angi.ru
РНК МНС
Array
(
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_PICTURE] => Array
        (
            [ID] => 15329
            [TIMESTAMP_X] => 21.08.2018 13:28:09
            [MODULE_ID] => iblock
            [HEIGHT] => 466
            [WIDTH] => 700
            [FILE_SIZE] => 100235
            [CONTENT_TYPE] => image/jpeg
            [SUBDIR] => iblock/da5
            [FILE_NAME] => da5c4a4c485514c56be7bfdb4682b5f6.jpg
            [ORIGINAL_NAME] => EA_ris_275408_275408_l_srgb_s_gl.jpg
            [DESCRIPTION] => 
            [HANDLER_ID] => 
            [EXTERNAL_ID] => 0d7351d6a6abe870f2a64ed30128e744
            [~src] => 
            [SRC] => /upload/iblock/da5/da5c4a4c485514c56be7bfdb4682b5f6.jpg
            [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/da5/da5c4a4c485514c56be7bfdb4682b5f6.jpg
            [SAFE_SRC] => /upload/iblock/da5/da5c4a4c485514c56be7bfdb4682b5f6.jpg
            [ALT] => Пять версий цифрового месторождения
            [TITLE] => Пять версий цифрового месторождения
        )

    [~PREVIEW_PICTURE] => 15329
    [ID] => 36325
    [~ID] => 36325
    [NAME] => Пять версий цифрового месторождения
    [~NAME] => Пять версий цифрового месторождения
    [IBLOCK_ID] => 1
    [~IBLOCK_ID] => 1
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [DETAIL_TEXT] =>  

Идеальный контроль за активом - когда факт по добыче и по мероприятиям на месторождении максимально близок к плану, при этом издержки близки к минимальным. Сегодня многие нефтегазовые компании только стремятся достичь такого баланса и рассматривают все способы уменьшить расходы при сохранении объема добычи. Простые и очевидные способы для большинства месторождений уже исчерпаны.

Один из перспективных способов добиться баланса – «цифровое месторождение», подход к управлению добывающими активами с опорой на технологии в широком смысле.

Даже этот термин имеет множество версий. В Shell это Smart Field, в Chevron - i-Field, в BP - Field of Future. Несмотря на разночтения, умным, интеллектуальным или цифровым месторождением называют активы, которые оснащены набором систем мониторинга и удаленного контроля и программным обеспечением для ряда бизнес-процессов.

Еще одна общая черта цифровых месторождений – конечные цели перехода к нему. Проекты с разными названиями и разными инструментами нацелены на то, чтобы увеличить добычу, минимизировать издержки и трудозатраты, а также минимально влиять на окружающую среду.

По оценкам исследовательских компаний, основной эффект от перехода к интеллектуальному месторождению – это прирост добычи нефти и газа, а также сокращение простоев и трудозатрат. Одна из международных консалтинговых компаний оценивает снижение себестоимости добычи на умном месторождении в 7-10% за счет оптимизации работ и снижения недоборов.

По версии компании Energysys, цифровые месторождения обеспечивают оптимальный технологический режим добычи нефти, что приводит к снижению себестоимости эксплуатации месторождений в среднем на 20%.

Так описывают цифровое месторождение ученые и исследовательские компании.

Версия технологических компаний

За счет чего умное месторождение положительно влияет на показатели нефтегазового бизнеса? С одной стороны, оно реализует современные подходы к управлению, в том числе мультидисциплинарные группы и управление по исключениям. Первый принцип позволяет объединить в единую команду всех представителей ключевых экспертиз компании. Второй помогает сокращать трудозатраты, более адресно решать задачи, работать одному специалисту с большим количеством скважин. При управлении по исключениям специалист концентрируется только на тех скважинах, на которых есть риск отклонений от нормы и проблемных ситуаций. Это стало возможным благодаря тому, что появились системы мониторинга состояния скважин в реальном времени.

