Array
(
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_PICTURE] => Array
        (
            [ID] => 28551
            [TIMESTAMP_X] => 04.06.2021 16:40:19
            [MODULE_ID] => iblock
            [HEIGHT] => 487
            [WIDTH] => 700
            [FILE_SIZE] => 83134
            [CONTENT_TYPE] => image/jpeg
            [SUBDIR] => iblock/355
            [FILE_NAME] => 35599873eb8f9389f74e42f5a4a27d67.jpg
            [ORIGINAL_NAME] => Александр Дюков.jpg
            [DESCRIPTION] => 
            [HANDLER_ID] => 
            [EXTERNAL_ID] => 70a5062aaf41602d3ec02190d6db3792
            [~src] => 
            [SRC] => /upload/iblock/355/35599873eb8f9389f74e42f5a4a27d67.jpg
            [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/355/35599873eb8f9389f74e42f5a4a27d67.jpg
            [SAFE_SRC] => /upload/iblock/355/35599873eb8f9389f74e42f5a4a27d67.jpg
            [ALT] => Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему»
            [TITLE] => Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему»
        )

    [~PREVIEW_PICTURE] => 28551
    [SHOW_COUNTER] => 1225
    [~SHOW_COUNTER] => 1225
    [ID] => 46278
    [~ID] => 46278
    [NAME] => Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему»
    [~NAME] => Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему»
    [IBLOCK_ID] => 1
    [~IBLOCK_ID] => 1
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [DETAIL_TEXT] =>  

В условиях пандемии весь мировой нефтегазовый комплекс переживает тяжелые времена. Многим мейджорам пришлось сократить свои инвестиции в разведку и разработку новых запасов, скорректировать свои программы развития. На эти проблемы накладываются и все более ужесточающиеся экологические требования, климатическая повестка вынуждает игроков отрасли уделять постоянное внимание сокращению вредного воздействия на окружающую среду. Но все эти проблемы можно с успехом решать, о чем свидетельствует опыт «Газпром нефти». О том, на каких проектах компания сосредоточила свои усилия в последнее время и каковы ее планы на будущее, «Нефтегазовой Вертикали» рассказал Председатель Правления, Генеральный директор ПАО «Газпром нефть» Александр ДЮКОВ.

НГВ: Александр Валерьевич, по итогам 2020 года «Газпром нефть» не только продемонстрировала чистую прибыль в размере более 117 млрд рублей, но и сохранила объемы добычи на уровне 2019 года. Как этого удалось достичь на фоне неблагоприятных внешних условий: пандемии COVID-19, вызванного ею глобального экономического кризиса, ограничений в рамках ОПЕК+?

А. Дюков: «Газпром нефть» ориентирована на активное развитие, мы всегда стремимся к большему. При этом еще до пандемии компания учитывала риски волатильности и формировала сбалансированный портфель активов в добыче, старалась быть максимально гибкой с точки зрения операционной и организационной моделей. Это позволило нам быстро отреагировать на кризис прошлого года. Хотя, конечно, такой волатильности, какую мы наблюдали в 2020 году, не мог предсказать никто.

Среди главных задач прошлого года, кроме защиты сотрудников и клиентов от вируса, было сохранение непрерывности операционных и производственных процессов, сокращение издержек, повышение эффективности. Мы гибко управляли добычей в условиях ограничений ОПЕК+ для максимизации экономического результата, использовали все возможности собственной переработки и сбыта, делали основную ставку на рост эффективности по всей цепочке бизнеса. Это позволило обеспечить высокую финансовую устойчивость компании, и уже со второго квартала прошлого года показать прибыль, а также добиться хороших общих финансовых результатов по итогам года.

Если говорить об объемах добычи, то, хотя по жидким углеводородам они снизились в связи с действием соглашения ОПЕК+, благодаря газовой составляющей портфеля нам удалось сохранить общую добычу на уровне 2019 года – 96 млн тонн н.э.

НГВ: Какие проекты по добыче остаются для компании приоритетными в новых условиях?

А. Дюков: Флагманские проекты в добыче на ближайшие пять лет – это разработка неоком-юрских залежей Харасавэйского и Бованенковского месторождений. Большой потенциал имеет проект «Зима» в ХМАО – там мы видим быстрый и эффективный рост добычи на месторождении имени Жагрина, продолжаем изучать потенциал соседних Вайских участков. Значимым событием для компании в 2021 году будет запуск инфраструктуры Тазовского нефтегазоконденсатного месторождения в Надым-Пур-Тазовском районе ЯНАО. Фактически это первый новый проект в добыче, который реализован в России после начала пандемии.

Еще один важный проект – это завершение строительства и ввод в эксплуатацию инфраструктуры для освоения нефтяных оторочек Песцового, Ен-Яхинского и Чаяндинского месторождений. В целом доля нефтяных оторочек в общем объеме добычи компании составит 10% после 2023 года.

Кроме того, новые перспективы для освоения газовых месторождений полуострова Ямал открывает наш инфраструктурный проект «Газ Ямала».

НГВ: Согласно данным компании, ее запасы углеводородов в 2020 году выросли на 36%. За счет чего удалось так резко нарастить запасы и каковы приоритеты для развития ресурсной базы уже в 2021 году? Планирует ли «Газпром нефть» приобретать новые геологоразведочные активы?

А. Дюков: Существенный рост запасов по итогам 2020 года был обеспечен как за счет открытия новых месторождений и приобретения лицензионных участков, так и за счет месторождений, который компания разрабатывает по долгосрочным рисковым операторским договорам с «Газпромом». Они обеспечили дополнительный прирост запасов углеводородов по категории 2Р более чем на 1 млрд тонн н.э.

На сегодня у нас сформирован диверсифицированный портфель для развития ресурсной базы. За последние три года компания приобрела десятки лицензионных участков и вышла в новые поисковые зоны в нескольких регионах страны, в том числе на полуострове Гыдан, на Ямале, в Оренбуржье. В 2020 году «Газпром нефть» открыла три месторождения в ХМАО и Оренбургской области, а также установила нефтегазоносность 26 новых залежей в регионах своей деятельности.

В 2021 году фокус будет на проведении геологоразведочных работ в пределах наших лицензий, изучении перспективного участка на севере Гыдана. Вместе с тем мы проводим постоянный мониторинг возможностей и всегда остаемся открытыми для покупки новых интересных геологоразведочных активов.

НГВ: В апреле «Газпром нефть» запустила в Якутии систему транспортировки нефти с Чаяндинского месторождения в магистральный нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан». Как будет развиваться этот проект дальше, на какие объемы добычи он может выйти? И каковы дальнейшие планы компании по развитию в Восточной Сибири?

А. Дюков: Существенным достижением на Чаяндинском месторождении стал запуск нефтепровода на семь месяцев ранее запланированного срока. Это позволило нам отказаться от автовывоза и обеспечить бесперебойную транспортировку до 1,5 млн тонн в год нефти с месторождения в систему ВСТО. В настоящий момент в рамках проекта ведется строительство компрессорной станции и установки подготовки нефти, запуск которой запланирован в 2021 году. Кроме того, на месторождении продолжается бурение новых высокотехнологичных горизонтальных скважин по технологии «фишбон». Пиковый уровень добычи на нефтяной оторочке Чаянды составит около 3 млн тонн нефтяного эквивалента ежегодно. На этот уровень мы планируем выйти в 2023 году.

Если говорить о наших дальнейших планах по развитию в Восточной Сибири, то это, во-первых, дополнительные опции в пределах Чаяндинского месторождения. Кроме того, у нас есть Оморинский проект, который находится на территории Эвенкийского района Красноярского края и в геологическом плане является продолжением одного из крупнейших месторождений Восточной Сибири – Юрубчено-Тохомского. Дополнительной возможностью для развития проекта является его близость к магистральному трубопроводу Куюмба-Тайшет системы ВСТО. На сегодня мы находимся на этапе «Поиск – оценка», к поисково-разведочному бурению планируется приступить в 2022-2023 годы.

НГВ: Как развивается Чонский проект, ведутся ли переговоры о привлечении партнеров?

А. Дюков: Это один из самых крупных активов в Восточной Сибири, который охватывает сразу 3 лицензионных участка. За 2020 год компании удалось обеспечить прирост запасов на Чонском проекте по международной классификации PRMS до стратегических 1 млрд баррелей тнэ по категории 2Р. Мы видим высокий потенциал у освоения Чонской группы месторождений, при этом заинтересованы в том, чтобы реализовать проект в формате партнерства. Сейчас ведутся переговоры с несколькими крупными иностранными и российскими участниками рынка.

