фронтлайнер
фронтлайнер

Жертва по инерции

Китайская госкомпания CNPC стала жертвой санкций США в отношении транспортировки иранской нефти, наложенных на другую китайскую государственную компанию, и покинула проект разработки газового месторождения в исламской республике. Это происходит в момент очередных переговоров Китая и США, ведущих торговую войну. Пострадал и российский проект «Ямал СПГ», где китайские компании, в том числе CNPC, являются акционерами.

Китайский государственный нефтегазовый гигант CNPC может стать последней компанией, которая сдалась перед санкциями США в отношении Ирана. В начале октября министр нефти Ирана Бижан Зангане заявил, что китайская компания отказалась от реализации газового проекта на базе месторождения Южный Парс Фаза 11 стоимостью $5 млрд. Это произошло после того, как шесть китайских компаний подпали под санкции за транспортировку иранской нефти.

В конце прошлого месяца четыре китайские судоходные компании, две их материнские компании, включая судоходный гигант Cosco, а также пять руководителей были включены в санкционный список Госдепартамента США за «сознательное вовлечение» в транспортировку иранской нефти. Этот шаг является частью «кампании максимального экономического давления США против иранского режима и тех, кто способствует его дестабилизирующему поведению», – отметил госсекретарь США Майк Помпео.

«Эта акция направлена на то, чтобы лишить иранский режим критически важных доходов для участия в иностранных конфликтах, для разработки баллистических ракет и финансирования террора во всем мире... И мы говорим Китаю и всем странам: знайте, что мы будем наказывать за каждое нарушение», – заявил он.

«Санкции в отношении Cosco были сообщением Пекину», – сказал Джеймс Дорси (James Dorsey), старший научный сотрудник Школы международных исследований имени C. Раджаратнама Наньянского технологического университета. «И очевидно, что эти американские санкции работают, в том смысле, что китайские компании ведут себя очень осторожно. Это, безусловно, оказывает влияние на Китай», – заметил он.

У Южного Парса сдулись паруса

Китай оставался единственным иностранным партнером в проекте разработки месторождения Южный Парс, считающегося крупнейшим газовым месторождением в мире, которое Иран делит с Катаром. Французский партнер (Total), державший контрольный пакет в проекте, в прошлом году вышел из него, поскольку США возобновляли санкции против Ирана, включая иностранное участие в энергетическом секторе, после того как вышли из иранской «ядерной сделки».

США в одностороннем порядке вышли из ядерного соглашения с Тегераном в мае прошлого года и обязались восстановить санкции против исламской страны, направленные на оказание давления на ее экономику.

В какой-то момент Китай был готов взять на себя 50,1%-ную долю в проекте вместо французской компании, и это решение, по словам Зангане, должно было серьезно увеличить торговлю между Ираном и Китаем.

Специалист по вопросам китайской энергополитики из Национального университета Сингапура Филипп Эндрюс-Спид (Philip Andrews-Speed), считает, что стоимость проекта, исходя из «размера требуемых инвестиций», а также «рыночные и ценовые риски для сжиженного природного газа» (в рамках Южного парса Фаза 11 планировалось строительство СПГ-завода. – Прим. Ред.), стали дополнительными факторами, которые могли заставить CNPC с осторожностью отнестись к сделке. «Это большая потеря для Ирана, как с точки зрения разработки ресурсов, так и с политической точки зрения», – сказал он.

Опасения CNPC насчет санкций также могли быть вызваны тем, что у нее есть созданная четыре года назад дочерняя компания в США, которая сделала «существенные финансовые вложения» в США, гласит сайт компании.

Торгово-воинственные отношения

Выход китайской компании из проекта, хотя еще официально и не подтвержден, происходит накануне очередного раунда переговоров между США и Китаем в ходе торговой войны. По мнению экспертов, этот шаг показывает, что Пекин – давний и последовательный экономический партнер Ирана – испытывает давление со стороны Вашингтона. Китай ранее критиковал и сопротивлялся кампании США по экономическому давлению на Иран.

«В некотором смысле это отчасти удивительно, потому что, когда времена для Ирана действительно плохие в отношениях с международным сообществом и, в особенности, с США, Китай в отместку вмешивается и расширяет свое присутствие в Иране и, в особенности, в иранском нефтяном и газовом секторе», – сказал Кевжин Лим (Kevjn Lim), доктор исторических наук Школы политологии, государственного управления и международных отношений Тель-Авивского университета.

Но, похоже, что, несмотря на риторику Пекина против «односторонних санкций США и юрисдикции в отношении нерезидентов», китайские компании более внимательно следят за своим участием в Иране, в то время как Китай, возможно, пытается продемонстрировать США, что он может желать сотрудничества в некоторых областях.