Кроме того, умное месторождение сегодня позволяет собрать максимально полную «оперативную сводку» для менеджмента. Современный руководитель, даже сидя у себя в кабинете с планшетом или за компьютером, должен иметь возможность декомпозировать до самого низкого уровня данные обо всем, что происходит на месторождении. Например, плановые показатели добычи на месторождении – 50 тысяч тонн в день, а фактически было получено 49,5 тыс. тонн. Почему? У руководителя должна быть возможность по «клику» на этой цифре открыть подробную детализацию факта, найти скважины с внеплановыми недоборами и выяснить причины: смена режима, авария или что-то еще. Для того чтобы такой контроль стал возможен, все ключевые объекты на месторождении должны быть оснащены датчиками, а данные с них должны оперативно передаваться в единую информационную систему. Требуется наличие хороших каналов связи, а также программные продукты для поддержки принятия управленческих решений. Другими словами, необходима сквозная двусторонняя связь производства с лицами, принимающими решения.

EA_UFAM.jpg

Пример «сводки» для руководителя цифрового месторождения

Во многих компаниях есть свое видение технической реализации интеллектуального месторождения. По версии специалистов SAP, это экспертно-аналитическая система, которая оперативно собирает, анализирует информацию и дает рекомендации по оптимизации нефтегазодобывающего производства. Решение такого класса нельзя представить без следующего набора функций:

· визуализация текущих показателей работы оборудования (данные АСУТП и т.д.) по объектам месторождения;

· оперативный доступ к нормативно-справочной информации по подрядчикам и оборудованию;

· выполнение функции экспертной системы поддержки принятия решений для геологов, разработчиков, технологов и прочих технических специалистов;

· автоматизированное планирование всех видов мероприятий на производстве

· интегрированное моделирование текущего состояния актива с возможность оперативного расчета влияния операционной деятельности на профиль добычи.

Если завтра появится технология или подход, который поможет нефтяным инженерам поменять что-то к лучшему, оптимизировать производство или сделать его более безопасным, этот список пополнится.

Версии нефтегазовых компаний

Пионерами цифровых месторождений в 2000-е годы стали международные нефтегазовые компании. Их опыт цифровой добычи насчитывает по 10-15 лет.

В версии Shell на цифровом месторождении рост добычи обеспечивается за счет того, что работа пластов, скважин, коллекторов, трубопроводов и других наземных объектов анализируется в режиме реальном времени на основе анализа данных датчиков систем телеметрии. Собранные параметры сохраняются и обрабатываются. В реальном времени их сравнивают с данными моделей скважин, трубопровода, показателями добычи и закачки, характеристиками наземных промысловых объектов, что позволяет оперативно сформировать комплексную картину происходящего на промысле и выявить отклонения. Такой подход применяется и на российских месторождениях Shell.

Компании в России и странах СНГ начали переход к цифровым месторождениям позже, но также получают положительные результаты.

В конце 2000-х годов о планах перехода к интегрированному планированию добычи сообщила SOCAR. В версии азербайджанской нефтедобывающей компании умное месторождение реализовано с помощью единой методологии и системы планирования, мобильных устройств для персонала и системы отчетности для руководителей.

Ежедневно мастера по добыче формируют задания по обходу скважин для операторов. Персонал обходит скважины, фиксируя параметры их работы с помощью мобильного устройства, в т.ч. факт по объему добычи, технологические режимы работы. Момент и условия останова скважины также отмечают на мобильных устройствах. Параметры добытой нефти регистрируют на рабочих местах лаборанты. Эти данные поступают в систему планирования в режиме реального времени.

При таком подходе руководителям компании доступна оперативная отчетность по фонду скважин и основным KPI добычи. После перехода к интегрированному планированию процесс расчета баланса нефти и газа в SOCAR был сокращен до двух дней.

В 2015 году одна из крупных российских нефтегазовых компаний заявила о планах перехода к умному месторождению и через год сообщила о результатах пилотных проектов на нескольких активах.

В версии этой компании умное месторождение также представляет собой набор систем для контроля и управления активом, объединенные центром интегрированных операций. Здесь централизованно обрабатывают и анализируют данные о производственных операциях с целью сокращения потерь и оптимального использования имеющихся ресурсов.