НГВ: Сообщалось, что в 2020 году «Газпром нефть» удвоила добычу баженовской нефти – до 100 тыс. тонн. Какие перспективы связывает компания с освоением баженовской свиты, какие трудности остаются на пути к рентабельному промышленному освоению этой ресурсной базы?

А. Дюков: Проект «Бажен» уникален и важен для российской нефтегазовой отрасли прежде всего тем, что в его рамках создаются отечественные технологии освоения трудноизвлекаемых запасов. Всего в процессе реализации проекта разработано более 10 российских технологий в области строительства скважин, используется исключительно российское скважинное оборудование, подобрана линейка химреагентов, сформирован пул отечественных подрядчиков. Кроме того, созданы и уже применяются отечественные программные комплексы для гидродинамического моделирования, для моделирования гидроразрыва пласта.

Если говорить о конкретных технологических решениях, то скважины с длиной горизонтального ствола до 2 тыс. м, с 30 стадиями гибридного гидроразрыва пласта и с максимальными скоростями закачки около 16 м3 пропанта в минуту признаны наиболее оптимальными для разработки бажена. При этом в России никто, кроме «Газпром нефти», не строил скважины с такими характеристиками на баженовский интервал. Операции даже на такой сложной конструкции выполнялись с использованием оборудования российского производства: уровень импортозамещения на скважине достиг 95%.

Развитие технологий и, что не менее важно, обучение эффективной работе с этими технологиями позволило значительно снизить удельные затраты при разработке баженовских горизонтов. Так, если на старте проекта в 2016 году удельные затраты составлял 30 тыс. рублей на тонну нефти, спустя четыре года мы зафиксировали средний показатель в 13 тыс. рублей на тонну. А на отдельных скважинах удалось «попасть» в целевое для нас значение в 8,5 тыс. рублей. При достижении этого показателя становится рентабельным промышленное освоение бажена на обустроенных территориях – то есть там, где уже есть инфраструктура, созданная для работы с более простыми категориями запасов. До конца 2021 года «Газпром нефть» планирует подтвердить эффективность технологии и закрепиться на уровне удельных затрат в 8,5 тыс. рублей на тонну.

Внедрение промышленной технологии для баженовской свиты позволит планомерно наращивать объемы добычи нетрадиционных запасов и уже к 2025 году добывать из бажена до 1 млн тонн ежегодно. Чтобы тиражировать технологию на новых – необустроенных – участках, необходимо, чтобы доходы от добычи позволяли окупить все дополнительные инвестиции, связанные с созданием новой инфраструктуры месторождений. Для этого стоимость добываемой тонны нефти из бажена должна снизиться до 6 тыс. руб. Это наша цель до 2025 года.

«Газпром нефть» планирует развивать проект преимущественно в формате партнерств – стратегических, технологических, финансовых, а также с участием государства. Еще одной эффективной мерой мы считаем коммерциализацию собственных технологий. Выводя их на рынок, компания рассчитывает получить дополнительное финансирование и уменьшить рисковые инвестиции.

НГВ: А если говорить о поддержке государства для проекта «Бажен», в чем она выражается?

А. Дюков: Профильные министерства и Правительство РФ понимают, что развитие российских технологий для разработки трудноизвлекаемых запасов – одна из ключевых задач для нашей отрасли. Мы видим принятие системных решений в этой сфере на государственном уровне. Так, например, при изменении налогового законодательства для всех ТРИЗов были сохранены льготы. Продолжает формироваться нормативная база: принят закон о технологических полигонах для бажена, доманика, абалак-ходума. Он позволяет тестировать новые технологии на специально выделенных лицензионных участках, без жестких обязательств по добыче. Формирование в России системы технологических полигонов – важный шаг, который поможет отечественной нефтянке получить доступ к колоссальным запасам «трудной» нефти.

НГВ: Компания уже около 10 лет ведет масштабную модернизацию собственных НПЗ. Какие цели вы ставите перед собой? И каких результатов уже удалось добиться?

А. Дюков: У каждого этапа модернизации наших НПЗ были свои цели. Так, по итогам реализации первого этапа все заводы «Газпром нефти» уже с 2013 года, со значительным опережением установленных российским правительством сроков, перешли на выпуск топлив пятого экологического класса со сверхнизким содержанием серы.

На текущем этапе модернизации предприятий наша главная цель – повышение выхода светлых нефтепродуктов до 80% и увеличение глубины переработки почти до 100%, а также рост экологичности предприятий. Этот этап завершается в 2025 году, в результате НПЗ «Газпром нефти» будут одними из самых передовых не только в России, но и в Европе.

Важным событием для нашей переработки стал запуск в 2020 году комплекса «Евро+» на Московском НПЗ, который заменил собой сразу пять установок предыдущих поколений. В результате рост возможностей производства дизельного топлива на заводе составил 40%, автомобильных бензинов – 15%.

Кроме того, в прошлом году в Сербии на заводе в Панчево был введен в эксплуатацию комплекс глубокой переработки, благодаря чему глубина переработки нефти на предприятии превысила 99%.

В Омске мы совершили первый пуск комплекса глубокой переработки нефти с производством товарной продукции. В настоящее время там продолжается настройка технологического режима работы оборудования и вывод на проектные показатели. Комплекс объединяет секции гидрокрекинга вакуумного газойля и производства водорода. В высокой степени готовности находятся также установки замедленного коксования, гидроочистки дизельного топлива, первичной переработки и риформинга.

Такой же комплекс глубокой переработки будет построен и на московской площадке, а на заводе «Славнефть-ЯНОС» в Ярославле начнет работу установка замедленного коксования. Реализация этих проектов уже началась.

Пандемия лишний раз подтвердила важность модернизации наших предприятий. В сегодняшних условиях, когда ситуация на рынке меняется резко и непредсказуемо, технологическая гибкость и эффективность заводов играют ключевую роль. Модернизированные предприятия способны оперативно реагировать на изменения в структуре спроса. А НПЗ с низким уровнем модернизации и ограниченным набором процессов проигрывают конкуренцию на современном рынке.

НГВ: Какие технологии снижения воздействия на окружающую среду применяются на нефтеперерабатывающих предприятиях компании?

А. Дюков: Все новые комплексы на наших НПЗ строятся по самым современным экологичным технологиям. Мы используем также дополнительные решения, которые не только снижают воздействие предприятий на окружающую среду, но и в онлайн-режиме следят за соблюдением строгих нормативов. Так, на заводе в Москве эффективно работает система онлайн-мониторинга воздуха, аналогичное решение сейчас внедряется в Омске.

Еще один, можно сказать, уже наш типовой экологический проект, – это биологические очистные сооружения закрытого типа «Биосфера». Они себя очень хорошо зарекомендовали на заводе в Москве, сейчас мы заканчиваем строительство таких же сооружений на Омском НПЗ. Эффективность очистки сточных вод на «Биосфере» приближается к 100%, и более 70% воды возвращается для повторного использования.

В состав нового комплекса глубокой переработки нефти на Омском заводе входит блок для переработки и очистки технологических газов. Это дает нам возможность производить из газа востребованную на рынке продукцию. Объект, кстати, построен в рамках федерального проекта «Чистый воздух». А всего совокупные инвестиции завода, которые учитываются в рамках федерального проекта «Чистый воздух», составляют более 100 млрд рублей. По этому показателю мы одни из лидеров.

Кроме того, компания сейчас разрабатывает новые технологии улавливания СО2 и изучает возможности его дополнительного использования. Ориентируясь на мировой опыт, на Омском заводе мы рассматриваем возможность строить теплицы, для работы которых будет применяться углекислый газ. Так мы еще больше сократим воздействие на атмосферу и при этом получим дополнительные виды продукции – овощи, цветы. Схожие проекты есть у Shell и других мировых мейджоров.

НГВ: Компания сообщила об увеличении реализации в 2020 году высокоэкологичных судовых топлив в 3,5 раза, высокотехнологичных битумов – на 32%. С чем связан такой рост?

А. Дюков: С начала 2020 года вступили в силу новые экологические правила конвенции МАРПОЛ, которые ограничили предельное содержание серы в выхлопных газах судов. В связи с этим использование высокосернистого флотского мазута в качестве судового топлива оказалось практически под полным запретом. Судоходная отрасль и особенно поставщики судовых топлив столкнулись с вызовом: необходимо было предложить рынку новый вид судового топлива. Мы действовали на опережение и уже осенью 2019 года начали поставлять нашим потребителям тестовые партии нового высокоэкологичного судового топлива с содержанием серы до 0,5%. В начале 2020 года началось масштабное производство нового экологичного топлива на наших НПЗ, и по итогам 2020 года объем реализации «в борт судна» превысил 1,1 млн тонн. Мы заняли более 20% отечественного рынка в сегменте экологичных топлив.