Китай стремится показать США, что они могут играть в обе стороны, говоря: «Мы можем продолжать неуважительно относиться к вашим односторонним, не имеющим обязательной силы в международных отношениях санкциям». Но, с другой стороны, по словам Лима, Пекин замечает, что «если вы согласитесь играть по правилам ВТО (Всемирной торговой организации) и вести честную торговлю, тогда мы можем показать вам, что готовы проявлять гибкость и немного уступить (бизнес с Ираном)».

«Безусловно, санкции США работают, в том смысле, что китайские компании очень осторожны. Определенно, это оказывает влияние на Китай», - говорит Джеймс Дорси (James Dorsey) из Института Ближнего Востока Национального университета Сингапура.

Но аналитики сошлись во мнении, что этот шаг вряд ли окажет существенное долгосрочное влияние на отношения между Китаем и Ираном.

«В долгосрочной перспективе Иран представляет слишком много для Китая, чтобы его отпустить», – сказал Дорси, отметив расположение Ирана, техническую и производственную подготовку кадров, а также историю, включая отношения, которые уходят в глубь веков.

Санкции в отношении Cosco случились примерно через две недели после атаки дронов на нефтяную инфраструктуру Saudi Aramco. Мировые державы, включая США и некоторые европейские страны, а также Саудовская Аравия обвинили в атаках Иран, но йеменские хуситы, поддерживаемые Ираном, взяли ответственность на себя. Иран отвергает свое участие.

Усиление риторики между двумя странами увеличило обеспокоенность по поводу риска войны на Ближнем Востоке и вызвало рост цен на нефть на фоне опасений по поводу перебоев с поставками. В ответ на атаки администрация Трампа объявила о планах развертывания американских сил в регионе.

Министерство иностранных дел Китая выразило решительное несогласие с санкциями США, подчеркивая, что сотрудничество между Китаем и Ираном было законным.

Новые санкции показывают, что Иран по-прежнему является «потенциальной точкой воспламенения» между США и Китаем, считают аналитики консалтингового агентства по рискам Eurasia Group. По мнению экспертов, последние американские санкции «указывают на то, что США пристально следят за действиями Китая, даже если Иран вывел Джона Болтона из Белого дома».

Тем не менее консультативная группа предупредила, что существуют другие риски, которые могут привести к дальнейшей эскалации. По мнению Eurasia Group, триггерами для серьезной эскалации отношений станут более явная поддержка Ирана Китаем и/или ухудшение торговой войны, что позволит Трампу применить более серьезные санкции.

Отрикошетило на Россию

Под перекрестный огонь американо-китайской торговой войны может попасть российский завод по сжижению природного газа «Ямал СПГ». НОВАТЭК, крупнейшая российская независимая газовая компания, возможно, вынужден будет замедлить поставки СПГ, поскольку почти половина танкеров, которые он использует для отгрузки СПГ, пострадала от санкций США в отношении Cosco. НОВАТЭК заявляет, что поставки потребителям не будут нарушены.

Одна из компаний Cosco, подпавших под санкции, владеет 50% в компании CLNG – совместном предприятии с компанией Teekay LNG, которой принадлежит 6 из 15 танкеров, которые, как ожидается, будут использованы в проекте «Ямал СПГ» к концу этого года для доставки продукции потребителям.

По словам трейдеров и аналитиков, танкеры, вероятно, не примут международные порты, а другие судовладельцы вряд ли будут рисковать, перегружая СПГ на свои суда.

Это происходит в то время, когда поставки российского СПГ в Европу увеличиваются, когда Великобритания в июле покрывала более трети своего импорта СПГ за счет России, и иллюстрирует, на что Вашингтон готов пойти, чтобы увеличить давление на страны, которые продолжали покупать иранскую нефть независимо от возможного побочного ущерба. Митч Дженнингс (Mitch Jennings), аналитик компании Sova Research, считает, что НОВАТЭКу, вероятно, придется «заключить контракт с другим судном или двумя», добавив, что, если Ямал продолжит использовать эти суда, он может сам оказаться в поле зрения Вашингтона.

Между тем «Ямал СПГ» с 2014 года как дочернее общество НОВАТЭКа находится под секторальными санкциями США и не может привлекать американское финансирование. А китайская CNPC владеет 20% в проекте «Ямал СПГ», еще 9,9% – у китайского Фонда Шелкового пути (SRF).

По словам Дженнингса, санкции на Cosco стали одними из самых агрессивных санкций Вашингтона на китайскую госкомпанию и вызвали проблемы на других рынках. Дочерние компании Cosco эксплуатируют по меньшей мере 40 нефтяных танкеров по всему миру, включая те, которые использовались для экспорта сырой нефти из США.

скачать pdf
Конгресс по нефтепереработке и нефтехимии
Читайте также :