Промышленная безопасность и охрана труда на предприятиях нефтегазового комплекса
Профессиональный семинар «Цифровые технологии, роботизация процессов по разработке и эксплуатации месторождений»

Прогрессом управляют чудаки

Наш собеседник – Анатолий Борисович ЗОЛОТУХИН, старший вице-президент Мирового нефтяного совета, заместитель председателя Российского национального комитета МНС. Нефтяник, ученый, педагог с богатой биографией и впечатляющим послужным списком. Получив полвека назад диплом инженера-нефтяника, А. Золотухин участвовал во многих производственных проектах в самых разных странах, преподавал и продолжает вести занятия во многих университетах мира. Помимо России, его многое связывает с Норвегией, компанией Statoil (новое название – Equinor). Своим наставником Анатолия Борисовича называют тысячи специалистов-нефтяников на разных континентах. В ходе интервью, проведенного в рамках партнерского проекта «Нефтегазовой Вертикали» и издаваемого Российским национальным комитетом МНС молодежного отраслевого журнала «Будущие лидеры», наш собеседник поделился своими наблюдениями о преемственности поколений, современной молодежи и особенностях профессиональной подготовки, а также о будущем мировой нефтегазовой индустрии…

Ред.: Анатолий Борисович, практически полвека вы занимаетесь подготовкой молодых кадров. Это тяжелая ноша?

А.З.: После первого занятия со студентами у меня, действительно, было ощущение, что это каторжный труд. Долго готовился к занятию, очень волновался… С тоской думал, что очень незавидная у меня перспектива. Но это быстро прошло. Все невзгоды с лихвой перекрываются колоссальным удовольствием от общения с молодежью. Оно стало для меня источником сил и вдохновения.

Исключительно важно, чтобы дело, которым ты занимаешься, нравилось, приносило удовольствие. Думаю, это главное: когда есть мотивация, можно многого добиться. Причем достижения не изнуряют, а добавляют энергии и уверенности в своих силах. Не представляю своей жизни без общения с молодежью.

Ред.: Вы замечаете перемены в молодежи? Они сейчас другие? Чем отличаются от молодых людей вашего поколения?

А.З.: Перемены, конечно, идут постоянно и везде. Мне приходилось преподавать во многих странах – в Европе, Азии, Америке, Африке… Везде каждое новое поколение отличается от предыдущего. Оно не становится хуже или лучше – оно адаптируется к переменам, происходящим в окружающем мире...

Мне кажется, мы в свои молодые годы были более усидчивыми. Система образования была более строгой. Контроль был более жестким. Сейчас во всё стараются привнести элемент легкости – считается, что это круто. Глубина погружения в тему, изучение основ – сегодня это всё чаще отходит на второй план.

Мы теперь ориентируемся не на лучших, а на средних студентов. И стараемся не забыть про самых слабых. Понятно, это меняет подходы к организации обучения.

Современные студенты – более живые. У них широкие и разнообразные интересы. Они умеют чередовать занятия, распределять свое время. Это хорошо.

Нынешняя молодежь более четко определяет жизненные цели. Она знает, чего хочет, стремится добиваться нужного результата. Мы тоже были настойчивыми и целеустремленными. Но в наши времена выбор вариантов был невелик. Сейчас иначе.

IMG_9541.jpg

Относительно новый тренд – цифровизация. Компьютеры, программные комплексы вошли во все сферы жизни. С ними удобнее, комфортнее, быстрее… Но компьютеры просчитывают ровно то, что в них вложили. А всегда ли операторы, программисты достаточно образованы и педантичны? Если нет, компьютеры выдадут неадекватные решения или рекомендации. Это серьезные риски. Риски, которые мы часто недооцениваем.

К сожалению, в современной образовательной системе не всегда уделяется должное внимание изучению языков – как родного, так и английского. Без хорошего знания языка бывает сложно четко сформулировать мысль или задачу. В международных командах общение идет, как правило, на английском языке. Когда знание языка недостаточное, специалист воспринимает информацию в искаженном виде, хотя думает, что понял все правильно. В результате на практике что-то делается не совсем так, как требовалось, или даже совсем не так… Это может привести к драматическим последствиям. Соответственно, хорошее знание языка – это один из важнейших инструментов в багаже современного специалиста.

Нужно уметь хорошо писать. Это позволяет излагать мысли грамотно и кратко. Это еще и признак общей культуры, которая тоже очень нужна современному специалисту.