Тренд на экологичность судоходной отрасли будет только нарастать. Сегодня и в перспективе 2030-2035 годов наиболее предпочтительным топливным решением для нового флота является сжиженный природный газ. По различным оценкам, доля СПГ в общей структуре потребления топлива мировым флотом можем достигнуть 20-25% уже в этом десятилетии. Наше дочернее общество «Газпромнефть Марин Бункер» – лидер по развитию данного сегмента рынка в Российской Федерации. Уже в этом году мы введем в эксплуатацию первое в России судно-бункеровщик СПГ для работы в российских портах Балтийского бассейна. Мы также формируем стратегию по развитию рынка бункеровок СПГ и в других акваториях нашей страны.

Что касается битумов, то высокие показатели их реализации достигнуты за счет использования наших материалов при реализации крупнейших российских дорожно-строительных проектов. Важным событием для битумного бизнеса «Газпром нефти» стал выход на российский розничный рынок строительных материалов. Кроме того, в 2020 году «Газпром нефть» расширила экспортную сеть поставок битумных материалов до 65 стран мира.

НГВ: Пандемия коронавируса заставила многие компании ускорить цифровизацию. Коснулась ли эта тенденция и «Газпром нефти»? Не пришлось ли вам пересматривать свои приоритеты в области цифровизации? И дает ли она уже ощутимый экономический эффект?

А. Дюков: Для современной компании практически из любой отрасли очень важно умение системно внедрять цифровые технологии. Мы эти компетенции развиваем не один год. И в прошлом году они помогали нам в том числе в создании барьеров для защиты от COVID-19. Например, элементы машинного обучения использовались для диагностирования и прогнозирования развития заболевания, видеоаналитика позволяла контролировать соблюдение минимальной дистанции между сотрудниками, а штабы в дочерних обществах были связаны единой информационной сетью, обеспечившей оперативность принятия решений по важным вопросам.

Сам по себе распределенный формат работы не был новшеством для «Газпром нефти». Многие команды уже не первый год работали из разных локаций над одними задачами. Новый же вызов 2020 года заключался в кратном увеличении удаленных подключений к рабочим местам в очень короткие сроки. Если до пандемии потребности в этих сервисах не превышала 6-8 тыс. сотрудников, то уже в апреле 2020 года число пользователей системы удаленного доступа к рабочим местам превысило 30 тыс. человек. Конечно, изначально ИТ-инфраструктура не была рассчитана на то, чтобы десятки тысяч сотрудников могли единовременно перейти на работу в удаленном формате. Для решения этой задачи ИТ-штаб усилил инфраструктурные мощности, оперативно изменил ряд бизнес-процессов, а также запустил новые сервисы. Это то изменение, которое, что называется, делалось «с колес», с учетом резко изменившихся внешних условий.

Если говорить о приоритетах в области цифровой трансформации, то, конечно, мы их периодически корректируем. Также, как и общую стратегию компании. Но о принципиальном изменении наших подходов к развитию цифровых технологий речи не идет. Мы продолжаем реализацию 13-ти стратегических программ цифровой трансформации, охватывающих всю цепочку создания стоимости, включая функциональные и поддерживающие направления. За 2020 год экономический эффект составил 9,3 млрд рублей. Так, например, только по двум продуктам флагманской программы Блока разведки и добычи «Актив будущего» в 2020 году получен эффект более 1 млрд рублей за счет сокращения капитальных затрат на бурение и снижения потерь по недоборам нефти. А один из ключевых цифровых проектов блока логистики, переработки и сбыта – система управления арктической логистикой «Капитан» – позволила на 12% сократить удельные затраты на вывоз арктической нефти.

НГВ: В конце 2020 года «Газпром нефть» вошла в число лидеров международного рейтинга Carbon Disclosure Project – крупнейшего и самого авторитетного исследования компаний по показателям климатической ответственности. Благодаря чему этого удалось добиться? И какие первоочередные задачи ставит перед собой «Газпром нефть» в плане климатической повестки?

А. Дюков: На наш рейтинг CDP, который в 2020 году действительно оказался выше, чем средний рейтинг по Европе и миру, повлияли высокий уровень открытости компании в сфере устойчивого развития и эффективная система управления. Наиболее высокую оценку получили подход компании к управлению прямыми и косвенными выбросами, дополнительные инициативы по сокращению выбросов, такие как повышение энергоэффективности и снижение объемов сжигания попутного нефтяного газа, а также система корпоративного управления.

Если говорить о ближайших задачах, то в 2021 году одним из ключевых фокусов для «Газпром нефти» станет определение долгосрочных целей в ESG, и в первую очередь – по снижению выбросов углекислого газа. Мы также продолжим развивать систему целеполагания и управления рисками в этой сфере, будем стремиться к дальнейшему увеличению объемов раскрытия информации. Мы хотим быть максимально открытой компанией для партнеров, клиентов, государственных органов и всего общества в целом. И обязательно будем делиться значимыми событиями в жизни компании, в том числе с вашим изданием.

[~DETAIL_TEXT] =>

В условиях пандемии весь мировой нефтегазовый комплекс переживает тяжелые времена. Многим мейджорам пришлось сократить свои инвестиции в разведку и разработку новых запасов, скорректировать свои программы развития. На эти проблемы накладываются и все более ужесточающиеся экологические требования, климатическая повестка вынуждает игроков отрасли уделять постоянное внимание сокращению вредного воздействия на окружающую среду. Но все эти проблемы можно с успехом решать, о чем свидетельствует опыт «Газпром нефти». О том, на каких проектах компания сосредоточила свои усилия в последнее время и каковы ее планы на будущее, «Нефтегазовой Вертикали» рассказал Председатель Правления, Генеральный директор ПАО «Газпром нефть» Александр ДЮКОВ.

НГВ: Александр Валерьевич, по итогам 2020 года «Газпром нефть» не только продемонстрировала чистую прибыль в размере более 117 млрд рублей, но и сохранила объемы добычи на уровне 2019 года. Как этого удалось достичь на фоне неблагоприятных внешних условий: пандемии COVID-19, вызванного ею глобального экономического кризиса, ограничений в рамках ОПЕК+?

А. Дюков: «Газпром нефть» ориентирована на активное развитие, мы всегда стремимся к большему. При этом еще до пандемии компания учитывала риски волатильности и формировала сбалансированный портфель активов в добыче, старалась быть максимально гибкой с точки зрения операционной и организационной моделей. Это позволило нам быстро отреагировать на кризис прошлого года. Хотя, конечно, такой волатильности, какую мы наблюдали в 2020 году, не мог предсказать никто.

Среди главных задач прошлого года, кроме защиты сотрудников и клиентов от вируса, было сохранение непрерывности операционных и производственных процессов, сокращение издержек, повышение эффективности. Мы гибко управляли добычей в условиях ограничений ОПЕК+ для максимизации экономического результата, использовали все возможности собственной переработки и сбыта, делали основную ставку на рост эффективности по всей цепочке бизнеса. Это позволило обеспечить высокую финансовую устойчивость компании, и уже со второго квартала прошлого года показать прибыль, а также добиться хороших общих финансовых результатов по итогам года.

Если говорить об объемах добычи, то, хотя по жидким углеводородам они снизились в связи с действием соглашения ОПЕК+, благодаря газовой составляющей портфеля нам удалось сохранить общую добычу на уровне 2019 года – 96 млн тонн н.э.

НГВ: Какие проекты по добыче остаются для компании приоритетными в новых условиях?

А. Дюков: Флагманские проекты в добыче на ближайшие пять лет – это разработка неоком-юрских залежей Харасавэйского и Бованенковского месторождений. Большой потенциал имеет проект «Зима» в ХМАО – там мы видим быстрый и эффективный рост добычи на месторождении имени Жагрина, продолжаем изучать потенциал соседних Вайских участков. Значимым событием для компании в 2021 году будет запуск инфраструктуры Тазовского нефтегазоконденсатного месторождения в Надым-Пур-Тазовском районе ЯНАО. Фактически это первый новый проект в добыче, который реализован в России после начала пандемии.

Еще один важный проект – это завершение строительства и ввод в эксплуатацию инфраструктуры для освоения нефтяных оторочек Песцового, Ен-Яхинского и Чаяндинского месторождений. В целом доля нефтяных оторочек в общем объеме добычи компании составит 10% после 2023 года.

