ННФ

Россия на глобальных рынках газа

Россия демонстрирует заметные успехи в области экспорта газа. Несмотря на ряд неблагоприятных политических факторов, объемы поставок в Европу сохраняются на стабильном уровне. Этому в значительной мере способствует создание «Газпромом» новых спотовых механизмов реализации газа. Одновременно расширяется производство СПГ.
Если российские компании воспользуются открывающимся перед ними окном возможностей, они смогут стать лидерами на мировом рынке СПГ, причем без ущерба для экспорта трубопроводного газа из РФ. Завершение строительства в 2019 году двух крупнейших экспортных трубопроводных магистралей – «Северного потока-2» и «Силы Сибири» – открывает перед российским газовым экспортом новые перспективы.

За последние шесть лет Россия значительно нарастила свою газодобычу – с 654,5 млрд м3 в 2012 году до 725 млрд м3 в 2018-м. При этом внутреннее потребление газа за этот период выросло незначительно, а вот экспорт увеличился примерно на треть (см. «Добыча, потребление и экспорт газа в России»).

добыча.jpg

В 2019 году в Европу были поставлены рекордные объемы российского газа – 201,8 млрд м3, что близко к годовым контрактным объемам «Газпрома» (205 млрд м3). Важнейшим сегментом отечественного газового экспорта становятся поставки СПГ. В прошлом году отгрузка сжиженного газа с проекта «Ямал СПГ» на зарубежные рынки увеличилась на 50%. В целом по России производство СПГ в 2018 году выросло на 11,2 млрд м3, или на 71%. Реализуется также ряд новых проектов в сфере СПГ (см. «Динамика производства СПГ в России»).

Динамика производства СПГ в России.jpg

В результате доля России на европейском газовом рынке, по данным ICIS, примерно стабилизировалась на уровне 30–35%. Правда, зимой 2018/2019 годов она несколько снизилась по сравнению с двумя предшествующими зимами. Это было обусловлено тем, что резко выросла доля сжиженного природного газа в европейском газовом балансе – с 8% зимой 2017/2018 годов до 16% за сезон 2018/2019. Поставки СПГ осуществлялись из многих стран мира, в том числе в значительных объемах из США, а также с проекта «Ямал СПГ» (см. «Баланс потребления газа в Европе»).

Безусловно, большое влияние на развитие газовых рынков оказывают цены на данный вид энергоносителя. В период 2011–2014 годов цены на газ в Азии существенно превышали европейские котировки. В последние годы в связи со снижением нефтяных цен наблюдается падение и цен на газ, при этом так называемая азиатская премия фактически исчезла. Были даже периоды, когда цены в Азии оказывались ниже, чем в Европе. То есть возможности для глобального ценового арбитража существенно сузились. Однако в последние месяцы ситуация начала меняться. С приходом осени наблюдается рост котировок: до $150–160/тыс. м3 за ноябрьские фьючерсы на спотовых площадках в Европе и выше $210/тыс. м3 в Азии (см. «Динамика газовых цен в Европе и Азии»).

Динамика газовых цен в Европе и Азии.jpg

Как отреагировали основные экспортеры газа на такое ценовое ралли? В частности, Норвегия, и так испытывающая определенные технические трудности в области газодобычи, летом нынешнего года начала искусственно «прикручивать вентиль», чтобы минимизировать свои экспортные объемы на фоне таких низких цен.

Перед российским же экспортом стала логичная задача – удержать свою долю на фоне роста конкуренции с СПГ. «Газпром» создал в эти целях новую модель работы на европейском рынке. Еще в сентябре прошлого года была запущена Электронная торговая платформа (ЭТП) «Газпром экспорта», которая позволяет торговать объемами газа, поступающими по ГТС и не выбранными в рамках долгосрочных контрактов, по ценам, близким к спотовым.

Изначально данная модель была нацелена на получение дополнительных доходов, поэтому газ продавался по ценам выше средних по портфелю долгосрочных контактов «Газпром экспорта». Как следствие, объемы реализации были небольшие. Так, в сентябре прошлого года, когда площадка только начала свою работу, было продано менее 200 млн м3, потом данный показатель увеличился примерно до 0,5 млрд м3 в месяц. Но с весны этого года начался стремительный рост продаж «Газпром экспорта» через данную площадку (см. «Продажи газа через ЭТП «Газпрома экспорта» по месяцам»). При этом цены теперь приближаются к спотовым котировкам (конечно, их нельзя напрямую сравнивать, поскольку они имеют разные пункты реализации).

