Промышленная безопасность и охрана труда на предприятиях нефтегазового комплекса

ВМСБ: что скрывается за фасадом?

Тезис о «проедании» запасов и ресурсов УВС, подготовленных еще во времена СССР, стал одним из основных штампов, используемых для описания ситуации в отечественном НГК. Насколько он верен? Если обратиться к сухой статистике, его легко опровергнуть. 
Так, по сравнению с 1993 годом разведанные запасы нефти категории АВС 1 сократились к началу 2015 года всего на 300 млн тонн, зато предварительно оцененные запасы (С 2 ) и перспективные ресурсы (С 3 ) существенно выросли на фоне многих миллиардов тонн добытой нефти. Расхожее мнение о развале нефтегазовой геологии при желании также опровергается положительной динамикой поисково-разведочного бурения и сейсмических исследований (по крайней мере, до нынешнего кризиса). 
Так что же, проблем нет? Участники круглого стола «Совершенствование государственной политики в области воспроизводства и использования сырьевой базы нефти и газа», прошедшего в рамках форума «ТЭК России в XXI веке», были далеки от оптимизма. 
Ибо за фасадом красивых цифр скрывается множество нерешенных вопросов. В частности, при сохранении объемов запасов значительно ухудшилась их структура. Они уже не сосредоточены преимущественно в крупных месторождениях, а распылены по огромному числу объектов в различных уголках страны, что неизбежно приводит к снижению рентабельности добычи. Прирост запасов обеспечивается в основном благодаря их пересчету и повышению расчетного КИН, а не за счет разведочных работ. Да и проводимые ГРР направлены преимущественно на доразведку старых месторождений, а не на открытие новых.
Полная версия статьи доступна только после покупки

эта статья

[[ 250 | thousandSeparator ]]

купить статью
Читайте также :