Nika

Цифровизация в нефтегазовой отрасли: остановить нельзя продолжать

Цифровизация, цифровая трансформация была одной из ключевых тем до пандемии. Что произошло с ней спустя год после введения национальных локдаунов, ухода в онлайн: она ускорилась или, напротив, потеряла свою актуальность на фоне других вызовов, стоящих перед нефтегазовой отраслью? Какие тренды вышли на первый план? Эти темы обсудили спикеры онлайн-семинара Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО «Нефтегаз в постковидном мире: что изменила пандемия для рынка цифровых решений в нефтегазовой отрасли».

РУСЛАН ЮСУФОВ
Основатель и управляющий партнер компании MINDSMITH;

ИРИНА ГАЙДА
Директор Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО;

АНАСТАСИЯ ПЕРДЕРО
Менеджер проекта Internet of Energy Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО

Переход на удаленку

Начало пандемии привело к тому, что спрос со стороны нефтегазовых компаний в основном был направлен на организацию удаленной работы. Если до пандемии многие компании отрицали возможность организации работы из дома, поддержания рабочей дисциплины, то с ее началом выбора не осталось. Однако в новых рабочих условиях возникли новые угрозы. К вопросам кибербезопасности добавились риски для эмоционального и психофизического состояния людей, ведь зачастую – особенно в условиях локдаунов, – удаленная работа может вызывать дополнительную психоэмоциональную нагрузку у сотрудников, отмечала Марина Аншина, председатель Правления Союза ИТ-директоров России. Обсуждение роли человека во внедрении инновационных технологических решений, а также их последствий для самих сотрудников, стало еще одной из широко обсуждаемых тем дискуссии экспертов.

С другой стороны, использование цифровых технологий для работы с персоналом набирает обороты. Как отмечал заместитель проректора по исследованиям и профессор аналитики данных, ИИ и управления операциями Московской школы управления СКОЛКОВО Михаил Недяк, в области планирования карьерных траекторий сотрудников, диагностики отношений в рабочих группах и подразделениях, определения эмоционального состояния сотрудников, мониторинга качества их отдыха – во всех данных сферах машинное обучение активно развивается в индустрии с начала пандемии.

Данные – новая нефть

Пандемия, вызванная COVID-19, несомненно, ускорила цифровую трансформацию компаний нефтегазовой отрасли. Согласно опросу IT-директоров технологических лидеров нефтегазовой отрасли, проведенному компанией Gartner, в 2021 году ожидается рост финансирования практически во всех сферах применения технологических решений НГК. Наибольшие объемы инвестиций ожидаются в области обеспечения безопасности, с чем согласились 71% опрошенных CIO, а также по направлениям бизнес-аналитики, управления данными, применения ИИ и IoT-решений.

«Ключевой областью интересов лидеров нефтегазовой отрасли на сегодняшний день является увеличение объема собираемых оперативных данных, оптимизация управления активами через повышение предиктивной способности ИИ-систем, а также массовая автоматизация бизнес-процессов и внедрение RPA», – отметил Саян Доржиев, директор по развитию бизнеса Gartner.

При этом фокус нефтегазовых компаний смещается на планирование распределения ресурсов, кадров и, в конечном итоге, экспертизы и компетенций. Пользуются спросом решения по интегрированному планированию операций, распределению ограниченных ресурсов, управлению складскими запасами и штатом сотрудников. В условиях падения спроса на рынке компании активно сокращают затраты и проявляют повышенный интерес к решениям по управлению цепочками поставок, прогнозированию и сценарному моделированию бюджетных и производственных процессов, инструментам анализа данных.

Александр Дмитриев, генеральный директор «Кловер Групп» и операционный директор «КонтролТуГоу.Ру», отметил другой важный тренд: во главу угла поставлена «умная» цифровизация с продуманным глубоким погружением в бизнес-процессы нефтегазовых корпораций.

Другой сквозной тренд современной экономики, актуальный и в нефтегазовой отрасли, – стремительное формирование открытых стандартов по работе с данными и переход в «облако». Если международные нефтегазовые компании активно двигаются в эту сторону, то российские игроки придерживаются более консервативных решений.

«Компании нефтегазовой индустрии видят колоссальные возможности, связанные с введением инновационных технологий и использованием облачных инфраструктур. Однако на скорость цифровизации ТЭК кардинальным образом влияют государственные инициативы и регуляторные ограничения, а также готовность к внедрению и понимание со стороны топ-менеджмента того, что может дать бизнесу конкретная технология», – отметил Артем Карапетов, вице-президент Schlumberger.

Технологические партнерства и кооперация

С одной стороны, многие компании отрасли приходят к созданию внутренних центров компетенций и технологических лабораторий. С другой – сильные компетенции различных игроков могут быть крепким основанием для создания успешных партнерств.