Как отмечают эксперты компании, на пилотных месторождениях за счет использования системы более чем на 7% сокращены недоборы в результате совмещения мероприятий, а также в 120 раз быстрее формируется план добычи, режимов и мероприятий. При этом в 90 раз меньше времени требуется на контроль исполнения плана, в 30 раз меньше времени – на анализ работы скважины. Все это означает повышение эффективности нефтегазодобычи и более эффективное управление активами компании.

Эти и другие версии цифрового месторождения, его иностранные и российские реализации будут обсуждаться на III Международном саммите ТЭК, который пройдет 25-27 сентября при информационной поддержке «Нефтегазовая вертикаль». Приглашаем читателей журнала принять участие в нем.

Регистрация - на официальном сайте саммита.

Дмитрий Пилипенко,
заместитель генерального директора SAP CIS

[~DETAIL_TEXT] =>

Идеальный контроль за активом - когда факт по добыче и по мероприятиям на месторождении максимально близок к плану, при этом издержки близки к минимальным. Сегодня многие нефтегазовые компании только стремятся достичь такого баланса и рассматривают все способы уменьшить расходы при сохранении объема добычи. Простые и очевидные способы для большинства месторождений уже исчерпаны.

Один из перспективных способов добиться баланса – «цифровое месторождение», подход к управлению добывающими активами с опорой на технологии в широком смысле.

Даже этот термин имеет множество версий. В Shell это Smart Field, в Chevron - i-Field, в BP - Field of Future. Несмотря на разночтения, умным, интеллектуальным или цифровым месторождением называют активы, которые оснащены набором систем мониторинга и удаленного контроля и программным обеспечением для ряда бизнес-процессов.

Еще одна общая черта цифровых месторождений – конечные цели перехода к нему. Проекты с разными названиями и разными инструментами нацелены на то, чтобы увеличить добычу, минимизировать издержки и трудозатраты, а также минимально влиять на окружающую среду.

По оценкам исследовательских компаний, основной эффект от перехода к интеллектуальному месторождению – это прирост добычи нефти и газа, а также сокращение простоев и трудозатрат. Одна из международных консалтинговых компаний оценивает снижение себестоимости добычи на умном месторождении в 7-10% за счет оптимизации работ и снижения недоборов.

По версии компании Energysys, цифровые месторождения обеспечивают оптимальный технологический режим добычи нефти, что приводит к снижению себестоимости эксплуатации месторождений в среднем на 20%.

Так описывают цифровое месторождение ученые и исследовательские компании.

Версия технологических компаний

За счет чего умное месторождение положительно влияет на показатели нефтегазового бизнеса? С одной стороны, оно реализует современные подходы к управлению, в том числе мультидисциплинарные группы и управление по исключениям. Первый принцип позволяет объединить в единую команду всех представителей ключевых экспертиз компании. Второй помогает сокращать трудозатраты, более адресно решать задачи, работать одному специалисту с большим количеством скважин. При управлении по исключениям специалист концентрируется только на тех скважинах, на которых есть риск отклонений от нормы и проблемных ситуаций. Это стало возможным благодаря тому, что появились системы мониторинга состояния скважин в реальном времени.

Кроме того, умное месторождение сегодня позволяет собрать максимально полную «оперативную сводку» для менеджмента. Современный руководитель, даже сидя у себя в кабинете с планшетом или за компьютером, должен иметь возможность декомпозировать до самого низкого уровня данные обо всем, что происходит на месторождении. Например, плановые показатели добычи на месторождении – 50 тысяч тонн в день, а фактически было получено 49,5 тыс. тонн. Почему? У руководителя должна быть возможность по «клику» на этой цифре открыть подробную детализацию факта, найти скважины с внеплановыми недоборами и выяснить причины: смена режима, авария или что-то еще. Для того чтобы такой контроль стал возможен, все ключевые объекты на месторождении должны быть оснащены датчиками, а данные с них должны оперативно передаваться в единую информационную систему. Требуется наличие хороших каналов связи, а также программные продукты для поддержки принятия управленческих решений. Другими словами, необходима сквозная двусторонняя связь производства с лицами, принимающими решения.

