Профессиональный семинар «Цифровые технологии, роботизация процессов по разработке и эксплуатации месторождений»
Промышленная безопасность и охрана труда на предприятиях нефтегазового комплекса

Украинский газовый контракт: быть или не быть?

В сентябре Украина, Европейская комиссия и Россия возобновили переговоры о возможном продлении контракта на транзит газа через территорию Украины с 2020 года. Результаты обсуждений будут иметь последствия для поставок газа в Европу и Турцию, долгосрочного прогноза динамики поставок в Европу, либерализации украинского газового сектора и политических рисков в Восточной Европе.

Что обсуждалось

Вопросы, обсуждавшиеся в ходе трехсторонних переговоров, организованных Европейской комиссией в Брюсселе 19 сентября, включали:

· продление российского транзитного контракта с Украиной, поскольку срок действия действующего десятилетнего соглашения истекает 31 декабря 2019 года;

· разделение «Нафтогаза Украины» (unbundling);

· решение Стокгольмского арбитража, в соответствии с которым «Газпром» должен выплатить «Нафтогазу» $2,6 млрд за недопоставленный газ.

Чего хочет каждая сторона

Украина борется за сохранение своей исторической роли в качестве основного маршрута транзита российского газа в Европу, настаивая на продлении долгосрочного соглашения о транзите российского газа в европейские страны.

Транзит российского газа обеспечивал Украине около $3 млрд в год, что составляет чуть более 2% ВВП, позволяя Украине снизить затраты на техническое обслуживание своей сложной разветвленной системы транспортировки.

Потеря этого дохода означала бы нагрузку на бюджет для поддержания трубопроводов в рабочем состоянии, а также более высокие цены на газ для конечных потребителей, которым фактически придется оплачивать счет.

Со своей стороны, Еврокомиссия просит новый 10-летний контракт на транзит с гарантированным минимальным годовым объемом транзита 60 млрд м3 и дополнительным гибким объемом 30 млрд м3 в год. Многие европейские клиенты предпочитают украинский транзитный маршрут из-за гибкости, которую дает украинская газотранспортная система.

ЕК также склоняла «Нафтогаз» к разделению по видам собственности, настаивая, что выделение газотранспортной системы по европейскому законодательству стало бы предварительным условием для успешных переговоров.

Хотя за последние годы более трети российского газа в Европу поставлялось через Украину, Россия стремилась прекратить поставки по этому маршруту и перенаправить объемы в «Северный поток-2» – новый газопровод мощностью 55 млрд м3 в год, соединяющий Россию с Германией через Балтийское море. Причина была в значительной степени политической, поскольку Москва стремилась уменьшить свою зависимость от украинского транзита, поставляя газ в Европу.

Россия, со своей стороны, хочет убедиться, что если она подпишет новый долгосрочный транзитный контракт, то сделает это с независимым газотранспортным оператором.

Каковы их сильные и слабые стороны

Переговорная позиция Украины была усилена после того, как в сентябре Европейский суд постановил ограничить использование «Газпромом» газопровода OPAL, который напрямую соединяется с газопроводом «Северный поток-1» (Nord Stream 1), транспортирующим российский газ через восточную Германию в Чехию.

Россия планировала использовать OPAL мощностью 32 млрд м3 в год для поставок газа, поступающего по газопроводу «Северный поток-2», как только он заработает. Однако, поскольку доля «Газпрома» в трубопроводе в настоящее время сокращена до 12,5 млрд м3 в год, российские поставки газа в Восточную Европу по коридору «Северный поток» – OPAL будут ограничены. Это усиливает позицию Украины как основного транзитного маршрута в Центральную и Восточную Европу.

Позиция Украины также подкрепляется тем фактом, что ввод в эксплуатацию газопровода «Северный поток-2» может быть отложен из-за проблем, связанных с получением разрешений на строительство в датской экономической зоне Балтийского моря. Но минусом является то, что Украина вряд ли найдет альтернативу российскому газу в ближайшем будущем, а это значит, что обеспечение долгосрочного контракта является обязательным условием.

Ожидалось, что Россия будет играть первую скрипку на переговорах, но последнее решение по OPAL ослабило ее позицию. Два российских проекта – «Северный поток-2» и «Турецкий поток» – также находятся под угрозой санкций США, поскольку Конгресс подготовил законопроект, который может наказать любого, кто продает, арендует или предоставляет трубоукладочные суда, которые будут использоваться для строительства двух этих газопроводов. Их строительство находится в продвинутой стадии, а законопроекту еще предстоит пройти Палату представителей и Сенат. Тем не менее даже угроза санкций может отпугнуть потенциальных поставщиков и притормозить проекты.