Кроме того, новые перспективы для освоения газовых месторождений полуострова Ямал открывает наш инфраструктурный проект «Газ Ямала».

НГВ: Согласно данным компании, ее запасы углеводородов в 2020 году выросли на 36%. За счет чего удалось так резко нарастить запасы и каковы приоритеты для развития ресурсной базы уже в 2021 году? Планирует ли «Газпром нефть» приобретать новые геологоразведочные активы?

А. Дюков: Существенный рост запасов по итогам 2020 года был обеспечен как за счет открытия новых месторождений и приобретения лицензионных участков, так и за счет месторождений, который компания разрабатывает по долгосрочным рисковым операторским договорам с «Газпромом». Они обеспечили дополнительный прирост запасов углеводородов по категории 2Р более чем на 1 млрд тонн н.э.

На сегодня у нас сформирован диверсифицированный портфель для развития ресурсной базы. За последние три года компания приобрела десятки лицензионных участков и вышла в новые поисковые зоны в нескольких регионах страны, в том числе на полуострове Гыдан, на Ямале, в Оренбуржье. В 2020 году «Газпром нефть» открыла три месторождения в ХМАО и Оренбургской области, а также установила нефтегазоносность 26 новых залежей в регионах своей деятельности.

В 2021 году фокус будет на проведении геологоразведочных работ в пределах наших лицензий, изучении перспективного участка на севере Гыдана. Вместе с тем мы проводим постоянный мониторинг возможностей и всегда остаемся открытыми для покупки новых интересных геологоразведочных активов.

НГВ: В апреле «Газпром нефть» запустила в Якутии систему транспортировки нефти с Чаяндинского месторождения в магистральный нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан». Как будет развиваться этот проект дальше, на какие объемы добычи он может выйти? И каковы дальнейшие планы компании по развитию в Восточной Сибири?

А. Дюков: Существенным достижением на Чаяндинском месторождении стал запуск нефтепровода на семь месяцев ранее запланированного срока. Это позволило нам отказаться от автовывоза и обеспечить бесперебойную транспортировку до 1,5 млн тонн в год нефти с месторождения в систему ВСТО. В настоящий момент в рамках проекта ведется строительство компрессорной станции и установки подготовки нефти, запуск которой запланирован в 2021 году. Кроме того, на месторождении продолжается бурение новых высокотехнологичных горизонтальных скважин по технологии «фишбон». Пиковый уровень добычи на нефтяной оторочке Чаянды составит около 3 млн тонн нефтяного эквивалента ежегодно. На этот уровень мы планируем выйти в 2023 году.

Если говорить о наших дальнейших планах по развитию в Восточной Сибири, то это, во-первых, дополнительные опции в пределах Чаяндинского месторождения. Кроме того, у нас есть Оморинский проект, который находится на территории Эвенкийского района Красноярского края и в геологическом плане является продолжением одного из крупнейших месторождений Восточной Сибири – Юрубчено-Тохомского. Дополнительной возможностью для развития проекта является его близость к магистральному трубопроводу Куюмба-Тайшет системы ВСТО. На сегодня мы находимся на этапе «Поиск – оценка», к поисково-разведочному бурению планируется приступить в 2022-2023 годы.

НГВ: Как развивается Чонский проект, ведутся ли переговоры о привлечении партнеров?

А. Дюков: Это один из самых крупных активов в Восточной Сибири, который охватывает сразу 3 лицензионных участка. За 2020 год компании удалось обеспечить прирост запасов на Чонском проекте по международной классификации PRMS до стратегических 1 млрд баррелей тнэ по категории 2Р. Мы видим высокий потенциал у освоения Чонской группы месторождений, при этом заинтересованы в том, чтобы реализовать проект в формате партнерства. Сейчас ведутся переговоры с несколькими крупными иностранными и российскими участниками рынка.

НГВ: Сообщалось, что в 2020 году «Газпром нефть» удвоила добычу баженовской нефти – до 100 тыс. тонн. Какие перспективы связывает компания с освоением баженовской свиты, какие трудности остаются на пути к рентабельному промышленному освоению этой ресурсной базы?

А. Дюков: Проект «Бажен» уникален и важен для российской нефтегазовой отрасли прежде всего тем, что в его рамках создаются отечественные технологии освоения трудноизвлекаемых запасов. Всего в процессе реализации проекта разработано более 10 российских технологий в области строительства скважин, используется исключительно российское скважинное оборудование, подобрана линейка химреагентов, сформирован пул отечественных подрядчиков. Кроме того, созданы и уже применяются отечественные программные комплексы для гидродинамического моделирования, для моделирования гидроразрыва пласта.

Если говорить о конкретных технологических решениях, то скважины с длиной горизонтального ствола до 2 тыс. м, с 30 стадиями гибридного гидроразрыва пласта и с максимальными скоростями закачки около 16 м3 пропанта в минуту признаны наиболее оптимальными для разработки бажена. При этом в России никто, кроме «Газпром нефти», не строил скважины с такими характеристиками на баженовский интервал. Операции даже на такой сложной конструкции выполнялись с использованием оборудования российского производства: уровень импортозамещения на скважине достиг 95%.

Развитие технологий и, что не менее важно, обучение эффективной работе с этими технологиями позволило значительно снизить удельные затраты при разработке баженовских горизонтов. Так, если на старте проекта в 2016 году удельные затраты составлял 30 тыс. рублей на тонну нефти, спустя четыре года мы зафиксировали средний показатель в 13 тыс. рублей на тонну. А на отдельных скважинах удалось «попасть» в целевое для нас значение в 8,5 тыс. рублей. При достижении этого показателя становится рентабельным промышленное освоение бажена на обустроенных территориях – то есть там, где уже есть инфраструктура, созданная для работы с более простыми категориями запасов. До конца 2021 года «Газпром нефть» планирует подтвердить эффективность технологии и закрепиться на уровне удельных затрат в 8,5 тыс. рублей на тонну.

Внедрение промышленной технологии для баженовской свиты позволит планомерно наращивать объемы добычи нетрадиционных запасов и уже к 2025 году добывать из бажена до 1 млн тонн ежегодно. Чтобы тиражировать технологию на новых – необустроенных – участках, необходимо, чтобы доходы от добычи позволяли окупить все дополнительные инвестиции, связанные с созданием новой инфраструктуры месторождений. Для этого стоимость добываемой тонны нефти из бажена должна снизиться до 6 тыс. руб. Это наша цель до 2025 года.

«Газпром нефть» планирует развивать проект преимущественно в формате партнерств – стратегических, технологических, финансовых, а также с участием государства. Еще одной эффективной мерой мы считаем коммерциализацию собственных технологий. Выводя их на рынок, компания рассчитывает получить дополнительное финансирование и уменьшить рисковые инвестиции.

НГВ: А если говорить о поддержке государства для проекта «Бажен», в чем она выражается?

А. Дюков: Профильные министерства и Правительство РФ понимают, что развитие российских технологий для разработки трудноизвлекаемых запасов – одна из ключевых задач для нашей отрасли. Мы видим принятие системных решений в этой сфере на государственном уровне. Так, например, при изменении налогового законодательства для всех ТРИЗов были сохранены льготы. Продолжает формироваться нормативная база: принят закон о технологических полигонах для бажена, доманика, абалак-ходума. Он позволяет тестировать новые технологии на специально выделенных лицензионных участках, без жестких обязательств по добыче. Формирование в России системы технологических полигонов – важный шаг, который поможет отечественной нефтянке получить доступ к колоссальным запасам «трудной» нефти.

НГВ: Компания уже около 10 лет ведет масштабную модернизацию собственных НПЗ. Какие цели вы ставите перед собой? И каких результатов уже удалось добиться?

А. Дюков: У каждого этапа модернизации наших НПЗ были свои цели. Так, по итогам реализации первого этапа все заводы «Газпром нефти» уже с 2013 года, со значительным опережением установленных российским правительством сроков, перешли на выпуск топлив пятого экологического класса со сверхнизким содержанием серы.

На текущем этапе модернизации предприятий наша главная цель – повышение выхода светлых нефтепродуктов до 80% и увеличение глубины переработки почти до 100%, а также рост экологичности предприятий. Этот этап завершается в 2025 году, в результате НПЗ «Газпром нефти» будут одними из самых передовых не только в России, но и в Европе.

Важным событием для нашей переработки стал запуск в 2020 году комплекса «Евро+» на Московском НПЗ, который заменил собой сразу пять установок предыдущих поколений. В результате рост возможностей производства дизельного топлива на заводе составил 40%, автомобильных бензинов – 15%.