Ред.: В современном учебном процессе много внимания уделяется международному обмену: совместным образовательным проектам, зарубежным стажировкам. Одно из относительно новых направлений – международные профессиональные молодежные форумы, организуемые Мировым нефтяным советом. Почему это важно?

А.З.: Самый очевидный ответ: крупные современные проекты требуют объединения сил, капиталов, опыта, технологий, распределения рисков. Международный обмен – хорошая основа для последующей работы в интернациональной команде. Но это не единственная причина.

Российские специалисты отличаются от западных. У нас образование широкое – знания по всему отраслевому спектру, но без глубокого погружения. За рубежом готовят преимущественно специалистов узкой специализации: свою тему знают досконально, смежные области знаний практически не затрагиваются. Они слишком узкие в профессиональном плане, мы часто сверх меры широкие. Но истина – где-то посередине.

Современный специалист, по моему убеждению, должен очень хорошо знать свой предмет, а также квалифицированно разбираться в вопросах смежных областей. Работа в международном коллективе позволяет получить то, чего не хватает любой отдельно взятой системе образования в мире. Люди с разным менталитетом, своими культурными традициями, национальными особенностями, работая в одной команде, дополняют друг друга – вместе они большая сила, способны решить любую задачу.

ZolotukhinA.jpg

Ред.: Многие молодые люди мечтают стать менеджерами, делать карьеру на этом поприще. Специалист – менее престижная перспектива. Почему так происходит?

А.З.: Менеджеры в массовом сознании воспринимаются как начальники. Это ошибочный подход – они не начальники, а организаторы командной работы. Менеджер не должен командовать специалистами, его задача – собрать коллектив, поставить задачу и создать условия для эффективной работы.

Мне довелось несколько лет работать в Statoil именно в таком коллективе – мы, специалисты, вообще не отвлекались на «бытовые» мелочи, в этом не было необходимости – менеджер заботился о том, чтобы у нас было все необходимое для работы. Отдача была фантастическая, и в этом очень большую роль играл наш менеджер. Он отвечал за создание атмосферы творчества, заботился о том, чтобы лучшие качества специалиста были направлены на решение целевой задачи, не растрачивались попусту.

Командовать не так уж и сложно, а вот организовать процесс, обеспечить эффективную командную работу, оставаясь как бы в тени, – в этом суть работы менеджера. Знаю, многим такой взгляд покажется странным. Но для меня это вывод, основанный на жизненном опыте.

Ред.: В современном мире технологии развиваются столь стремительно, что нередко знания, полученные в студенческой аудитории, устаревают уже к моменту получения диплома. Как в этих условиях оставаться на гребне волны, а не бесконечно догонять уходящий поезд?

А.З.: Мне представляется, что не стоит слишком увлекаться актуализацией учебного процесса. Конечно, невозможно игнорировать глобальные тренды. Такие, как, скажем, цифровизация. Но догонять уходящий поезд – дело изнурительное и бесполезное. Догонять – это заведомо отставать.

Убежден, что университет, прежде всего, должен давать базовые знания, фокусировать внимание на изучении фундаментальных наук. Специалист, если он хорошо разбирается в сути процессов, понимает причинно-следственные связи, довольно быстро разберется в прикладных вопросах.

На практике же современный образовательный процесс развивается в направлении прикладных знаний, нередко за счет снижения планки требований к изучению фундаментальных наук. Такой крен представляется мне недостаточно дальновидным.

Ред.: Анатолий Борисович, более десяти лет вы активно вовлечены в работу Мирового нефтяного совета, сейчас – в качестве старшего вице-президента. В чем практическая ценность этой деятельности?

А.З.: Мы обсуждаем вопросы не только нефти и газа. Много говорим об энергетике, в широком смысле. И это не только технологии и рынки, но, прежде всего, человеческий фактор. Занимаемся вопросами лидерства, воспитания молодежи, поддержки образования.

Есть фонд «Наследие», решающий образовательные задачи – за счет средств энергетических компаний финансируются обучение, стажировки для молодых людей из стран, которые сами не имеют достаточных средств на такие цели. Очень интересные проекты по поддержке образования сейчас реализуются в Индии, Бразилии, других странах...

У нас в стране Российский национальный комитет МНС из своих средств выплачивает стипендии отличившимся студентам профильных специальностей. Деньги небольшие. Но сам факт, что тебя выбрали как лучшего, победа в конкурсе, публичное награждение – все это является очень хорошим стимулом для стипендиата и позитивным примером для других ребят.