Несмотря на все это, у России по-прежнему есть козырь – ее газ. Она знает, что, хотя в последние месяцы Европа наращивает импорт сжиженного природного газа (СПГ), потребители по-прежнему в значительной степени зависят от него, тогда как Украине нужен транзит. По этой причине вряд ли Россия легко согласится на уступки.

Что было согласовано 19 сентября

Комиссия заявила, что обе стороны в принципе согласились с тем, что будущий контракт должен основываться на законодательстве ЕС. По сути, это будет означать возможность бронирования мощностей в соответствии с сетевыми кодами ЕС. ЕК также заявила, что Россия попросила предоставить гарантии того, что Украина как член Энергетического сообщества гармонизирует свое законодательство с законодательством ЕС.

Желание России увидеть, что Украина приводит свое законодательство в соответствие с правилами ЕС, может показаться сюрпризом, но не должно. В соответствии с сетевыми кодами ЕС Россия может бронировать украинские газотранспортные мощности на краткосрочной основе – ежедневно, ежемесячно, ежеквартально или ежегодно.

Это означает, что на Россию не будет оказываться давление для подписания долгосрочного контракта, а она может на краткосрочной основе бронировать мощности, по крайней мере, до тех пор, пока «Северный поток-2» и «Турецкий поток» не будут готовы к вводу в эксплуатацию. У нее также будет достаточно гибкости, чтобы бронировать мощности в Украине, когда удобно, если возникнут проблемы с транзитом газа через «Северный поток», «Турецкий поток» или газопровод ЯмалЕвропа через Беларусь и Польшу.

Сроки и объемы – что дальше?

Украине было бы целесообразно заключить долгосрочный контракт на достаточно большие объемы транзита, чтобы гарантировать текущий уровень доходов. Еврокомиссия предложила 10-летнее соглашение, которое гарантировало бы минимальный транзит 60 млрд м3 в год и еще гибкие, изменяемые объемы в 30 млрд м3 в год. В целом это составило бы 90 млрд м3 в год или всего на 4 млрд м3 больше, чем могло бы максимально транспортироваться по «Северному потоку-2» и «Турецкому потоку».

Если Россия примет предложение ЕК о транзите не менее 60 млрд м3 в год через Украину, ей придется либо меньше транспортировать по «Северному потоку-2» и «Турецкому потоку», либо договориться об увеличении экспорта, чтобы обеспечить прибыльность двух газопроводов, которые уже почти построены.

Идея может быть соблазнительной для «Газпрома», особенно в то время, когда он уступает европейскую долю рынка сжиженному природному газу (СПГ), который поставляется зарубежными компаниями, а также российскими конкурентами, такими как НОВАТЭК.

Тем не менее последнее решение Европейского суда об ограничении монополии «Газпрома» на использование газопровода OPAL может помешать любым амбициям по расширению.

А как насчет тарифов?

Гибкость использования была преимуществом украинской газотранспортной системы. Другой приманкой могут стать тарифы. Украина предлагает мощности на день, месяц, квартал, год – все по одной цене.

Однако тарифы стали острым вопросом в переговорах не только с «Газпромом», но и внутри страны, между оператором газотранспортной системы «Укртрансгазом» и регулятором NERC. В прошлом году регулятор снизил тарифы до уровня, при котором они стали достаточно конкурентоспособными, чтобы привлечь больше компаний для импорта и хранения газа в Украине.

Тем не менее снижение тарифов оказалось вредным для «Укртрансгаза», потому что уровень, на котором они были установлены, был слишком низким, чтобы покрывать операционные затраты компании. Тогда «Укртрансгаз» настаивал на том, что NERC должен был рассчитать их по ценам форвардных контрактов немецкого виртуального хаба NetConnect Germany (NCG), чтобы в расчет были взяты затраты на покупку технического газа, неоходимого для поддержания транзита.

Таким образом, чтобы Украина и Россия договорились о тарифах на транзит, оператор сети и регулятор должны сначала договориться между собой. Однако проблема может быть отложена, потому что сам регулятор проходит процесс реструктуризации.

Согласится ли Россия?