Кроме того, в прошлом году в Сербии на заводе в Панчево был введен в эксплуатацию комплекс глубокой переработки, благодаря чему глубина переработки нефти на предприятии превысила 99%.

В Омске мы совершили первый пуск комплекса глубокой переработки нефти с производством товарной продукции. В настоящее время там продолжается настройка технологического режима работы оборудования и вывод на проектные показатели. Комплекс объединяет секции гидрокрекинга вакуумного газойля и производства водорода. В высокой степени готовности находятся также установки замедленного коксования, гидроочистки дизельного топлива, первичной переработки и риформинга.

Такой же комплекс глубокой переработки будет построен и на московской площадке, а на заводе «Славнефть-ЯНОС» в Ярославле начнет работу установка замедленного коксования. Реализация этих проектов уже началась.

Пандемия лишний раз подтвердила важность модернизации наших предприятий. В сегодняшних условиях, когда ситуация на рынке меняется резко и непредсказуемо, технологическая гибкость и эффективность заводов играют ключевую роль. Модернизированные предприятия способны оперативно реагировать на изменения в структуре спроса. А НПЗ с низким уровнем модернизации и ограниченным набором процессов проигрывают конкуренцию на современном рынке.

НГВ: Какие технологии снижения воздействия на окружающую среду применяются на нефтеперерабатывающих предприятиях компании?

А. Дюков: Все новые комплексы на наших НПЗ строятся по самым современным экологичным технологиям. Мы используем также дополнительные решения, которые не только снижают воздействие предприятий на окружающую среду, но и в онлайн-режиме следят за соблюдением строгих нормативов. Так, на заводе в Москве эффективно работает система онлайн-мониторинга воздуха, аналогичное решение сейчас внедряется в Омске.

Еще один, можно сказать, уже наш типовой экологический проект, – это биологические очистные сооружения закрытого типа «Биосфера». Они себя очень хорошо зарекомендовали на заводе в Москве, сейчас мы заканчиваем строительство таких же сооружений на Омском НПЗ. Эффективность очистки сточных вод на «Биосфере» приближается к 100%, и более 70% воды возвращается для повторного использования.

В состав нового комплекса глубокой переработки нефти на Омском заводе входит блок для переработки и очистки технологических газов. Это дает нам возможность производить из газа востребованную на рынке продукцию. Объект, кстати, построен в рамках федерального проекта «Чистый воздух». А всего совокупные инвестиции завода, которые учитываются в рамках федерального проекта «Чистый воздух», составляют более 100 млрд рублей. По этому показателю мы одни из лидеров.

Кроме того, компания сейчас разрабатывает новые технологии улавливания СО2 и изучает возможности его дополнительного использования. Ориентируясь на мировой опыт, на Омском заводе мы рассматриваем возможность строить теплицы, для работы которых будет применяться углекислый газ. Так мы еще больше сократим воздействие на атмосферу и при этом получим дополнительные виды продукции – овощи, цветы. Схожие проекты есть у Shell и других мировых мейджоров.

НГВ: Компания сообщила об увеличении реализации в 2020 году высокоэкологичных судовых топлив в 3,5 раза, высокотехнологичных битумов – на 32%. С чем связан такой рост?

А. Дюков: С начала 2020 года вступили в силу новые экологические правила конвенции МАРПОЛ, которые ограничили предельное содержание серы в выхлопных газах судов. В связи с этим использование высокосернистого флотского мазута в качестве судового топлива оказалось практически под полным запретом. Судоходная отрасль и особенно поставщики судовых топлив столкнулись с вызовом: необходимо было предложить рынку новый вид судового топлива. Мы действовали на опережение и уже осенью 2019 года начали поставлять нашим потребителям тестовые партии нового высокоэкологичного судового топлива с содержанием серы до 0,5%. В начале 2020 года началось масштабное производство нового экологичного топлива на наших НПЗ, и по итогам 2020 года объем реализации «в борт судна» превысил 1,1 млн тонн. Мы заняли более 20% отечественного рынка в сегменте экологичных топлив.

Тренд на экологичность судоходной отрасли будет только нарастать. Сегодня и в перспективе 2030-2035 годов наиболее предпочтительным топливным решением для нового флота является сжиженный природный газ. По различным оценкам, доля СПГ в общей структуре потребления топлива мировым флотом можем достигнуть 20-25% уже в этом десятилетии. Наше дочернее общество «Газпромнефть Марин Бункер» – лидер по развитию данного сегмента рынка в Российской Федерации. Уже в этом году мы введем в эксплуатацию первое в России судно-бункеровщик СПГ для работы в российских портах Балтийского бассейна. Мы также формируем стратегию по развитию рынка бункеровок СПГ и в других акваториях нашей страны.

Что касается битумов, то высокие показатели их реализации достигнуты за счет использования наших материалов при реализации крупнейших российских дорожно-строительных проектов. Важным событием для битумного бизнеса «Газпром нефти» стал выход на российский розничный рынок строительных материалов. Кроме того, в 2020 году «Газпром нефть» расширила экспортную сеть поставок битумных материалов до 65 стран мира.

НГВ: Пандемия коронавируса заставила многие компании ускорить цифровизацию. Коснулась ли эта тенденция и «Газпром нефти»? Не пришлось ли вам пересматривать свои приоритеты в области цифровизации? И дает ли она уже ощутимый экономический эффект?

А. Дюков: Для современной компании практически из любой отрасли очень важно умение системно внедрять цифровые технологии. Мы эти компетенции развиваем не один год. И в прошлом году они помогали нам в том числе в создании барьеров для защиты от COVID-19. Например, элементы машинного обучения использовались для диагностирования и прогнозирования развития заболевания, видеоаналитика позволяла контролировать соблюдение минимальной дистанции между сотрудниками, а штабы в дочерних обществах были связаны единой информационной сетью, обеспечившей оперативность принятия решений по важным вопросам.

Сам по себе распределенный формат работы не был новшеством для «Газпром нефти». Многие команды уже не первый год работали из разных локаций над одними задачами. Новый же вызов 2020 года заключался в кратном увеличении удаленных подключений к рабочим местам в очень короткие сроки. Если до пандемии потребности в этих сервисах не превышала 6-8 тыс. сотрудников, то уже в апреле 2020 года число пользователей системы удаленного доступа к рабочим местам превысило 30 тыс. человек. Конечно, изначально ИТ-инфраструктура не была рассчитана на то, чтобы десятки тысяч сотрудников могли единовременно перейти на работу в удаленном формате. Для решения этой задачи ИТ-штаб усилил инфраструктурные мощности, оперативно изменил ряд бизнес-процессов, а также запустил новые сервисы. Это то изменение, которое, что называется, делалось «с колес», с учетом резко изменившихся внешних условий.

Если говорить о приоритетах в области цифровой трансформации, то, конечно, мы их периодически корректируем. Также, как и общую стратегию компании. Но о принципиальном изменении наших подходов к развитию цифровых технологий речи не идет. Мы продолжаем реализацию 13-ти стратегических программ цифровой трансформации, охватывающих всю цепочку создания стоимости, включая функциональные и поддерживающие направления. За 2020 год экономический эффект составил 9,3 млрд рублей. Так, например, только по двум продуктам флагманской программы Блока разведки и добычи «Актив будущего» в 2020 году получен эффект более 1 млрд рублей за счет сокращения капитальных затрат на бурение и снижения потерь по недоборам нефти. А один из ключевых цифровых проектов блока логистики, переработки и сбыта – система управления арктической логистикой «Капитан» – позволила на 12% сократить удельные затраты на вывоз арктической нефти.

НГВ: В конце 2020 года «Газпром нефть» вошла в число лидеров международного рейтинга Carbon Disclosure Project – крупнейшего и самого авторитетного исследования компаний по показателям климатической ответственности. Благодаря чему этого удалось добиться? И какие первоочередные задачи ставит перед собой «Газпром нефть» в плане климатической повестки?

А. Дюков: На наш рейтинг CDP, который в 2020 году действительно оказался выше, чем средний рейтинг по Европе и миру, повлияли высокий уровень открытости компании в сфере устойчивого развития и эффективная система управления. Наиболее высокую оценку получили подход компании к управлению прямыми и косвенными выбросами, дополнительные инициативы по сокращению выбросов, такие как повышение энергоэффективности и снижение объемов сжигания попутного нефтяного газа, а также система корпоративного управления.