Возрастающую роль партнерств и экосистемных взаимодействий отмечают многие ключевые стейкхолдеры нефтегазовой отрасли. «На сегодняшний день ни одна компания не может реализовать масштабные проекты в одиночку. Цифровизация нефтегазовых компаний радикально ускорилась, но одновременно и задает тренд на более тесную интеграцию всех игроков рынка», – полагает Артем Карапетов.

В контексте недавних новостей о формировании крупных экосистемных партнерств вокруг конкретных технологических решений на рынке наблюдается активное включение в бизнес-процессы неиндустриальных партнеров и масштабирование сетевых взаимодействий.

« [Происходит] cоздание хабов и центров взаимодействия, активное внедрение проектов по стандартизации оборудования и комплектующих, стандартизация наборов данных и разработка платформ цифрового взаимодействия, развитие гибридных моделей работы в целях привлечения квалифицированного персонала и, наконец, стремительное развитие совместных инициатив и партнерств для быстрого масштабирования решений», – отмечает Татьяна Берштейн, управляющий директор департамента Accenture в России и Казахстане.

Новый бизнес

Финансовая устойчивость компаний в условиях пандемии, снижения реального дохода населения и спроса требует не только повышения эффективности традиционных бизнес-процессов, но и расширения продуктовой и сервисной линейки, а иногда – и выхода на новые рынки. В данном контексте цифровизация становится инструментом как для повышения операционной эффективности и внедрения внутренних решений, так и для

создания внешних продуктов и вывода их на рынок, трансформации бизнес-моделей компаний нефтегазового сектора.

«Несмотря на сложности аналитического описания B2B взаимодействий, являющихся фокусом многих компаний топливно-энергетического комплекса, индустрия все более переходит к клиентоцентричным моделям. Принимая во внимание стремительный рост объемов собираемых данных, на сегодняшний день автоматизация клиентского сервиса практически невозможна без внедрения моделей машинного обучения и ИИ. Искусственный интеллект открывает компаниям нефтегазового сектора широкие возможности по созданию уникального предложения для каждого конкретного клиента и точечного клиентского таргетинга», – утверждает Михаил Недяк.

Наконец, несмотря на то, что многие стейкхолдеры нефтегазовой отрасли возлагали большие надежды на ослабление «зеленой» повестки в ухудшившейся экономической ситуации, тренд на декарбонизацию не только не остановился, но и получил дополнительное развитие. ЕС провозгласило «зеленое» восстановление экономики, США, сменившие президента по результатам прошедших в конце прошлого года президентских выборов, стремятся наверстать утраченные при Трампе темпы развития «чистой» экономики.

Российская нефтегазовая отрасль реагирует на растущую обеспокоенность климатическими изменениями, усиливающуюся повестку декарбонизации, изменение требований со стороны инвестиционного сообщества, регуляторов и потребителей: меняется дискурс на российском пространстве. Он сказывается на стратегических планах компаний, на их готовности инвестировать в те или иные направления и цифровые решения. «В долгосрочной перспективе фокус нефтегазовых компаний в первую очередь связан с предстоящим ростом налогов на выбросы парниковых газов, что в свою очередь создаст стимул к снижению уровня или хотя бы развитию систем учета и прогнозирования эмиссии СО2», – полагает Дмитрий Пилипенко, заместитель генерального директора «САП СНГ».

***

Таким образом, экономические последствия пандемии не только не замедлили, но и ускорили «умную» и «глубокую» цифровизацию компаний нефтегазового сектора. Компании стремятся к тотальной оптимизации: складских запасов, операций, использования труда своего персонала. Эти тренды ускоряют стандартизацию при работе с данными и переход к «облачной» и гибкой инфраструктуре, которые позволяют компаниям быть максимально гибкими в стремительно меняющихся условиях. Такие изменения требуют создания экосистем и дополнения уникальных компетенций сильных игроков, которые достигаются в рамках успешных партнерств и на базе сотрудничества. Нельзя не отметить и повышения интереса к «человеческой» стороне цифровизации. В условиях удаленной работы особое внимание уделяется продуктивности и психологическому состоянию работников, а ковидные ограничения ускорили развитие носимых устройств, контролирующих безопасность сотрудников на объектах. Другие направления HR-tech позволяют максимально эффективно развивать человеческий капитал компаний. Развитие цифровых технологий в нефтегазовой отрасли в очередной раз подтвердило, что любой кризис – это прежде всего возможности для развития. Первое заседание комитета по мониторингу добычи нефти пройдет в Кувейте в январе 2017 г.
Читайте также :