Array
(
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_PICTURE] => Array
        (
            [ID] => 22750
            [TIMESTAMP_X] => 05.06.2020 10:59:07
            [MODULE_ID] => iblock
            [HEIGHT] => 466
            [WIDTH] => 700
            [FILE_SIZE] => 141476
            [CONTENT_TYPE] => image/jpeg
            [SUBDIR] => iblock/641
            [FILE_NAME] => 641eed32a9e07aec64f7452057936e7c.jpg
            [ORIGINAL_NAME] => офис.jpg
            [DESCRIPTION] => 
            [HANDLER_ID] => 
            [EXTERNAL_ID] => 6d00afa67611b8e03180829b3f7e0015
            [~src] => 
            [SRC] => /upload/iblock/641/641eed32a9e07aec64f7452057936e7c.jpg
            [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/641/641eed32a9e07aec64f7452057936e7c.jpg
            [SAFE_SRC] => /upload/iblock/641/641eed32a9e07aec64f7452057936e7c.jpg
            [ALT] => Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии» 
            [TITLE] => Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии» 
        )

    [~PREVIEW_PICTURE] => 22750
    [SHOW_COUNTER] => 1632
    [~SHOW_COUNTER] => 1632
    [ID] => 42051
    [~ID] => 42051
    [NAME] => Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии» 
    [~NAME] => Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии» 
    [IBLOCK_ID] => 1
    [~IBLOCK_ID] => 1
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [DETAIL_TEXT] => Ушедший май стал очередным по счету месяцем падения европейских цен на газ. В последний майский торговый день стоимость контрактов с поставкой на сутки вперед на крупнейшем в Европе газовом хабе TTF – 3,5 евро за мегаватт-час (МВт-ч) – была на треть ниже, нежели в конце апреля (5,6 евро/МВт-ч), при том что уже тогда цены более чем вдвое уступали уровню конца прошлого года (11,6 евро/МВт-ч). Схожим образом стоимость однодневных контрактов «просела» на немецком хабе NCG (с 12,3 евро/МВт-ч в конце 2019 года до 6,1 в конце апреля и 3,5 евро/МВт-ч в конце мая) и итальянском хабе PSV (с 12,9 евро/МВт-ч до 7,2 и 4,8 евро/МВт-ч соответственно). 

Цены на газ в Европе.jpg

Источник: Refinitiv

Триггеры спада

Драйвером падения цен стало торможение в европейской промышленности, маркером которого является снижение индекса PMI Manufacturing до менее чем 50 пунктов: в Германии PMI Manufacturing находится ниже этой отметки с января 2019 года, следует из данных IHS Markit, а в Еврозоне в целом – лишь на месяц меньше. За рецессией в промышленности последовала теплая зима: в Германии, согласно подсчетам Немецкой метеорологической службы (DWD), минувшей зимой (с декабря 2019 года по февраль 2020-го) средняя температура на 3,9 градуса превышала средний уровень 1961-1990 гг. (4,1 против 0,2 градусов Цельсия), и на 3,2 градуса – средний уровень 1981-2010 гг. (0,9 градуса Цельсия).

Как следствие, спрос на газ в Европе, по оценке Международного энергетического агентства (МЭА), уже в первом квартале в годовом выражении снизился на 2,6%. По той же причине отбор газа из подземных хранилищ (ПХГ) в нынешнем году проходил менее стремительно, нежели в прошлом: если за 120 дней осенне-зимнего сезона 2018-2019 гг. (с 1 ноября по 28 февраля) заполненность европейских ПХГ снизилась почти на 45 процентных пунктов (с 86,7% до 41,9%, согласно данным Gas Infrastructure Europe), то за тот же период 2019-2020 гг. (без учета 29 февраля) – чуть менее чем на 37 (с 97,3% до 60,6%).