Если говорить о ближайших задачах, то в 2021 году одним из ключевых фокусов для «Газпром нефти» станет определение долгосрочных целей в ESG, и в первую очередь – по снижению выбросов углекислого газа. Мы также продолжим развивать систему целеполагания и управления рисками в этой сфере, будем стремиться к дальнейшему увеличению объемов раскрытия информации. Мы хотим быть максимально открытой компанией для партнеров, клиентов, государственных органов и всего общества в целом. И обязательно будем делиться значимыми событиями в жизни компании, в том числе с вашим изданием.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [TIMESTAMP_X] => 04.06.2021 16:40:19 [~TIMESTAMP_X] => 04.06.2021 16:40:19 [ACTIVE_FROM] => 02.06.2021 12:50:00 [~ACTIVE_FROM] => 02.06.2021 12:50:00 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/aleksandr_dyukov_my_vsegda_stremimsya_k_bolshemu/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/aleksandr_dyukov_my_vsegda_stremimsya_k_bolshemu/ [IBLOCK_ELEMENT_ID] => 46278 [~IBLOCK_ELEMENT_ID] => 46278 [PROPERTY_22] => «Нефтегазовая вертикаль» [~PROPERTY_22] => «Нефтегазовая вертикаль» [PROPERTY_23] => http://www.ngv.ru/ [~PROPERTY_23] => http://www.ngv.ru/ [PROPERTY_54] => 0.0000 [~PROPERTY_54] => 0.0000 [PROPERTY_95] => 0.0000 [~PROPERTY_95] => 0.0000 [PROPERTY_148] => Интервью для «Нефтегазовой вертикали» в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) [~PROPERTY_148] => Интервью для «Нефтегазовой вертикали» в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => aleksandr_dyukov_my_vsegda_stremimsya_k_bolshemu [~CODE] => aleksandr_dyukov_my_vsegda_stremimsya_k_bolshemu [EXTERNAL_ID] => 46278 [~EXTERNAL_ID] => 46278 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 12:50, 02 Июня 2021 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( [TAGS] => [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 28551 [TIMESTAMP_X] => 04.06.2021 16:40:19 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 487 [WIDTH] => 700 [FILE_SIZE] => 83134 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/355 [FILE_NAME] => 35599873eb8f9389f74e42f5a4a27d67.jpg [ORIGINAL_NAME] => Александр Дюков.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 70a5062aaf41602d3ec02190d6db3792 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/355/35599873eb8f9389f74e42f5a4a27d67.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/355/35599873eb8f9389f74e42f5a4a27d67.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/355/35599873eb8f9389f74e42f5a4a27d67.jpg [ALT] => Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему» [TITLE] => Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему» ) [SHOW_COUNTER] => 1225 ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [DESCRIPTION] => [~VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [~DESCRIPTION] => ) [SUB_TITLE] => Array ( [ID] => 148 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-11 18:19:22 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUB_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Интервью для «Нефтегазовой вертикали» в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Интервью для «Нефтегазовой вертикали» в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) [~DESCRIPTION] => ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => http://www.ngv.ru/ [DESCRIPTION] => [~VALUE] => http://www.ngv.ru/ [~DESCRIPTION] => ) [IMPORTANT] => Array ( [ID] => 54 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Важно [ACTIVE] => Y [SORT] => 502 [CODE] => IMPORTANT [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 4 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 54 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 0.0000 [~DESCRIPTION] => ) [MAIN_NEWS] => Array ( [ID] => 95 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Главная новость [ACTIVE] => Y [SORT] => 503 [CODE] => MAIN_NEWS [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 0.0000 [~DESCRIPTION] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [DESCRIPTION] => [~VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» ) [SUB_TITLE] => Array ( [ID] => 148 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-11 18:19:22 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUB_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Интервью для «Нефтегазовой вертикали» в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Интервью для «Нефтегазовой вертикали» в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => Интервью для «Нефтегазовой вертикали» в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => http://www.ngv.ru/ [DESCRIPTION] => [~VALUE] => http://www.ngv.ru/ [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => http://www.ngv.ru/ ) ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 20.12.2020 12:05:36 [~TIMESTAMP_X] => 20.12.2020 12:05:36 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Новости [~NAME] => Новости [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => [~SECTION_PAGE_URL] => [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 1 [~RSS_TTL] => 1 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [XML_ID] => furniture_news_s1 [~XML_ID] => furniture_news_s1 [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => N [~INDEX_SECTION] => N [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [VERSION] => 2 [~VERSION] => 2 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Новость [~ELEMENT_NAME] => Новость [SECTION_PROPERTY] => [~SECTION_PROPERTY] => [PROPERTY_INDEX] => [~PROPERTY_INDEX] => [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.ngv.ru [~SERVER_NAME] => www.ngv.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( ) ) [SECTION_URL] => [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему» [BROWSER_TITLE] => Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему» [KEYWORDS] => [DESCRIPTION] => ) )

Александр Дюков: «Мы всегда стремимся к большему»

Интервью для «Нефтегазовой вертикали» в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ)

В условиях пандемии весь мировой нефтегазовый комплекс переживает тяжелые времена. Многим мейджорам пришлось сократить свои инвестиции в разведку и разработку новых запасов, скорректировать свои программы развития. На эти проблемы накладываются и все более ужесточающиеся экологические требования, климатическая повестка вынуждает игроков отрасли уделять постоянное внимание сокращению вредного воздействия на окружающую среду. Но все эти проблемы можно с успехом решать, о чем свидетельствует опыт «Газпром нефти». О том, на каких проектах компания сосредоточила свои усилия в последнее время и каковы ее планы на будущее, «Нефтегазовой Вертикали» рассказал Председатель Правления, Генеральный директор ПАО «Газпром нефть» Александр ДЮКОВ.

НГВ: Александр Валерьевич, по итогам 2020 года «Газпром нефть» не только продемонстрировала чистую прибыль в размере более 117 млрд рублей, но и сохранила объемы добычи на уровне 2019 года. Как этого удалось достичь на фоне неблагоприятных внешних условий: пандемии COVID-19, вызванного ею глобального экономического кризиса, ограничений в рамках ОПЕК+?

А. Дюков: «Газпром нефть» ориентирована на активное развитие, мы всегда стремимся к большему. При этом еще до пандемии компания учитывала риски волатильности и формировала сбалансированный портфель активов в добыче, старалась быть максимально гибкой с точки зрения операционной и организационной моделей. Это позволило нам быстро отреагировать на кризис прошлого года. Хотя, конечно, такой волатильности, какую мы наблюдали в 2020 году, не мог предсказать никто.

Среди главных задач прошлого года, кроме защиты сотрудников и клиентов от вируса, было сохранение непрерывности операционных и производственных процессов, сокращение издержек, повышение эффективности. Мы гибко управляли добычей в условиях ограничений ОПЕК+ для максимизации экономического результата, использовали все возможности собственной переработки и сбыта, делали основную ставку на рост эффективности по всей цепочке бизнеса. Это позволило обеспечить высокую финансовую устойчивость компании, и уже со второго квартала прошлого года показать прибыль, а также добиться хороших общих финансовых результатов по итогам года.

Если говорить об объемах добычи, то, хотя по жидким углеводородам они снизились в связи с действием соглашения ОПЕК+, благодаря газовой составляющей портфеля нам удалось сохранить общую добычу на уровне 2019 года – 96 млн тонн н.э.

НГВ: Какие проекты по добыче остаются для компании приоритетными в новых условиях?

А. Дюков: Флагманские проекты в добыче на ближайшие пять лет – это разработка неоком-юрских залежей Харасавэйского и Бованенковского месторождений. Большой потенциал имеет проект «Зима» в ХМАО – там мы видим быстрый и эффективный рост добычи на месторождении имени Жагрина, продолжаем изучать потенциал соседних Вайских участков. Значимым событием для компании в 2021 году будет запуск инфраструктуры Тазовского нефтегазоконденсатного месторождения в Надым-Пур-Тазовском районе ЯНАО. Фактически это первый новый проект в добыче, который реализован в России после начала пандемии.

Еще один важный проект – это завершение строительства и ввод в эксплуатацию инфраструктуры для освоения нефтяных оторочек Песцового, Ен-Яхинского и Чаяндинского месторождений. В целом доля нефтяных оторочек в общем объеме добычи компании составит 10% после 2023 года.

Кроме того, новые перспективы для освоения газовых месторождений полуострова Ямал открывает наш инфраструктурный проект «Газ Ямала».

НГВ: Согласно данным компании, ее запасы углеводородов в 2020 году выросли на 36%. За счет чего удалось так резко нарастить запасы и каковы приоритеты для развития ресурсной базы уже в 2021 году? Планирует ли «Газпром нефть» приобретать новые геологоразведочные активы?