Россия неоднократно отказывалась подписать новый договор с Украиной, утверждая, что «Нафтогаз» нарушает правила ЕС, не отказываясь от своих операций по транспортировке, как того требует Брюссель. Для России важно, будет ли «Нафтогаз» разделен по видам собственности, потому что это повлияет на исход арбитражного иска, поданного «Нафтогазом» против «Газпрома». Согласно решению Стокгольмского арбитража, «Газпром» должен выплатить «Нафтогазу Украины» $2,6 млрд (без учета процентов) в рамках процесса по поставкам газа и транзит газа, и более $11 млрд «Нафтогаз Украины» требует взыскать в рамках текущего судебного процесса о компенсации за потерю транзита. В соответствии с этим последним иском, «Нафтогаз», по сути, утверждает, что Россия не предупредила Украину, что пытается построить альтернативные транзитные маршруты – «Северный поток-2» и «Турецкий поток», чтобы обойти Украину.

«Нафтогаз», как вертикально интегрированная компания, владеет активами по транспортировке. Однако, если компания потеряет право собственности на активы, она может потерять право предъявлять какие-либо претензии в судебных процессах с «Газпромом».

Какие успехи были достигнуты в разделении «Нафтогаза»?

18 сентября, всего за день до трехсторонних консультаций, кабинет министров Украины (КМУ) заявил, что стороны достигли запоздалого консенсуса в отношении разделения «Нафтогаза» после долгих затяжных споров относительно формы unbundling. Стороны договорились о модели независимого оператора по транспортировке, а не о разделении прав собственности, против которого выступил «Нафтогаз».

Это означает, что с 1 января 2020 года деятельность оператора транспортной системы будет передана «Магистральным газопроводам Украины», ранее созданной компании-оболочке, которая, в свою очередь, будет действовать под контролем Министерства финансов.

Большие подземные хранилища газа (ПХГ) в Украине, которые в настоящее время эксплуатируются «Укртрансгазом», могут остаться с «Нафтогазом», хотя неясно, сохранит ли действующий владелец полные права или может согласиться предоставить частному оператору доступ к части хранилищ.

Модель независимого оператора соответствует нормативам ЕС и была принята Португалией для своих операторов по поставке газа и электроэнергии, а также Румынией для ее оператора электросети.

Чтобы «Нафтогаз» сохранил свои требования в арбитражном суде, он должен продолжать владеть транспортными активами, даже если их деятельность передана компании «Магистральные газопроводы Украины».

Если «Нафтогаз» потеряет право собственности на эти активы, он потеряет свою позицию в продолжающемся арбитражном разбирательстве на сумму $11–14 млрд. Это связано с тем, что может быть оспорено, что украинская государственная компания и «Газпром» могут аннулировать долги друг перед другом и полностью отказаться от исков. Это ослабит позиции Украины в трехсторонних переговорах. Процесс разделения еще не завершен.

Украинский парламент должен будет уточнить действующий закон о концессиях в ближайшие недели, чтобы обеспечить независимость транспортного оператора.

Во-вторых, сертификация нового оператора (TSO, Transmission System Operator) регулирующим органом не может произойти, пока не будет твердых гарантий unbundling. Процесс сертификации может быть отложен ввиду неопределенности, связанной с самим регулятором, поскольку NERC находится в процессе реорганизации.

В-третьих, даже если разделение будет завершено, Украине необходимо будет обеспечить, чтобы новый TSO нашел надежных иностранных партнеров для контроля за ее деятельностью и чтобы он был защищен от политического влияния или коррупционных действий.

Итак, согласится ли Россия на новый транзитный контракт?

Шансы на сделку сейчас выглядят более многообещающе, чем несколько недель назад. Украина проделала большую работу, чтобы начать процесс разделения «Нафтогаза», в то время как решение по OPAL может помешать России в ее попытке перенаправить потоки украинского газа в северный коридор.

С этой точки зрения вопрос заключается даже не в том, будет ли подписано соглашение, в какой форме оно будет заключаться, а именно в том, будет ли это соглашение краткосрочным или долгосрочным и какие объемы могут быть обеспечены с 1 января 2020 года.

Судя по позиции недавно избранного президента и его правящей партии «Слуга народа», нынешняя Украина теперь может быть более склонна к переговорам с Россией, чем предыдущая администрация.

Но Украине придется сбалансировать свои социальные и экономические достижения за последние пять лет с потерей Крыма и человеческих жизней в конфликте с Россией в восточной части страны.


скачать pdf
Читайте также :