При этом, как видно из приведенных данных, европейские ПХГ к ноябрю 2019 года были заполнены сильнее, чем к ноябрю 2018-го. В том числе, из-за опасений срыва поставок газа из России, обострившихся по мере истечения старого российско-украинского транзитного соглашения, действовавшего до 31 декабря прошлого года. Однако в конце декабря Россия и Украина подписали новый транзитный договор, а среднесуточные объемы транзита, сократившись в три с лишним раза в январе (до 82,2 млн куб. м против 274,2 млн куб. м в декабре, согласно данным «Газпрома»), начали расти в феврале и марте (до 135,4 млн и 149,7 млн куб. м соответственно). Тем самым риски возникновения перебоев не подтвердились, во многом из-за чего с конца декабря по конец января цены на хабе TTF снизились на 15% (с 11,57 до 9,85 евро/МВт-ч).

От рынка продавца – к рынку покупателя

На цены повлияла и резко возросшая доступность сжиженного природного газа (СПГ), импорт которого в Европе в 2019 году увеличился на 67% (до 88,5 млн т, по данным Refinitiv), а за первые пять месяцев 2020-го – на 26% в годовом выражении (до 47,5 млн т). Основной вклад в этот прирост внесли Россия и США, суммарные поставки которых в 2019 году выросли почти в четыре раза (с 7,6 до 29,2 млн т), а за первые пять месяцев 2020-го – более чем на 60% (с 12 млн до 19,7 млн т). И в первую очередь, благодаря усилиям американской Cheniere Energy, которая в ноябре 2018 года и августе 2019-го ввела первые две очереди проекта Corpus Christi LNG, а также «Новатэка», которой во второй половине 2018 года начал отгрузки со второй и третьей очереди «Ямал СПГ», а в апреле 2019-го запустил СПГ-завод в Высоцке (Ленинградская область).


Импорт СПГ в Европе.jpg

Источник: Refinitiv

Под влиянием роста мощностей по сжижению европейский рынок все сильнее трансформируется из рынка продавца в рынок покупателя. Ранее этому уже поспособствовало распространение спотовых и краткосрочных контрактов в торговле СПГ (длительностью до трех месяцев и четырех лет соответственно): если в 2014 году на их долю приходилось лишь 9% импорта сжиженного газа в Европе, то в 2019-м – уже 33%, следует из данных Международной группы импортеров СПГ. В торговле же природным газом резко выросла доля биржевых контрактов (с 15% в 2005 году до 76% в 2018-м, по оценке Международного газового союза), в то время как доля контрактов с нефтяной привязкой, наоборот, снизилась (с 78% до 24%).

Предлагать потребителям все более выгодные условия производителей во многом вынуждала стагнация спроса. С 2000-го по 2018 год потребление газа в Европе не только не выросло, но даже немного снизилось (с 558 млрд до 549 млрд куб. м, согласно данным BP). В том числе, из-за сжатия спроса в промышленности: в 2017 году в европейских странах ОЭСР, по данным МЭА, потребление газа в обрабатывающих отраслях было на 8% ниже, нежели в 2000-м (110,7 млрд против 119,8 млрд куб. м). Источником роста спроса оставалась электроэнергетика: за 2000-2019 годы в Европейском Союзе (ЕС) выработка электроэнергии на газовых станциях выросла в полтора раза – с 476 до 699 тераватт-часов (ТВт-ч), следует из данных исследовательского центра Sandbag, ретроспективно подсчитанных для 28 стран ЕС, в том числе Великобритании. Однако при этом доля газовой генерации за тот же период выросла в ЕС лишь на 6 процентных пунктов (с 16% до 22%), тогда как суммарная доля солнечной и ветряной – сразу на 17 (с 1% до 18%).