EA_UFAM.jpg

Пример «сводки» для руководителя цифрового месторождения

Во многих компаниях есть свое видение технической реализации интеллектуального месторождения. По версии специалистов SAP, это экспертно-аналитическая система, которая оперативно собирает, анализирует информацию и дает рекомендации по оптимизации нефтегазодобывающего производства. Решение такого класса нельзя представить без следующего набора функций:

· визуализация текущих показателей работы оборудования (данные АСУТП и т.д.) по объектам месторождения;

· оперативный доступ к нормативно-справочной информации по подрядчикам и оборудованию;

· выполнение функции экспертной системы поддержки принятия решений для геологов, разработчиков, технологов и прочих технических специалистов;

· автоматизированное планирование всех видов мероприятий на производстве

· интегрированное моделирование текущего состояния актива с возможность оперативного расчета влияния операционной деятельности на профиль добычи.

Если завтра появится технология или подход, который поможет нефтяным инженерам поменять что-то к лучшему, оптимизировать производство или сделать его более безопасным, этот список пополнится.

Версии нефтегазовых компаний

Пионерами цифровых месторождений в 2000-е годы стали международные нефтегазовые компании. Их опыт цифровой добычи насчитывает по 10-15 лет.

В версии Shell на цифровом месторождении рост добычи обеспечивается за счет того, что работа пластов, скважин, коллекторов, трубопроводов и других наземных объектов анализируется в режиме реальном времени на основе анализа данных датчиков систем телеметрии. Собранные параметры сохраняются и обрабатываются. В реальном времени их сравнивают с данными моделей скважин, трубопровода, показателями добычи и закачки, характеристиками наземных промысловых объектов, что позволяет оперативно сформировать комплексную картину происходящего на промысле и выявить отклонения. Такой подход применяется и на российских месторождениях Shell.

Компании в России и странах СНГ начали переход к цифровым месторождениям позже, но также получают положительные результаты.

В конце 2000-х годов о планах перехода к интегрированному планированию добычи сообщила SOCAR. В версии азербайджанской нефтедобывающей компании умное месторождение реализовано с помощью единой методологии и системы планирования, мобильных устройств для персонала и системы отчетности для руководителей.

Ежедневно мастера по добыче формируют задания по обходу скважин для операторов. Персонал обходит скважины, фиксируя параметры их работы с помощью мобильного устройства, в т.ч. факт по объему добычи, технологические режимы работы. Момент и условия останова скважины также отмечают на мобильных устройствах. Параметры добытой нефти регистрируют на рабочих местах лаборанты. Эти данные поступают в систему планирования в режиме реального времени.

При таком подходе руководителям компании доступна оперативная отчетность по фонду скважин и основным KPI добычи. После перехода к интегрированному планированию процесс расчета баланса нефти и газа в SOCAR был сокращен до двух дней.

В 2015 году одна из крупных российских нефтегазовых компаний заявила о планах перехода к умному месторождению и через год сообщила о результатах пилотных проектов на нескольких активах.

В версии этой компании умное месторождение также представляет собой набор систем для контроля и управления активом, объединенные центром интегрированных операций. Здесь централизованно обрабатывают и анализируют данные о производственных операциях с целью сокращения потерь и оптимального использования имеющихся ресурсов.

Как отмечают эксперты компании, на пилотных месторождениях за счет использования системы более чем на 7% сокращены недоборы в результате совмещения мероприятий, а также в 120 раз быстрее формируется план добычи, режимов и мероприятий. При этом в 90 раз меньше времени требуется на контроль исполнения плана, в 30 раз меньше времени – на анализ работы скважины. Все это означает повышение эффективности нефтегазодобычи и более эффективное управление активами компании.

Эти и другие версии цифрового месторождения, его иностранные и российские реализации будут обсуждаться на III Международном саммите ТЭК, который пройдет 25-27 сентября при информационной поддержке «Нефтегазовая вертикаль». Приглашаем читателей журнала принять участие в нем.

Регистрация - на официальном сайте саммита.