А. Дюков: Существенный рост запасов по итогам 2020 года был обеспечен как за счет открытия новых месторождений и приобретения лицензионных участков, так и за счет месторождений, который компания разрабатывает по долгосрочным рисковым операторским договорам с «Газпромом». Они обеспечили дополнительный прирост запасов углеводородов по категории 2Р более чем на 1 млрд тонн н.э.

На сегодня у нас сформирован диверсифицированный портфель для развития ресурсной базы. За последние три года компания приобрела десятки лицензионных участков и вышла в новые поисковые зоны в нескольких регионах страны, в том числе на полуострове Гыдан, на Ямале, в Оренбуржье. В 2020 году «Газпром нефть» открыла три месторождения в ХМАО и Оренбургской области, а также установила нефтегазоносность 26 новых залежей в регионах своей деятельности.

В 2021 году фокус будет на проведении геологоразведочных работ в пределах наших лицензий, изучении перспективного участка на севере Гыдана. Вместе с тем мы проводим постоянный мониторинг возможностей и всегда остаемся открытыми для покупки новых интересных геологоразведочных активов.

НГВ: В апреле «Газпром нефть» запустила в Якутии систему транспортировки нефти с Чаяндинского месторождения в магистральный нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан». Как будет развиваться этот проект дальше, на какие объемы добычи он может выйти? И каковы дальнейшие планы компании по развитию в Восточной Сибири?

А. Дюков: Существенным достижением на Чаяндинском месторождении стал запуск нефтепровода на семь месяцев ранее запланированного срока. Это позволило нам отказаться от автовывоза и обеспечить бесперебойную транспортировку до 1,5 млн тонн в год нефти с месторождения в систему ВСТО. В настоящий момент в рамках проекта ведется строительство компрессорной станции и установки подготовки нефти, запуск которой запланирован в 2021 году. Кроме того, на месторождении продолжается бурение новых высокотехнологичных горизонтальных скважин по технологии «фишбон». Пиковый уровень добычи на нефтяной оторочке Чаянды составит около 3 млн тонн нефтяного эквивалента ежегодно. На этот уровень мы планируем выйти в 2023 году.

Если говорить о наших дальнейших планах по развитию в Восточной Сибири, то это, во-первых, дополнительные опции в пределах Чаяндинского месторождения. Кроме того, у нас есть Оморинский проект, который находится на территории Эвенкийского района Красноярского края и в геологическом плане является продолжением одного из крупнейших месторождений Восточной Сибири – Юрубчено-Тохомского. Дополнительной возможностью для развития проекта является его близость к магистральному трубопроводу Куюмба-Тайшет системы ВСТО. На сегодня мы находимся на этапе «Поиск – оценка», к поисково-разведочному бурению планируется приступить в 2022-2023 годы.

НГВ: Как развивается Чонский проект, ведутся ли переговоры о привлечении партнеров?

А. Дюков: Это один из самых крупных активов в Восточной Сибири, который охватывает сразу 3 лицензионных участка. За 2020 год компании удалось обеспечить прирост запасов на Чонском проекте по международной классификации PRMS до стратегических 1 млрд баррелей тнэ по категории 2Р. Мы видим высокий потенциал у освоения Чонской группы месторождений, при этом заинтересованы в том, чтобы реализовать проект в формате партнерства. Сейчас ведутся переговоры с несколькими крупными иностранными и российскими участниками рынка.

НГВ: Сообщалось, что в 2020 году «Газпром нефть» удвоила добычу баженовской нефти – до 100 тыс. тонн. Какие перспективы связывает компания с освоением баженовской свиты, какие трудности остаются на пути к рентабельному промышленному освоению этой ресурсной базы?

А. Дюков: Проект «Бажен» уникален и важен для российской нефтегазовой отрасли прежде всего тем, что в его рамках создаются отечественные технологии освоения трудноизвлекаемых запасов. Всего в процессе реализации проекта разработано более 10 российских технологий в области строительства скважин, используется исключительно российское скважинное оборудование, подобрана линейка химреагентов, сформирован пул отечественных подрядчиков. Кроме того, созданы и уже применяются отечественные программные комплексы для гидродинамического моделирования, для моделирования гидроразрыва пласта.

Если говорить о конкретных технологических решениях, то скважины с длиной горизонтального ствола до 2 тыс. м, с 30 стадиями гибридного гидроразрыва пласта и с максимальными скоростями закачки около 16 м3 пропанта в минуту признаны наиболее оптимальными для разработки бажена. При этом в России никто, кроме «Газпром нефти», не строил скважины с такими характеристиками на баженовский интервал. Операции даже на такой сложной конструкции выполнялись с использованием оборудования российского производства: уровень импортозамещения на скважине достиг 95%.

Развитие технологий и, что не менее важно, обучение эффективной работе с этими технологиями позволило значительно снизить удельные затраты при разработке баженовских горизонтов. Так, если на старте проекта в 2016 году удельные затраты составлял 30 тыс. рублей на тонну нефти, спустя четыре года мы зафиксировали средний показатель в 13 тыс. рублей на тонну. А на отдельных скважинах удалось «попасть» в целевое для нас значение в 8,5 тыс. рублей. При достижении этого показателя становится рентабельным промышленное освоение бажена на обустроенных территориях – то есть там, где уже есть инфраструктура, созданная для работы с более простыми категориями запасов. До конца 2021 года «Газпром нефть» планирует подтвердить эффективность технологии и закрепиться на уровне удельных затрат в 8,5 тыс. рублей на тонну.

Внедрение промышленной технологии для баженовской свиты позволит планомерно наращивать объемы добычи нетрадиционных запасов и уже к 2025 году добывать из бажена до 1 млн тонн ежегодно. Чтобы тиражировать технологию на новых – необустроенных – участках, необходимо, чтобы доходы от добычи позволяли окупить все дополнительные инвестиции, связанные с созданием новой инфраструктуры месторождений. Для этого стоимость добываемой тонны нефти из бажена должна снизиться до 6 тыс. руб. Это наша цель до 2025 года.

«Газпром нефть» планирует развивать проект преимущественно в формате партнерств – стратегических, технологических, финансовых, а также с участием государства. Еще одной эффективной мерой мы считаем коммерциализацию собственных технологий. Выводя их на рынок, компания рассчитывает получить дополнительное финансирование и уменьшить рисковые инвестиции.

НГВ: А если говорить о поддержке государства для проекта «Бажен», в чем она выражается?

А. Дюков: Профильные министерства и Правительство РФ понимают, что развитие российских технологий для разработки трудноизвлекаемых запасов – одна из ключевых задач для нашей отрасли. Мы видим принятие системных решений в этой сфере на государственном уровне. Так, например, при изменении налогового законодательства для всех ТРИЗов были сохранены льготы. Продолжает формироваться нормативная база: принят закон о технологических полигонах для бажена, доманика, абалак-ходума. Он позволяет тестировать новые технологии на специально выделенных лицензионных участках, без жестких обязательств по добыче. Формирование в России системы технологических полигонов – важный шаг, который поможет отечественной нефтянке получить доступ к колоссальным запасам «трудной» нефти.

НГВ: Компания уже около 10 лет ведет масштабную модернизацию собственных НПЗ. Какие цели вы ставите перед собой? И каких результатов уже удалось добиться?

А. Дюков: У каждого этапа модернизации наших НПЗ были свои цели. Так, по итогам реализации первого этапа все заводы «Газпром нефти» уже с 2013 года, со значительным опережением установленных российским правительством сроков, перешли на выпуск топлив пятого экологического класса со сверхнизким содержанием серы.

На текущем этапе модернизации предприятий наша главная цель – повышение выхода светлых нефтепродуктов до 80% и увеличение глубины переработки почти до 100%, а также рост экологичности предприятий. Этот этап завершается в 2025 году, в результате НПЗ «Газпром нефти» будут одними из самых передовых не только в России, но и в Европе.

Важным событием для нашей переработки стал запуск в 2020 году комплекса «Евро+» на Московском НПЗ, который заменил собой сразу пять установок предыдущих поколений. В результате рост возможностей производства дизельного топлива на заводе составил 40%, автомобильных бензинов – 15%.

Кроме того, в прошлом году в Сербии на заводе в Панчево был введен в эксплуатацию комплекс глубокой переработки, благодаря чему глубина переработки нефти на предприятии превысила 99%.

В Омске мы совершили первый пуск комплекса глубокой переработки нефти с производством товарной продукции. В настоящее время там продолжается настройка технологического режима работы оборудования и вывод на проектные показатели. Комплекс объединяет секции гидрокрекинга вакуумного газойля и производства водорода. В высокой степени готовности находятся также установки замедленного коксования, гидроочистки дизельного топлива, первичной переработки и риформинга.