Неутешительный прогноз

В ближайшие два десятилетия газовая генерация, по всей видимости, и вовсе начнет сдавать позиции в Европе: с 2018-го по 2040 год выработка на газовых электростанциях в ЕС будет сокращаться в среднем на 0,8% в год, тогда как на ветряных и солнечных – расти в среднем на 5,4% и 4,6% соответственно (здесь и далее – данные базового прогноза МЭА, подготовленного с учетом проектировок национальных регуляторов). В немалой степени, из-за снижения издержек альтернативной генерации: если в случае газовых станций нормированная стоимость выработки электроэнергии в ЕС за тот же период в постоянных ценах вырастет с $75 до $85 за мегаватт-час (МВт-ч), то в случае солнечных станций она снизится со $105 до $90 за МВт-ч, а в случае наземных ветряных – с $95 до $90 за МВт-ч. Как следствие, суммарное потребление газа в ЕС с 2018-го по 2040 год будет снижаться в среднем на 1% в год.

Впрочем, даже если абстрагироваться от прогнозов МЭА, компаниям и регуляторам все равно лучше иметь в виду перспективу долгосрочного падения цен. Газ на ключевых европейских хабах начал дешеветь еще до острой фазы пандемии, а потому ее завершение вряд ли повлечет устойчивый отскок.
[~DETAIL_TEXT] => Ушедший май стал очередным по счету месяцем падения европейских цен на газ. В последний майский торговый день стоимость контрактов с поставкой на сутки вперед на крупнейшем в Европе газовом хабе TTF – 3,5 евро за мегаватт-час (МВт-ч) – была на треть ниже, нежели в конце апреля (5,6 евро/МВт-ч), при том что уже тогда цены более чем вдвое уступали уровню конца прошлого года (11,6 евро/МВт-ч). Схожим образом стоимость однодневных контрактов «просела» на немецком хабе NCG (с 12,3 евро/МВт-ч в конце 2019 года до 6,1 в конце апреля и 3,5 евро/МВт-ч в конце мая) и итальянском хабе PSV (с 12,9 евро/МВт-ч до 7,2 и 4,8 евро/МВт-ч соответственно).

Цены на газ в Европе.jpg

Источник: Refinitiv

Триггеры спада

Драйвером падения цен стало торможение в европейской промышленности, маркером которого является снижение индекса PMI Manufacturing до менее чем 50 пунктов: в Германии PMI Manufacturing находится ниже этой отметки с января 2019 года, следует из данных IHS Markit, а в Еврозоне в целом – лишь на месяц меньше. За рецессией в промышленности последовала теплая зима: в Германии, согласно подсчетам Немецкой метеорологической службы (DWD), минувшей зимой (с декабря 2019 года по февраль 2020-го) средняя температура на 3,9 градуса превышала средний уровень 1961-1990 гг. (4,1 против 0,2 градусов Цельсия), и на 3,2 градуса – средний уровень 1981-2010 гг. (0,9 градуса Цельсия).

Как следствие, спрос на газ в Европе, по оценке Международного энергетического агентства (МЭА), уже в первом квартале в годовом выражении снизился на 2,6%. По той же причине отбор газа из подземных хранилищ (ПХГ) в нынешнем году проходил менее стремительно, нежели в прошлом: если за 120 дней осенне-зимнего сезона 2018-2019 гг. (с 1 ноября по 28 февраля) заполненность европейских ПХГ снизилась почти на 45 процентных пунктов (с 86,7% до 41,9%, согласно данным Gas Infrastructure Europe), то за тот же период 2019-2020 гг. (без учета 29 февраля) – чуть менее чем на 37 (с 97,3% до 60,6%).

При этом, как видно из приведенных данных, европейские ПХГ к ноябрю 2019 года были заполнены сильнее, чем к ноябрю 2018-го. В том числе, из-за опасений срыва поставок газа из России, обострившихся по мере истечения старого российско-украинского транзитного соглашения, действовавшего до 31 декабря прошлого года. Однако в конце декабря Россия и Украина подписали новый транзитный договор, а среднесуточные объемы транзита, сократившись в три с лишним раза в январе (до 82,2 млн куб. м против 274,2 млн куб. м в декабре, согласно данным «Газпрома»), начали расти в феврале и марте (до 135,4 млн и 149,7 млн куб. м соответственно). Тем самым риски возникновения перебоев не подтвердились, во многом из-за чего с конца декабря по конец января цены на хабе TTF снизились на 15% (с 11,57 до 9,85 евро/МВт-ч).