Дмитрий Пилипенко,
заместитель генерального директора SAP CIS

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Идеальный контроль за активом - когда факт по добыче и по мероприятиям на месторождении максимально близок к плану, при этом издержки близки к минимальным. Сегодня многие нефтегазовые компании только стремятся достичь такого баланса и рассматривают все способы уменьшить расходы при сохранении объема добычи. Простые и очевидные способы для большинства месторождений уже исчерпаны. [~PREVIEW_TEXT] => Идеальный контроль за активом - когда факт по добыче и по мероприятиям на месторождении максимально близок к плану, при этом издержки близки к минимальным. Сегодня многие нефтегазовые компании только стремятся достичь такого баланса и рассматривают все способы уменьшить расходы при сохранении объема добычи. Простые и очевидные способы для большинства месторождений уже исчерпаны. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [TIMESTAMP_X] => 21.08.2018 13:28:09 [~TIMESTAMP_X] => 21.08.2018 13:28:09 [ACTIVE_FROM] => 21.08.2018 13:19:52 [~ACTIVE_FROM] => 21.08.2018 13:19:52 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/pyat_versiy_tsifrovogo_mestorozhdeniya/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/pyat_versiy_tsifrovogo_mestorozhdeniya/ [IBLOCK_ELEMENT_ID] => 36325 [~IBLOCK_ELEMENT_ID] => 36325 [PROPERTY_22] => Дмитрий Пилипенко, SAP CIS [~PROPERTY_22] => Дмитрий Пилипенко, SAP CIS [PROPERTY_23] => https://www.sap.com/cis/index.html [~PROPERTY_23] => https://www.sap.com/cis/index.html [PROPERTY_54] => 0.0000 [~PROPERTY_54] => 0.0000 [PROPERTY_95] => 1.0000 [~PROPERTY_95] => 1.0000 [PROPERTY_148] => [~PROPERTY_148] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => pyat_versiy_tsifrovogo_mestorozhdeniya [~CODE] => pyat_versiy_tsifrovogo_mestorozhdeniya [EXTERNAL_ID] => 36325 [~EXTERNAL_ID] => 36325 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 13:19, 21 Августа 2018 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( [TAGS] => [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 15329 [TIMESTAMP_X] => 21.08.2018 13:28:09 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 466 [WIDTH] => 700 [FILE_SIZE] => 100235 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/da5 [FILE_NAME] => da5c4a4c485514c56be7bfdb4682b5f6.jpg [ORIGINAL_NAME] => EA_ris_275408_275408_l_srgb_s_gl.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 0d7351d6a6abe870f2a64ed30128e744 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/da5/da5c4a4c485514c56be7bfdb4682b5f6.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/da5/da5c4a4c485514c56be7bfdb4682b5f6.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/da5/da5c4a4c485514c56be7bfdb4682b5f6.jpg [ALT] => Пять версий цифрового месторождения [TITLE] => Пять версий цифрового месторождения ) ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Дмитрий Пилипенко, SAP CIS [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Дмитрий Пилипенко, SAP CIS [~DESCRIPTION] => ) [SUB_TITLE] => Array ( [ID] => 148 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-11 18:19:22 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUB_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => https://www.sap.com/cis/index.html [DESCRIPTION] => [~VALUE] => https://www.sap.com/cis/index.html [~DESCRIPTION] => ) [IMPORTANT] => Array ( [ID] => 54 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Важно [ACTIVE] => Y [SORT] => 502 [CODE] => IMPORTANT [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 4 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 54 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 0.0000 [~DESCRIPTION] => ) [MAIN_NEWS] => Array ( [ID] => 95 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Главная новость [ACTIVE] => Y [SORT] => 503 [CODE] => MAIN_NEWS [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 1 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 1.0000 [~DESCRIPTION] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Дмитрий Пилипенко, SAP CIS [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Дмитрий Пилипенко, SAP CIS [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => Дмитрий Пилипенко, SAP CIS ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => https://www.sap.com/cis/index.html [DESCRIPTION] => [~VALUE] => https://www.sap.com/cis/index.html [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => https://www.sap.com/cis/index.html ) ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 11.03.2018 19:47:41 [~TIMESTAMP_X] => 11.03.2018 19:47:41 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Новости [~NAME] => Новости [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => [~SECTION_PAGE_URL] => [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => furniture_news_s1 [~XML_ID] => furniture_news_s1 [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => N [~INDEX_SECTION] => N [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [VERSION] => 2 [~VERSION] => 2 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Новость [~ELEMENT_NAME] => Новость [SECTION_PROPERTY] => [~SECTION_PROPERTY] => [PROPERTY_INDEX] => [~PROPERTY_INDEX] => [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.ngv.ru [~SERVER_NAME] => www.ngv.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( ) ) [SECTION_URL] => [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Пять версий цифрового месторождения [BROWSER_TITLE] => Пять версий цифрового месторождения [KEYWORDS] => [DESCRIPTION] => ) )