Но это первые шаги… Есть более масштабные планы. Взять, например, шефство над целым регионом с ограниченными финансовыми возможностями и, заручившись поддержкой бизнеса, помочь в подготовке высококвалифицированных специалистов из числа одаренной местной молодежи из глубинки. Чтобы они не покидали родные места в поисках лучшей жизни, а строили светлое будущее там, где выросли.

Одно из значимых направлений деятельности Мирового нефтяного совета – участие в международных организациях, в различных мероприятиях. Это не столько лоббирование интересов нефтегазовой отрасли, сколько взгляд на более общие вопросы с точки зрения отрасли. Важно, чтобы мнение нефтегазового сообщества высказывалось и было услышано, принято во внимание.

Важна консолидирующая роль МНС. Она особенно чувствительна для небольших стран. Когда такую страну навещают руководители МНС, интересуются состоянием дел, перспективами, это вдохновляющее событие, помогающее почувствовать себя частью большого и сильного сообщества. Это и практические связи – совместные образовательные, научные, инновационные проекты, обмен опытом...

МНС готовит и издает отраслевые обзоры. Они завоевывают популярность. Потому что хорошо написаны. Мы тщательно отбираем темы и привлекаем именитых авторов, которые квалифицированно рассказывают о сложном в популярной форме.

На общих заседаниях много внимания уделяем формированию программы и тематических акцентов Мировых нефтяных конгрессов. Много и горячо спорим. Почему? Конгрессы проводятся раз в три года, собирают весь цвет отрасли, привлекают к себе большое внимание. Тематические акценты столь значительного международного мероприятия не директивны, но все же задают вектор развития отрасли на следующие три года.

Существенную роль играет уже сам факт, что в одном зале собираются представители почти 70 стран мира. На таких встречах мы учимся слушать, учитывать интересы других сторон. Приходит понимание, что мы живем в очень большом и сложном мире, что нужно бережно и с уважением относиться друг к другу. Это школа сосуществования интересного и творческого. На таких встречах мы обретаем новый опыт и новые знания. Мы возвращаемся с этим багажом домой, используем его в своей работе, делимся им с коллегами.

Большая и важная задача: повлиять на общественное мнение, аргументированно объяснять людям, что нефтегазовая отрасль – далеко не такая «грязная и вредная» для окружающей среды, как об этом зачастую (ошибочно или умышленно) говорят.

Ред.: Но разве негативные экологические последствия от нефтегазовой отрасли – это выдумка?

А.З.: Конечно же, последствия для природы есть. Любая деятельность человека влияет – и часто весьма отрицательно – на природу. Но масштабы экологического негатива от добычи и использования углеводородов в общественном сознании несколько преувеличены. Отнюдь не нефтяники главные враги природы. И в отрасли очень много внимания уделяется снижению негативного влияния от текущей деятельности, предотвращению катастроф, улучшению качества и повышению эффективости используемого топлива. Разумеется, не белые и пушистые, но и не злостные враги природы. Нужен объективный взгляд. Тогда и для оздоровления ситуации будут применяться адекватные меры. Это в наших общих интересах.

Ред.: Каким вам представляется будущее нефтегазовой отрасли? И есть ли у нее будущее в принципе?

А.З.: Эти вещи серьезно обсуждаются в профессиональной среде. Но это всего лишь обмен мнениями, интересный разговор. Никто не знает, что ждет нас впереди. И не ученые очерчивают нам перспективу. В этом больше преуспели фантасты. Они интуитивно нащупывают самые общие контуры будущего. Потом уже, по этим подсказкам, мы продолжаем движение вперед.

Помню, несколько лет назад кто-то из наших ребят предложил на студенческой конференции использовать дирижабли для транспортировки больших грузов в условиях Крайнего Севера. Тогда эта идея вызвала насмешки. Сейчас использование для транспортировки грузов дирижаблей воспринимается вполне серьезно. И это далеко не единичный пример: прогрессом управляют чудаки.

Что касается будущего отрасли, я убежден в том, что оно будет долгим, практически безграничным. Уже много лет слышу, что «нефтяное окно» вот-вот закроется. А оно все открыто, сроки каждый раз отодвигаются. Потому что появляются новые знания и новые открытия, расширяющие возможности использования углеводородного сырья.

Потребность в энергии в мире растет. Новые, так называемые чистые ее источники – это, конечно, хорошо. Но их недостаточно. Многими расчетами подтверждено, что нет – во всяком случае, пока и в обозримом будущем – возможности полностью заместить углеводородное сырье в обеспечении энергетических потребностей.