От рынка продавца – к рынку покупателя

На цены повлияла и резко возросшая доступность сжиженного природного газа (СПГ), импорт которого в Европе в 2019 году увеличился на 67% (до 88,5 млн т, по данным Refinitiv), а за первые пять месяцев 2020-го – на 26% в годовом выражении (до 47,5 млн т). Основной вклад в этот прирост внесли Россия и США, суммарные поставки которых в 2019 году выросли почти в четыре раза (с 7,6 до 29,2 млн т), а за первые пять месяцев 2020-го – более чем на 60% (с 12 млн до 19,7 млн т). И в первую очередь, благодаря усилиям американской Cheniere Energy, которая в ноябре 2018 года и августе 2019-го ввела первые две очереди проекта Corpus Christi LNG, а также «Новатэка», которой во второй половине 2018 года начал отгрузки со второй и третьей очереди «Ямал СПГ», а в апреле 2019-го запустил СПГ-завод в Высоцке (Ленинградская область).


Импорт СПГ в Европе.jpg

Источник: Refinitiv

Под влиянием роста мощностей по сжижению европейский рынок все сильнее трансформируется из рынка продавца в рынок покупателя. Ранее этому уже поспособствовало распространение спотовых и краткосрочных контрактов в торговле СПГ (длительностью до трех месяцев и четырех лет соответственно): если в 2014 году на их долю приходилось лишь 9% импорта сжиженного газа в Европе, то в 2019-м – уже 33%, следует из данных Международной группы импортеров СПГ. В торговле же природным газом резко выросла доля биржевых контрактов (с 15% в 2005 году до 76% в 2018-м, по оценке Международного газового союза), в то время как доля контрактов с нефтяной привязкой, наоборот, снизилась (с 78% до 24%).

Предлагать потребителям все более выгодные условия производителей во многом вынуждала стагнация спроса. С 2000-го по 2018 год потребление газа в Европе не только не выросло, но даже немного снизилось (с 558 млрд до 549 млрд куб. м, согласно данным BP). В том числе, из-за сжатия спроса в промышленности: в 2017 году в европейских странах ОЭСР, по данным МЭА, потребление газа в обрабатывающих отраслях было на 8% ниже, нежели в 2000-м (110,7 млрд против 119,8 млрд куб. м). Источником роста спроса оставалась электроэнергетика: за 2000-2019 годы в Европейском Союзе (ЕС) выработка электроэнергии на газовых станциях выросла в полтора раза – с 476 до 699 тераватт-часов (ТВт-ч), следует из данных исследовательского центра Sandbag, ретроспективно подсчитанных для 28 стран ЕС, в том числе Великобритании. Однако при этом доля газовой генерации за тот же период выросла в ЕС лишь на 6 процентных пунктов (с 16% до 22%), тогда как суммарная доля солнечной и ветряной – сразу на 17 (с 1% до 18%).

Неутешительный прогноз

В ближайшие два десятилетия газовая генерация, по всей видимости, и вовсе начнет сдавать позиции в Европе: с 2018-го по 2040 год выработка на газовых электростанциях в ЕС будет сокращаться в среднем на 0,8% в год, тогда как на ветряных и солнечных – расти в среднем на 5,4% и 4,6% соответственно (здесь и далее – данные базового прогноза МЭА, подготовленного с учетом проектировок национальных регуляторов). В немалой степени, из-за снижения издержек альтернативной генерации: если в случае газовых станций нормированная стоимость выработки электроэнергии в ЕС за тот же период в постоянных ценах вырастет с $75 до $85 за мегаватт-час (МВт-ч), то в случае солнечных станций она снизится со $105 до $90 за МВт-ч, а в случае наземных ветряных – с $95 до $90 за МВт-ч. Как следствие, суммарное потребление газа в ЕС с 2018-го по 2040 год будет снижаться в среднем на 1% в год.