Пять версий цифрового месторождения

Идеальный контроль за активом - когда факт по добыче и по мероприятиям на месторождении максимально близок к плану, при этом издержки близки к минимальным. Сегодня многие нефтегазовые компании только стремятся достичь такого баланса и рассматривают все способы уменьшить расходы при сохранении объема добычи. Простые и очевидные способы для большинства месторождений уже исчерпаны.

Один из перспективных способов добиться баланса – «цифровое месторождение», подход к управлению добывающими активами с опорой на технологии в широком смысле.

Даже этот термин имеет множество версий. В Shell это Smart Field, в Chevron - i-Field, в BP - Field of Future. Несмотря на разночтения, умным, интеллектуальным или цифровым месторождением называют активы, которые оснащены набором систем мониторинга и удаленного контроля и программным обеспечением для ряда бизнес-процессов.

Еще одна общая черта цифровых месторождений – конечные цели перехода к нему. Проекты с разными названиями и разными инструментами нацелены на то, чтобы увеличить добычу, минимизировать издержки и трудозатраты, а также минимально влиять на окружающую среду.

По оценкам исследовательских компаний, основной эффект от перехода к интеллектуальному месторождению – это прирост добычи нефти и газа, а также сокращение простоев и трудозатрат. Одна из международных консалтинговых компаний оценивает снижение себестоимости добычи на умном месторождении в 7-10% за счет оптимизации работ и снижения недоборов.

По версии компании Energysys, цифровые месторождения обеспечивают оптимальный технологический режим добычи нефти, что приводит к снижению себестоимости эксплуатации месторождений в среднем на 20%.

Так описывают цифровое месторождение ученые и исследовательские компании.

Версия технологических компаний

За счет чего умное месторождение положительно влияет на показатели нефтегазового бизнеса? С одной стороны, оно реализует современные подходы к управлению, в том числе мультидисциплинарные группы и управление по исключениям. Первый принцип позволяет объединить в единую команду всех представителей ключевых экспертиз компании. Второй помогает сокращать трудозатраты, более адресно решать задачи, работать одному специалисту с большим количеством скважин. При управлении по исключениям специалист концентрируется только на тех скважинах, на которых есть риск отклонений от нормы и проблемных ситуаций. Это стало возможным благодаря тому, что появились системы мониторинга состояния скважин в реальном времени.

Кроме того, умное месторождение сегодня позволяет собрать максимально полную «оперативную сводку» для менеджмента. Современный руководитель, даже сидя у себя в кабинете с планшетом или за компьютером, должен иметь возможность декомпозировать до самого низкого уровня данные обо всем, что происходит на месторождении. Например, плановые показатели добычи на месторождении – 50 тысяч тонн в день, а фактически было получено 49,5 тыс. тонн. Почему? У руководителя должна быть возможность по «клику» на этой цифре открыть подробную детализацию факта, найти скважины с внеплановыми недоборами и выяснить причины: смена режима, авария или что-то еще. Для того чтобы такой контроль стал возможен, все ключевые объекты на месторождении должны быть оснащены датчиками, а данные с них должны оперативно передаваться в единую информационную систему. Требуется наличие хороших каналов связи, а также программные продукты для поддержки принятия управленческих решений. Другими словами, необходима сквозная двусторонняя связь производства с лицами, принимающими решения.