Иными словами, «Газпром» фактически выбрал стратегию удержания доли на рынке при условии низких цен, «заливая» Европу большими объемами довольно-таки недорого газа. Какие результаты это принесло? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно посмотреть на помесячную динамику продаж «Газпрома» за прошлый и нынешний годы. В феврале-марте нынешнего года наблюдался некоторый провал в объеме продаж, обусловленный обострением конкуренции с СПГ, включая сжиженный газ из США. Но затем тренды начали выравниваться. Это было связано с ранним началом закачки газа в подземные хранилища. Но самое интересное начало происходить в конце весны – начале лета, когда активно заработала новая Электронная торговая платформа. В показателях каждого летнего месяца «сидит» примерно по 1,5 млрд м3 экспорта через ЭТП (а в августе даже 1,9 млрд м3). То есть за вычетом продаж на Электронной торговой платформе результаты нынешнего года оказались бы чуть ниже, чем в прошлом году, когда был зафиксирован рекорд по поставкам газа «Газпрома» в Европу (см. «Результаты реализации экспортной стратегии «Газпрома»).

Несколько подпортила общую картину ситуация с провалом экспорта в Турцию, где «Газпром» не пошел навстречу частным потребителям. В результате Трансбалканский трубопровод оказался недостаточно загружен, а объемы поставок в первом полугодии сократились на 4,6 млрд м3, или на 36%.

Уменьшился также экспорт в Польшу – на 1,7 млрд м3, или на 38%. Это произошло по политическим причинам, а также в связи с тем, что Польша активно диверсифицирует источники закупок газа и приобретает большие объемы СПГ на рынке.

Одновременно существенный рост закупок российского газа продемонстрировали Австрия (+29%), Венгрия (+72%) и Чехия (+47%).

Окно возможностей для СПГ

В России также продолжается развитие индустрии СПГ. В нынешнем году НОВАТЭК принял окончательное инвестиционное решение по проекту «Арктик СПГ-2». Причем это сделано еще до подписания каких-либо твердых контрактов на будущие поставки (в отличие от практики, принятой, к примеру, в США и Канаде). Предполагается, что 50% продукции «Арктик СПГ-2» будет реализовываться по споту, без долгосрочных контрактов.

Планы НОВАТЭКа по производству СПГ стремительно расширяются. Еще в мае нынешнего года представители компании заявляли о том, что к 2030 году объемы сжижения составят 70 млн тонн в год. А ныне уже приводятся гораздо более грандиозные цифры – до 140 млн тонн в год.

В принципе, ресурсная база позволяет существенно нарастить производство СПГ в российской Арктике. Так, «Газпром» собирается добывать в рамках своего проекта «Ямал» до 360 млрд м3 в год. Добыча НОВАТЭКа может достигнуть 130 млрд м3. Но насколько будут реализованы эти планы, пока большой вопрос.

Продажи газа через ЭТП «Газпром экспорта» по месяцам.jpg

В нынешнем году или в начале следующего будет пущена четвертая производственная линия «Ямал СПГ». Причем там за счет использования отечественных технологий стоимость производства тонны продукции будет значительно ниже, чем на первых трех линиях. К участию в проекте привлечены компании из Франции, Китая и Японии, способные обеспечить продукции «Ямал СПГ» сбыт как в Европе, так и на перспективных азиатских рынках.

Появляются и новые проекты в области сжижения газа, к примеру «Обский СПГ», который, как планируется, также будет базироваться на российских технологиях. Ожидается, что инвестиционное решение по нему будет принято в начале следующего года. Постепенно вырисовываются контуры проектов, которые могут быть начаты к середине 2020-х годов, таких как «Арктик СПГ-3» и т.д. (см. «Прогноз производства СПГ в России по проектам»). «Роснефть» в сентябре нынешнего года в ходе Восточного экономического форума анонсировала свой новый (или, точнее, уже подзабытый) проект по сооружению СПГ-завода в рамках «Сахалина-1».

На волне успеха проекта «Ямал СПГ» планы по развитию производства сжиженного газа находят поддержку на самом высоком государственном уровне. Не исключено, что в будущем возникнет вопрос о выравнивании налоговой нагрузки на СПГ и на трубопроводный газ, но пока у компаний, работающих в СПГ-индустрии, имеется уникальное окно возможностей.

«Газпром» и НОВАТЭК – не конкуренты

Интересный вопрос заключается в том, может ли российский сжиженный газ потенциально стать конкурентом российским трубопроводным поставкам? С одной стороны, непрямая конкуренция существует, поскольку любой проект в сфере СПГ, выходя на рынок, увеличивает предложение. С другой стороны, если мы посмотрим на динамику поставок «Газпрома» на его целевые рынки, то увидим, что экспорт российского СПГ на нее абсолютно не повлиял.

