Доха надеется на расширение этого партнерства.

Напомним, в начале декабря 2016 года глава «Роснефти» Игорь Сечин объявил о продаже 19,5% акций госкомпании. Покупателями пакета стали Glencore и Суверенный фонд Катара Qatar Investment Authority (QIA). Для совершения сделки швейцарский нефтетрейдер и катарский фонд создали консорциум QHG Oil Ventures. 7 сентября 2018 года Glencore объявил о завершении сделки по продаже пакета в 14,16% «Роснефти» Суверенному фонду Катара. До этого Glencore и QIA совместно владели пакетом в 19,5% акций «Роснефти» через сингапурский консорциум QHG Oil Ventures.

В результате государственный бюджет России получил 710,8 млрд рублей ($11,1 млрд, или 10,5 млрд евро). Собственный капитал инвесторов составил 2,8 млрд евро, при этом нефтетрейдер заплатил из собственных средств 300 млн евро, а QIA – 2,5 млрд евро. Основным кредитором консорциума выступил итальянский банк Intesa Sanpaolo – 5,2 млрд евро. Еще 2,2 млрд предоставил пул европейских кредиторов.

После завершения сделки в 2017 году структура акционеров «Роснефти» стала следующей: 50% плюс три акции нефтяной компании принадлежат «Роснефтегазу», которым владеет государство, 19,75% – британской BP, а консорциум Glencore и QIA получил 19,5% акций.

В рамках данной сделки Glencore заключил с российской компанией пятилетнее соглашение на поставки нефти. Этот контракт добавил в портфель Glencore не менее 10,9 млн тонн нефти в год. В рейтинге крупнейших покупателей российской экспортной нефти, составленном Forbes в 2018 году, компания оказалась на седьмой строчке. В 2017 году Glencore закупил в России 11,2 млн тонн нефти, что на 3,6 млн тонн меньше, чем в 2016-м. Сумма контрактов почти не изменилась – $4 млрд, что всего на $100 млн меньше, чем годом ранее.

В марте 2019 года посол России в Дохе Нурмахмад Холов заявил СМИ: «Катар может вложить в российскую экономику более $9 млрд, при этом рассматриваются проекты в сельском хозяйстве, медицине и нефтегазовой сфере». Он также отметил, что «сотрудничество по линии РФПИ и QIA активно развивается в рамках совместной финансово-экономической платформы». Посол подчеркнул: «В российскую экономику уже привлечены инвестиции на сумму $2,5 млрд. На стадии рассмотрения находятся проекты на сумму свыше $9 млрд в таких отраслях, как строительство инфраструктуры, сельское хозяйство, медицина, недвижимость, нефть и газ». По его словам, интерес катарских инвесторов к взаимодействию в различных областях может положительно отразиться на товарообороте между двумя странами. Ожидается, что объем взаимной торговли к 2020 году вырастет до $500 млн.

Оман

В конце октября 2017 года корпорация «Роснано» сообщила о том, что совместно с Oman Oil Company они планируют осуществить инвестиции в инновационные проекты в нефтегазовом и химическом секторах. Подписание соответствующего соглашения состоялось в рамках II Российско-Оманского делового форума.

Предполагается, что инвестиции будут осуществляться через фонды, запущенные «Роснано». Так, в корпорации создан инвестфонд размером 7 млрд рублей «Роснано-Никохим» (Химический фонд роста), который инвестирует в проекты в области химии и нефтехимии.

В свою очередь, Oman Oil Company обладает значительным портфелем профильных проектов (более чем 50 в 15 странах) и отраслевой экспертизой, что позволит «Роснано» повысить эффективность своих инвестиций.

***

Как мы видим, арабские инвестиции в российский нефтегазовый сектор носят единичный характер и пока не превращаются в устойчивую тенденцию. Основные вложения в РФ были осуществлены преимущественно за счет мегасделок и усилий РФПИ. Издание Forbes классифицировало их как «обособленные договоренности на высшем уровне». К тому же зачастую планы масштабных инвестиций остаются лишь на словах, ближневосточные компании осторожничают и не спешат с их реализацией.

Однако предпосылка к дальнейшему сотрудничеству заключается в том, что, несмотря на громадные культурные и социальные различия, Россия и арабские монархии имеют довольно схожие экономические и отчасти управленческие модели. Данная особенность может служить весомым подспорьем при заключении сделок, поскольку механизмы работы на местах довольно схожи, а следовательно, знакомы и понятны обеим сторонам.

Видимо, России также стоит открыть возможности децентрализованного привлечения инвесторов на уровне регионов. Это позволит значительно ускорить и одновременно увеличить количество потенциальных соглашений благодаря отходу от практики мегасделок и заключению соглашений меньшего масштаба на местах.


ВЫНОСКИ

В сферу инвестиционных интересов ближневосточных инвесторов входят такие секторы рынка, как недвижимость, портовая и транспортная инфраструктура, АПК, сырьевые отрасли, портфельные инвестиции

На протяжении десятилетий отношения двух нефтяных держав, России и Саудовской Аравии, оставались прохладными. Однако резкое падение цен на нефть в 2014 году открыло перспективы для сближения

Основной партнер суверенного фонда ОАЭ Mubadala в России – РФПИ. И все инвестиции в РФ эта компания осуществляет совместно с этим российским фондом

Возможность инвестиций в нефтегазовый сектор РФ со стороны Кувейта пока лишь обсуждается

В Катаре Россию считают крайне привлекательным государством для инвестирования средств, поэтому рассматривают различные варианты продолжения взаимовыгодного сотрудничества

Корпорация «Роснано» сообщила о том, что совместно с Oman Oil Company они планируют осуществить инвестиции в инновационные проекты в нефтегазовом и химическом секторах

Предпосылка к дальнейшему сотрудничеству заключается в том, что, несмотря на громадные культурные и социальные различия, Россия и арабские монархии имеют довольно схожие экономические и отчасти управленческие модели

скачать pdf
Читайте также :