С другой стороны, в результате новых открытий и инновационных разработок расширяются возможности экономически целесообразной добычи углеводородного сырья. У всех на устах сланцевая революция, на подходе газогидраты, гигантские возможности открывают разработка баженовской свиты, освоение морских месторождений в Арктике…

Впечатляющие успехи – только за последние годы – достигнуты в улучшении экологических свойств моторных топлив. Последовательная работа в этом направлении продолжается.

Наконец, углеводороды – это не обязательно топливо. Это уникальное сырье для нефте- и газохимической промышленности, спрос на продукцию которой растет высокими темпами.

Могу долго говорить на эту тему, приводить еще и еще аргументы, подкрепляющие тезис об активном долголетии нефтегазовой отрасли. Но, наверное, и сказанного достаточно, чтобы объяснить ход мыслей.

Ред.: Много споров вызывает тема разработки морских месторождений углеводородов Арктики: экологические риски, экономические резоны, технологические барьеры… Вы много занимались этой проблематикой. Каков ваш прогноз?

А.З.: Конечно, освоение морских арктических месторождений неизбежно. Очень уж заманчивые там перспективы. Немалую роль играет и атмосфера соперничества: если не мы, то другие.

Нужно активно готовиться к осуществлению морских арктических проектов. Проводить исследования, создавать технологии, заниматься логистикой… Но не следует торопиться с практическими шагами – последствия могут оказаться катастрофическими для всей планеты. Об этом нужно всегда помнить! Прежде чем что-то начать, нужно десять раз отмерить. Потом остановиться и еще раз подумать.

Сегодня мы не готовы к ресурсному освоению Арктики не только технологически, но и ментально. Не стоит и пытаться покорить Арктику. Это – невозможно! Ее нужно почувствовать, приспособиться к ней. Тогда можно надеяться, что она поделится своими богатствами.

И Арктика такой регион, где невозможно жить и работать обособленно. Ошибся в одном месте, последствия ощущают все вокруг. Необходимо очень тесное международное сотрудничество. Не только деньги и технологии. Прежде всего, общие стандарты, обязательные для всех единые правила поведения. Не обязательно жить в одном доме, но работать вместе нужно.

Ред.: Анатолий Борисович, вы были одним из инициаторов проведения VI Молодежного форума Мирового нефтяного совета в России, в Санкт-Петербурге. Минувшим летом он состоялся и – по многим оценкам – прошел весьма успешно. В чем, на ваш взгляд, основной эффект этого мероприятия?

А.З.: Считаю Форум будущих лидеров очень значимой площадкой для развития взаимопонимания и сотрудничества между поколениями. У молодежи есть идеи и азарт, устремленность в будущее. Но нет опыта. А он необходим, чтобы не изобретать велосипед и избежать ошибок. Старшее поколение может в этом помочь. Поучать мы не вправе, можем только советовать. Делиться случаями из жизни, привлекая внимание к важным деталям.

Такое взаимодействие полезно не только для молодежи. Оно имеет большое значение и для наставников – важно осознавать собственную востребованность.

Другой принципиально важный момент. Форум помогает людям объединиться, сократить расстояния и преодолеть границы. Конечно, важно, какие вопросы обсуждают участники Форума. Но еще более значим сам факт, что молодые специалисты и их более опытные коллеги, представляющие самые разные страны, собираются вместе. Учатся уважительному отношению друг к другу. Знакомятся с иными взглядами, пытаются их понять. Благодаря таким встречам мир не распадается на фрагменты. Пожалуй, это самое ценное.

ВЫНОСКИ

Исключительно важно, чтобы дело, которым ты занимаешься, нравилось, приносило удовольствие

Компьютеры просчитывают ровно то, что в них вложили. А всегда ли операторы, программисты достаточно образованы и педантичны?

Хорошее знание языка – это один из важнейших инструментов в багаже современного специалиста

Работа в международном коллективе позволяет получить то, чего не хватает любой отдельно взятой системе образования в мире

Менеджеры в массовом сознании воспринимаются как начальники. Это ошибочный подход – они не начальники, а организаторы командной работы

Масштабы экологического негатива от добычи и использования углеводородов в общественном сознании несколько преувеличены

Что касается будущего отрасли, я убежден в том, что оно будет долгим, практически безграничным

Не стоит и пытаться покорить Арктику. Это – невозможно! Ее нужно почувствовать, приспособиться к ней

скачать pdf
Читайте также :