Например, в прошлом году, несмотря на увеличение спотовых поставок с проекта «Ямал СПГ», объемы реализации «Газпрома» на большинстве рынков также выросли. Сократился экспорт только в Великобританию, однако лишь на бумаге. Дело в том, что в Соединенном Королевстве зарегистрированы некоторые дочерние предприятия «Газпрома», операции которых отражаются в статистике как поставки в Великобританию, хотя на практике они идут в континентальную Европу (см. «Динамика поставок ямальского СПГ и экспорта «Газпрома» в 2018 г.»).

Аналогичная тенденция наблюдалась и в первом полугодии нынешнего года. Показатели «Газпрома» несколько снизились только из-за Турции и Польши (по причинам, упоминавшимся выше), а вовсе не в связи с конкуренцией с российским СПГ (см. «Поставки газа в Европу «Газпромом» и с проекта «Ямал-СПГ» за первое полугодие 2019 г.»).

На Запад и Восток

Важнейшим экспортным проектом «Газпрома» является сооружение газопровода «Северный поток-2». По состоянию на 1 октября было проложено 83% данной магистрали. Но работы затянулись из-за, что Дания долго не соглашалась предоставить разрешение на прохождение трубопровода в своих территориальных водах. Поэтому пока остается не ясным, сможет ли эта магистраль вступить в эксплуатацию с 1 января 2020 года, как ранее предполагалась.

После ввода газопровода в строй поставки в Германию совокупно по «Северному потоку-1» и «Северному потоку-2» могут достичь 120 млрд м3. А с учетом газа, перекачиваемого по сухопутным газопроводам, данный показатель может составить 150 млрд м3. Тем самым Германия станет крупнейшим транзитером российского газа, сместив с этой позиции Украину.

Какова в этой связи судьба украинского транзита? Чтобы ответит на этот вопрос, рассмотрим графики поставок «Газпрома» по основным транспортным магистралям в январе нынешнего года, когда газопроводы работали на полную мощность, и в июле, когда традиционно проводятся ремонты инфраструктуры (см. «Динамика экспорта газа «Газпрома» по основным маршрутам»).

Мы видим, что когда экспорт по Nord Stream проседает, поставки по украинской трубе растут на 50–60 млн м3/сут. В годовом выражении это около 20 млрд м3. Какая еще система способна обеспечить такую гибкость? Наверное, никакая. Учитывая такую гибкость украинского коридора, по-видимому, есть смысл его использовать и впредь. Возможно, «Газпром» будет бронировать украинские мощности в форме опционов.

Прогноз производства СПГ в России по проектам.jpg

Вторым важнейшим проектом «Газпрома», реализация которого должна завершиться в нынешнем году, является сооружение магистрали «Сила Сибири». Прокачка газа по ней должна стартовать 1 декабря. В этом году объемы поставок по «Силе Сибири» в КНР составят 10 млн м3/сут., то есть около 300 млн м3 за месяц. В следующем году они достигнут 5 млрд м3, а к 2025 году – 38 млрд м3.

Фактически «Сила Сибири» до сих пор остается проектом двух месторождений – Чаянды и Ковыкты. Но в Восточной Сибири есть еще много перспективных углеводородных ресурсов, монетизация которых пока остается под вопросом.

Динамика поставок ямальского СПГ и экспорта «Газпрома» в 2018 г.jpg

Конечно, российский газ будет конкурировать на рынке Китая с сырьем из Центральной Азии. Так, в 2018 году поставки из данного региона в КНР достигли примерно 51 млрд м3, в том числе из Туркменистана – 35,3 млрд м3, из Узбекистана – 6,7 млрд м3, из Казахстана – 5,9 млрд м3. Ожидается, что российский газ, поставляемый по «Силе Сибири», будет весьма конкурентоспособным. Хотя он может оказаться чуть дороже, чем центральноазиатский газ.

Динамика экспорта газа «Газпрома» по основным маршрутам.jpg

Что касается новых маршрутов поставки газа в Китай – «Силы Сибири-2» (бывший «Алтай») и дальневосточного трубопровода, то там пока вопросов больше, чем ответов. Да, динамика развития китайской экономки и рост спроса на газ в Китае подталкивают к реализации новых проектов, но многое будет зависеть и от масштабов собственной добычи в КНР, и от уровня конкуренции между экспортерами. На сегодняшний день Китай имеет очень диверсифицированный портфель закупок СПГ. Основным его поставщиком выступает Австралия (доля в 2018 году – 44%), но на китайском рынке присутствует и большое число новых производителей.

Стоит также отметить, что в нынешнем году китайский газовый рынок растет не такими быстрыми темпами, как в 2016–2018 годах. Если в прошлом году прирост импорта СПГ составил свыше 40%, то за первое полугодие нынешнего года он равнялся всего 14%.

скачать pdf
Читайте также :