Впрочем, даже если абстрагироваться от прогнозов МЭА, компаниям и регуляторам все равно лучше иметь в виду перспективу долгосрочного падения цен. Газ на ключевых европейских хабах начал дешеветь еще до острой фазы пандемии, а потому ее завершение вряд ли повлечет устойчивый отскок.
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [TIMESTAMP_X] => 05.06.2020 10:59:07 [~TIMESTAMP_X] => 05.06.2020 10:59:07 [ACTIVE_FROM] => 05.06.2020 10:05:48 [~ACTIVE_FROM] => 05.06.2020 10:05:48 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/kirill_rodionov_tseny_na_gaz_v_evrope_ostanutsya_nizkimi_i_posle_pandemii_/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/kirill_rodionov_tseny_na_gaz_v_evrope_ostanutsya_nizkimi_i_posle_pandemii_/ [IBLOCK_ELEMENT_ID] => 42051 [~IBLOCK_ELEMENT_ID] => 42051 [PROPERTY_22] => «Нефтегазовая вертикаль» [~PROPERTY_22] => «Нефтегазовая вертикаль» [PROPERTY_23] => http://www.ngv.ru/ [~PROPERTY_23] => http://www.ngv.ru/ [PROPERTY_54] => 0.0000 [~PROPERTY_54] => 0.0000 [PROPERTY_95] => 0.0000 [~PROPERTY_95] => 0.0000 [PROPERTY_148] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина [~PROPERTY_148] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => kirill_rodionov_tseny_na_gaz_v_evrope_ostanutsya_nizkimi_i_posle_pandemii_ [~CODE] => kirill_rodionov_tseny_na_gaz_v_evrope_ostanutsya_nizkimi_i_posle_pandemii_ [EXTERNAL_ID] => 42051 [~EXTERNAL_ID] => 42051 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 10:05, 05 Июня 2020 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( [TAGS] => [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 22750 [TIMESTAMP_X] => 05.06.2020 10:59:07 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 466 [WIDTH] => 700 [FILE_SIZE] => 141476 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/641 [FILE_NAME] => 641eed32a9e07aec64f7452057936e7c.jpg [ORIGINAL_NAME] => офис.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 6d00afa67611b8e03180829b3f7e0015 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/641/641eed32a9e07aec64f7452057936e7c.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/641/641eed32a9e07aec64f7452057936e7c.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/641/641eed32a9e07aec64f7452057936e7c.jpg [ALT] => Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии» [TITLE] => Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии» ) [SHOW_COUNTER] => 1632 ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [DESCRIPTION] => [~VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [~DESCRIPTION] => ) [SUB_TITLE] => Array ( [ID] => 148 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-11 18:19:22 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUB_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина [~DESCRIPTION] => ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => http://www.ngv.ru/ [DESCRIPTION] => [~VALUE] => http://www.ngv.ru/ [~DESCRIPTION] => ) [IMPORTANT] => Array ( [ID] => 54 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Важно [ACTIVE] => Y [SORT] => 502 [CODE] => IMPORTANT [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 4 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 54 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 0.0000 [~DESCRIPTION] => ) [MAIN_NEWS] => Array ( [ID] => 95 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Главная новость [ACTIVE] => Y [SORT] => 503 [CODE] => MAIN_NEWS [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 0.0000 [~DESCRIPTION] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [DESCRIPTION] => [~VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» ) [SUB_TITLE] => Array ( [ID] => 148 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-11 18:19:22 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUB_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => http://www.ngv.ru/ [DESCRIPTION] => [~VALUE] => http://www.ngv.ru/ [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => http://www.ngv.ru/ ) ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 20.12.2020 12:05:36 [~TIMESTAMP_X] => 20.12.2020 12:05:36 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Новости [~NAME] => Новости [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => [~SECTION_PAGE_URL] => [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 1 [~RSS_TTL] => 1 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [XML_ID] => furniture_news_s1 [~XML_ID] => furniture_news_s1 [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => N [~INDEX_SECTION] => N [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [VERSION] => 2 [~VERSION] => 2 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Новость [~ELEMENT_NAME] => Новость [SECTION_PROPERTY] => [~SECTION_PROPERTY] => [PROPERTY_INDEX] => [~PROPERTY_INDEX] => [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.ngv.ru [~SERVER_NAME] => www.ngv.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( ) ) [SECTION_URL] => [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии» [BROWSER_TITLE] => Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии» [KEYWORDS] => [DESCRIPTION] => ) )

