Статьи

ВЫПУСК №11-12 `20

Государственный стратегический резерв

Российское газовое общество ведет мониторинг приоритетных тем развития нефтяной и газовой отраслей. В том числе экспертная сеть РГО осуществляет сбор доступных данных о технологических показателях объектов подземного хранения нефти и газа– как через прямые контакты с представителями компаний-операторов подземных хранилищ, так и из открытых источников (интернет-сайты компаний, специализированные публикации, аналитические обзоры).
Собранные данные позволили провести серию вебинаров и выполнить первую фазу исследования, сформировав предложения по развитию подземного хранения (для начала нефти) в России.
Работа над любым хранилищем – это планомерная и последовательная комплексная деятельность. Хотя бы потому, что любое подземное хранилище представляет собой сложную систему. Во всем мире этому направлению уделяют немалое внимание, и поэтому мы сосредоточились не только на России, но и на странах, имеющих большой потенциал импорта российской нефти.
3135
ВЫПУСК №11-12 `20

Кушинг по-русски: быть или не быть?

Не так давно мерилом лидерства на мировом нефтегазовом рынке был уровень запасов, добычи и экспорта сырья. Однако сегодня объемы мощностей по хранению нефти во многих странах стали не только элементом энергетической безопасности страны, но и весомым инструментом в регулировании рынка. Мировые сверхдержавы давно обзавелись гигантскими хранилищами, что сегодня в условиях сокращения спроса из-за пандемии коронавируса и, соответственно, действия нового соглашения ОПЕК+ позволяет им хеджировать риски от негативного влияния на экономику фундаментальных факторов рынка. А тем временем, по различным оценкам, объемы российских хранилищ десятки раз меньше, чем в США. Именно поэтому сегодня отраслевые эксперты, профильные объединения и Минэнерго РФ сфокусировали свое внимание на этом вопросе. «Нефтегазовая Вертикаль» решила рассмотреть разные аспекты этой полемики и выяснить быть или не быть российскому Кушингу.
3202
ВЫПУСК №11-12 `20

В отрасли целесообразно создать межведомственную комиссию – государственную приемку...

Одобренный Правительством России проект энергетической стратегии РФ до 2035 года определяет сегодня необходимый перспективный уровень добычи нефти в размере 490–555 млн тонн в год для обеспечения требований развития экономики страны, что практически соответствует уровню, достигнутому в 2019 году: более 560 млн тонн нефти и более 730 млрд м3 газа. Поставлена задача в долгосрочном периоде удержания добычи углеводородов на текущем уровне и, как следствие, своевременного восполнения баланса запасов и эффективной разработки месторождений. Истощение запасов в традиционных регионах добычи нефти и газа определяет необходимость поиска и разработки углеводородов на месторождениях с трудноизвлекаемыми запасами (ТРИЗ) и в новых географических зонах, в том числе на арктическом шельфе. Новые условия формируют новые требования к технологическим схемам разработки месторождений, что, в свою очередь, определяет потребность в высокотехнологичном оборудовании, программном обеспечении, технологических системах, позволяющих вести эффективную разработку в осложненных геологических и географических условиях.
2357
ВЫПУСК №11-12 `20

Виртуальные игры с нулевой суммой и реальными последствиями для нефтяной отрасли

Эмоциональное воздействие событий на рынке нефти 20 апреля текущего года было достаточно сильным. Вопрос, который пока остался без ответа, – какими будут долгосрочные последствия для глобального рынка нефти. Мы полагаем, мир, похоже, осознал, что даже нефть имеет ограничения по спросу. Что именно разрушили отрицательные цены на фьючерсные контракты? Почему виртуальная нефть не поместилась в реальные хранилища Кушинга? Что изменили события 20 апреля для отрасли? Попробуем разобраться с этими вопросами, исходя из доступной на настоящий момент информации.
2130
ВЫПУСК №11-12 `20

Роль спекулянтов на мировом нефтяном рынке

Резкий обвал цен на нефть в США в апреле нынешнего года вызвал панику не только на рынке, но и в кругах широкой публики, следящей за котировками «черного золота». Что это было? Случайный сбой биржевых алгоритмов или первый признак наступления новой реальности, при которой нефть будет никому не нужна и продавцы будут доплачивать покупателям, лишь бы они забрали ненужный товар? И можно ли избежать подобных потрясений в дальнейшем или же они теперь будут случаться регулярно?
Чтобы разобраться с этими вопросами и отделить фундаментальные процессы, происходящие на нефтяном рынке, от временных спекулятивных передряг, «Нефтегазовая Вертикаль» пригласила ряд представителей органов государственной власти и ведущих российских и зарубежных нефтегазовых экспертов к участию в заочном (учитывая пандемию коронавируса и режим карантина) круглом столе. Участники круглого стола поделились своим мнением о том, каково сегодня соотношение на рынке спекулятивных и фундаментальных факторов, реальной и бумажной нефти, а также о том, какую роль в этой сфере может сыграть дальнейшее развитие искусственного интеллекта.
2884
ВЫПУСК №11-12 `20

Минус на минус дает плюс

Нефть одновременно является и благом, и злом для мировой экономики. В конце XIX – начале XX века нефть легла в основу третьей технологической революции. Благодаря высокой концентрации энергии, удобству использования и безопасности нефтепродукты стали основным источником энергии для двигателей внутреннего сгорания. Самолеты и корабли, легковые и грузовые автомобили – все они в абсолютном большинстве приводились в движение энергией нефти. Для мировой экономики нефть стала основным предметом торговли, а цены на нее – предметом пристального исследования экономистов. Цена на нефть склонна к быстрым изменениям, что может нанести серьезный ущерб экономике как страны-экспортера, так и импортера. Так, высокие цены на нефть, наблюдавшиеся в 2005–2008 и 2011–2014 годах, приводили к замедлению роста ВВП, увеличению безработицы и инфляции в развитых экономиках. С другой стороны, для стран-экспортеров высокая цена нефти зачастую означала сырьевое проклятие для экономики. Наиболее быстро росли нефтедобывающая отрасль и ее сервисы, а остальные отрасли были склонны отставать в развитии. Низкие цены для негармонично развитого хозяйства грозили торговым и бюджетным дефицитом, волатильным курсом национальной валюты и, как следствие, повышением инфляции.
2365