Такой же комплекс глубокой переработки будет построен и на московской площадке, а на заводе «Славнефть-ЯНОС» в Ярославле начнет работу установка замедленного коксования. Реализация этих проектов уже началась.

Пандемия лишний раз подтвердила важность модернизации наших предприятий. В сегодняшних условиях, когда ситуация на рынке меняется резко и непредсказуемо, технологическая гибкость и эффективность заводов играют ключевую роль. Модернизированные предприятия способны оперативно реагировать на изменения в структуре спроса. А НПЗ с низким уровнем модернизации и ограниченным набором процессов проигрывают конкуренцию на современном рынке.

НГВ: Какие технологии снижения воздействия на окружающую среду применяются на нефтеперерабатывающих предприятиях компании?

А. Дюков: Все новые комплексы на наших НПЗ строятся по самым современным экологичным технологиям. Мы используем также дополнительные решения, которые не только снижают воздействие предприятий на окружающую среду, но и в онлайн-режиме следят за соблюдением строгих нормативов. Так, на заводе в Москве эффективно работает система онлайн-мониторинга воздуха, аналогичное решение сейчас внедряется в Омске.

Еще один, можно сказать, уже наш типовой экологический проект, – это биологические очистные сооружения закрытого типа «Биосфера». Они себя очень хорошо зарекомендовали на заводе в Москве, сейчас мы заканчиваем строительство таких же сооружений на Омском НПЗ. Эффективность очистки сточных вод на «Биосфере» приближается к 100%, и более 70% воды возвращается для повторного использования.

В состав нового комплекса глубокой переработки нефти на Омском заводе входит блок для переработки и очистки технологических газов. Это дает нам возможность производить из газа востребованную на рынке продукцию. Объект, кстати, построен в рамках федерального проекта «Чистый воздух». А всего совокупные инвестиции завода, которые учитываются в рамках федерального проекта «Чистый воздух», составляют более 100 млрд рублей. По этому показателю мы одни из лидеров.

Кроме того, компания сейчас разрабатывает новые технологии улавливания СО2 и изучает возможности его дополнительного использования. Ориентируясь на мировой опыт, на Омском заводе мы рассматриваем возможность строить теплицы, для работы которых будет применяться углекислый газ. Так мы еще больше сократим воздействие на атмосферу и при этом получим дополнительные виды продукции – овощи, цветы. Схожие проекты есть у Shell и других мировых мейджоров.

НГВ: Компания сообщила об увеличении реализации в 2020 году высокоэкологичных судовых топлив в 3,5 раза, высокотехнологичных битумов – на 32%. С чем связан такой рост?

А. Дюков: С начала 2020 года вступили в силу новые экологические правила конвенции МАРПОЛ, которые ограничили предельное содержание серы в выхлопных газах судов. В связи с этим использование высокосернистого флотского мазута в качестве судового топлива оказалось практически под полным запретом. Судоходная отрасль и особенно поставщики судовых топлив столкнулись с вызовом: необходимо было предложить рынку новый вид судового топлива. Мы действовали на опережение и уже осенью 2019 года начали поставлять нашим потребителям тестовые партии нового высокоэкологичного судового топлива с содержанием серы до 0,5%. В начале 2020 года началось масштабное производство нового экологичного топлива на наших НПЗ, и по итогам 2020 года объем реализации «в борт судна» превысил 1,1 млн тонн. Мы заняли более 20% отечественного рынка в сегменте экологичных топлив.

Тренд на экологичность судоходной отрасли будет только нарастать. Сегодня и в перспективе 2030-2035 годов наиболее предпочтительным топливным решением для нового флота является сжиженный природный газ. По различным оценкам, доля СПГ в общей структуре потребления топлива мировым флотом можем достигнуть 20-25% уже в этом десятилетии. Наше дочернее общество «Газпромнефть Марин Бункер» – лидер по развитию данного сегмента рынка в Российской Федерации. Уже в этом году мы введем в эксплуатацию первое в России судно-бункеровщик СПГ для работы в российских портах Балтийского бассейна. Мы также формируем стратегию по развитию рынка бункеровок СПГ и в других акваториях нашей страны.

Что касается битумов, то высокие показатели их реализации достигнуты за счет использования наших материалов при реализации крупнейших российских дорожно-строительных проектов. Важным событием для битумного бизнеса «Газпром нефти» стал выход на российский розничный рынок строительных материалов. Кроме того, в 2020 году «Газпром нефть» расширила экспортную сеть поставок битумных материалов до 65 стран мира.

НГВ: Пандемия коронавируса заставила многие компании ускорить цифровизацию. Коснулась ли эта тенденция и «Газпром нефти»? Не пришлось ли вам пересматривать свои приоритеты в области цифровизации? И дает ли она уже ощутимый экономический эффект?

А. Дюков: Для современной компании практически из любой отрасли очень важно умение системно внедрять цифровые технологии. Мы эти компетенции развиваем не один год. И в прошлом году они помогали нам в том числе в создании барьеров для защиты от COVID-19. Например, элементы машинного обучения использовались для диагностирования и прогнозирования развития заболевания, видеоаналитика позволяла контролировать соблюдение минимальной дистанции между сотрудниками, а штабы в дочерних обществах были связаны единой информационной сетью, обеспечившей оперативность принятия решений по важным вопросам.

Сам по себе распределенный формат работы не был новшеством для «Газпром нефти». Многие команды уже не первый год работали из разных локаций над одними задачами. Новый же вызов 2020 года заключался в кратном увеличении удаленных подключений к рабочим местам в очень короткие сроки. Если до пандемии потребности в этих сервисах не превышала 6-8 тыс. сотрудников, то уже в апреле 2020 года число пользователей системы удаленного доступа к рабочим местам превысило 30 тыс. человек. Конечно, изначально ИТ-инфраструктура не была рассчитана на то, чтобы десятки тысяч сотрудников могли единовременно перейти на работу в удаленном формате. Для решения этой задачи ИТ-штаб усилил инфраструктурные мощности, оперативно изменил ряд бизнес-процессов, а также запустил новые сервисы. Это то изменение, которое, что называется, делалось «с колес», с учетом резко изменившихся внешних условий.

Если говорить о приоритетах в области цифровой трансформации, то, конечно, мы их периодически корректируем. Также, как и общую стратегию компании. Но о принципиальном изменении наших подходов к развитию цифровых технологий речи не идет. Мы продолжаем реализацию 13-ти стратегических программ цифровой трансформации, охватывающих всю цепочку создания стоимости, включая функциональные и поддерживающие направления. За 2020 год экономический эффект составил 9,3 млрд рублей. Так, например, только по двум продуктам флагманской программы Блока разведки и добычи «Актив будущего» в 2020 году получен эффект более 1 млрд рублей за счет сокращения капитальных затрат на бурение и снижения потерь по недоборам нефти. А один из ключевых цифровых проектов блока логистики, переработки и сбыта – система управления арктической логистикой «Капитан» – позволила на 12% сократить удельные затраты на вывоз арктической нефти.

НГВ: В конце 2020 года «Газпром нефть» вошла в число лидеров международного рейтинга Carbon Disclosure Project – крупнейшего и самого авторитетного исследования компаний по показателям климатической ответственности. Благодаря чему этого удалось добиться? И какие первоочередные задачи ставит перед собой «Газпром нефть» в плане климатической повестки?

А. Дюков: На наш рейтинг CDP, который в 2020 году действительно оказался выше, чем средний рейтинг по Европе и миру, повлияли высокий уровень открытости компании в сфере устойчивого развития и эффективная система управления. Наиболее высокую оценку получили подход компании к управлению прямыми и косвенными выбросами, дополнительные инициативы по сокращению выбросов, такие как повышение энергоэффективности и снижение объемов сжигания попутного нефтяного газа, а также система корпоративного управления.

Если говорить о ближайших задачах, то в 2021 году одним из ключевых фокусов для «Газпром нефти» станет определение долгосрочных целей в ESG, и в первую очередь – по снижению выбросов углекислого газа. Мы также продолжим развивать систему целеполагания и управления рисками в этой сфере, будем стремиться к дальнейшему увеличению объемов раскрытия информации. Мы хотим быть максимально открытой компанией для партнеров, клиентов, государственных органов и всего общества в целом. И обязательно будем делиться значимыми событиями в жизни компании, в том числе с вашим изданием.

EU_NGV_10_2021
Читайте также :