Кирилл Родионов: «Цены на газ в Европе останутся низкими и после пандемии»

Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина

Ушедший май стал очередным по счету месяцем падения европейских цен на газ. В последний майский торговый день стоимость контрактов с поставкой на сутки вперед на крупнейшем в Европе газовом хабе TTF – 3,5 евро за мегаватт-час (МВт-ч) – была на треть ниже, нежели в конце апреля (5,6 евро/МВт-ч), при том что уже тогда цены более чем вдвое уступали уровню конца прошлого года (11,6 евро/МВт-ч). Схожим образом стоимость однодневных контрактов «просела» на немецком хабе NCG (с 12,3 евро/МВт-ч в конце 2019 года до 6,1 в конце апреля и 3,5 евро/МВт-ч в конце мая) и итальянском хабе PSV (с 12,9 евро/МВт-ч до 7,2 и 4,8 евро/МВт-ч соответственно).

Цены на газ в Европе.jpg

Источник: Refinitiv

Триггеры спада

Драйвером падения цен стало торможение в европейской промышленности, маркером которого является снижение индекса PMI Manufacturing до менее чем 50 пунктов: в Германии PMI Manufacturing находится ниже этой отметки с января 2019 года, следует из данных IHS Markit, а в Еврозоне в целом – лишь на месяц меньше. За рецессией в промышленности последовала теплая зима: в Германии, согласно подсчетам Немецкой метеорологической службы (DWD), минувшей зимой (с декабря 2019 года по февраль 2020-го) средняя температура на 3,9 градуса превышала средний уровень 1961-1990 гг. (4,1 против 0,2 градусов Цельсия), и на 3,2 градуса – средний уровень 1981-2010 гг. (0,9 градуса Цельсия).

Как следствие, спрос на газ в Европе, по оценке Международного энергетического агентства (МЭА), уже в первом квартале в годовом выражении снизился на 2,6%. По той же причине отбор газа из подземных хранилищ (ПХГ) в нынешнем году проходил менее стремительно, нежели в прошлом: если за 120 дней осенне-зимнего сезона 2018-2019 гг. (с 1 ноября по 28 февраля) заполненность европейских ПХГ снизилась почти на 45 процентных пунктов (с 86,7% до 41,9%, согласно данным Gas Infrastructure Europe), то за тот же период 2019-2020 гг. (без учета 29 февраля) – чуть менее чем на 37 (с 97,3% до 60,6%).

При этом, как видно из приведенных данных, европейские ПХГ к ноябрю 2019 года были заполнены сильнее, чем к ноябрю 2018-го. В том числе, из-за опасений срыва поставок газа из России, обострившихся по мере истечения старого российско-украинского транзитного соглашения, действовавшего до 31 декабря прошлого года. Однако в конце декабря Россия и Украина подписали новый транзитный договор, а среднесуточные объемы транзита, сократившись в три с лишним раза в январе (до 82,2 млн куб. м против 274,2 млн куб. м в декабре, согласно данным «Газпрома»), начали расти в феврале и марте (до 135,4 млн и 149,7 млн куб. м соответственно). Тем самым риски возникновения перебоев не подтвердились, во многом из-за чего с конца декабря по конец января цены на хабе TTF снизились на 15% (с 11,57 до 9,85 евро/МВт-ч).