EA_UFAM.jpg

Пример «сводки» для руководителя цифрового месторождения

Во многих компаниях есть свое видение технической реализации интеллектуального месторождения. По версии специалистов SAP, это экспертно-аналитическая система, которая оперативно собирает, анализирует информацию и дает рекомендации по оптимизации нефтегазодобывающего производства. Решение такого класса нельзя представить без следующего набора функций:

· визуализация текущих показателей работы оборудования (данные АСУТП и т.д.) по объектам месторождения;

· оперативный доступ к нормативно-справочной информации по подрядчикам и оборудованию;

· выполнение функции экспертной системы поддержки принятия решений для геологов, разработчиков, технологов и прочих технических специалистов;

· автоматизированное планирование всех видов мероприятий на производстве

· интегрированное моделирование текущего состояния актива с возможность оперативного расчета влияния операционной деятельности на профиль добычи.

Если завтра появится технология или подход, который поможет нефтяным инженерам поменять что-то к лучшему, оптимизировать производство или сделать его более безопасным, этот список пополнится.

Версии нефтегазовых компаний

Пионерами цифровых месторождений в 2000-е годы стали международные нефтегазовые компании. Их опыт цифровой добычи насчитывает по 10-15 лет.

В версии Shell на цифровом месторождении рост добычи обеспечивается за счет того, что работа пластов, скважин, коллекторов, трубопроводов и других наземных объектов анализируется в режиме реальном времени на основе анализа данных датчиков систем телеметрии. Собранные параметры сохраняются и обрабатываются. В реальном времени их сравнивают с данными моделей скважин, трубопровода, показателями добычи и закачки, характеристиками наземных промысловых объектов, что позволяет оперативно сформировать комплексную картину происходящего на промысле и выявить отклонения. Такой подход применяется и на российских месторождениях Shell.

Компании в России и странах СНГ начали переход к цифровым месторождениям позже, но также получают положительные результаты.

В конце 2000-х годов о планах перехода к интегрированному планированию добычи сообщила SOCAR. В версии азербайджанской нефтедобывающей компании умное месторождение реализовано с помощью единой методологии и системы планирования, мобильных устройств для персонала и системы отчетности для руководителей.

Ежедневно мастера по добыче формируют задания по обходу скважин для операторов. Персонал обходит скважины, фиксируя параметры их работы с помощью мобильного устройства, в т.ч. факт по объему добычи, технологические режимы работы. Момент и условия останова скважины также отмечают на мобильных устройствах. Параметры добытой нефти регистрируют на рабочих местах лаборанты. Эти данные поступают в систему планирования в режиме реального времени.

При таком подходе руководителям компании доступна оперативная отчетность по фонду скважин и основным KPI добычи. После перехода к интегрированному планированию процесс расчета баланса нефти и газа в SOCAR был сокращен до двух дней.

В 2015 году одна из крупных российских нефтегазовых компаний заявила о планах перехода к умному месторождению и через год сообщила о результатах пилотных проектов на нескольких активах.

В версии этой компании умное месторождение также представляет собой набор систем для контроля и управления активом, объединенные центром интегрированных операций. Здесь централизованно обрабатывают и анализируют данные о производственных операциях с целью сокращения потерь и оптимального использования имеющихся ресурсов.

Как отмечают эксперты компании, на пилотных месторождениях за счет использования системы более чем на 7% сокращены недоборы в результате совмещения мероприятий, а также в 120 раз быстрее формируется план добычи, режимов и мероприятий. При этом в 90 раз меньше времени требуется на контроль исполнения плана, в 30 раз меньше времени – на анализ работы скважины. Все это означает повышение эффективности нефтегазодобычи и более эффективное управление активами компании.

Эти и другие версии цифрового месторождения, его иностранные и российские реализации будут обсуждаться на III Международном саммите ТЭК, который пройдет 25-27 сентября при информационной поддержке «Нефтегазовая вертикаль». Приглашаем читателей журнала принять участие в нем.

Регистрация - на официальном сайте саммита.

Дмитрий Пилипенко,
заместитель генерального директора SAP CIS

РНК МНС
Читайте также :