От рынка продавца – к рынку покупателя

На цены повлияла и резко возросшая доступность сжиженного природного газа (СПГ), импорт которого в Европе в 2019 году увеличился на 67% (до 88,5 млн т, по данным Refinitiv), а за первые пять месяцев 2020-го – на 26% в годовом выражении (до 47,5 млн т). Основной вклад в этот прирост внесли Россия и США, суммарные поставки которых в 2019 году выросли почти в четыре раза (с 7,6 до 29,2 млн т), а за первые пять месяцев 2020-го – более чем на 60% (с 12 млн до 19,7 млн т). И в первую очередь, благодаря усилиям американской Cheniere Energy, которая в ноябре 2018 года и августе 2019-го ввела первые две очереди проекта Corpus Christi LNG, а также «Новатэка», которой во второй половине 2018 года начал отгрузки со второй и третьей очереди «Ямал СПГ», а в апреле 2019-го запустил СПГ-завод в Высоцке (Ленинградская область).


Импорт СПГ в Европе.jpg

Источник: Refinitiv

Под влиянием роста мощностей по сжижению европейский рынок все сильнее трансформируется из рынка продавца в рынок покупателя. Ранее этому уже поспособствовало распространение спотовых и краткосрочных контрактов в торговле СПГ (длительностью до трех месяцев и четырех лет соответственно): если в 2014 году на их долю приходилось лишь 9% импорта сжиженного газа в Европе, то в 2019-м – уже 33%, следует из данных Международной группы импортеров СПГ. В торговле же природным газом резко выросла доля биржевых контрактов (с 15% в 2005 году до 76% в 2018-м, по оценке Международного газового союза), в то время как доля контрактов с нефтяной привязкой, наоборот, снизилась (с 78% до 24%).

Предлагать потребителям все более выгодные условия производителей во многом вынуждала стагнация спроса. С 2000-го по 2018 год потребление газа в Европе не только не выросло, но даже немного снизилось (с 558 млрд до 549 млрд куб. м, согласно данным BP). В том числе, из-за сжатия спроса в промышленности: в 2017 году в европейских странах ОЭСР, по данным МЭА, потребление газа в обрабатывающих отраслях было на 8% ниже, нежели в 2000-м (110,7 млрд против 119,8 млрд куб. м). Источником роста спроса оставалась электроэнергетика: за 2000-2019 годы в Европейском Союзе (ЕС) выработка электроэнергии на газовых станциях выросла в полтора раза – с 476 до 699 тераватт-часов (ТВт-ч), следует из данных исследовательского центра Sandbag, ретроспективно подсчитанных для 28 стран ЕС, в том числе Великобритании. Однако при этом доля газовой генерации за тот же период выросла в ЕС лишь на 6 процентных пунктов (с 16% до 22%), тогда как суммарная доля солнечной и ветряной – сразу на 17 (с 1% до 18%).

Неутешительный прогноз

В ближайшие два десятилетия газовая генерация, по всей видимости, и вовсе начнет сдавать позиции в Европе: с 2018-го по 2040 год выработка на газовых электростанциях в ЕС будет сокращаться в среднем на 0,8% в год, тогда как на ветряных и солнечных – расти в среднем на 5,4% и 4,6% соответственно (здесь и далее – данные базового прогноза МЭА, подготовленного с учетом проектировок национальных регуляторов). В немалой степени, из-за снижения издержек альтернативной генерации: если в случае газовых станций нормированная стоимость выработки электроэнергии в ЕС за тот же период в постоянных ценах вырастет с $75 до $85 за мегаватт-час (МВт-ч), то в случае солнечных станций она снизится со $105 до $90 за МВт-ч, а в случае наземных ветряных – с $95 до $90 за МВт-ч. Как следствие, суммарное потребление газа в ЕС с 2018-го по 2040 год будет снижаться в среднем на 1% в год.

Впрочем, даже если абстрагироваться от прогнозов МЭА, компаниям и регуляторам все равно лучше иметь в виду перспективу долгосрочного падения цен. Газ на ключевых европейских хабах начал дешеветь еще до острой фазы пандемии, а потому ее завершение вряд ли повлечет устойчивый отскок.
EU_NGV_10_2021
Читайте также :