MIOGE-2019
РНК МНС

Газпром на европейском рынке: закрепление на новых рубежах

Прошедший 2018 год стал четвертым подряд годом, когда поставки «Газпрома» на европейский рынок прибавляли заметными темпами. И стало впору говорить не только о формировании восходящего тренда, но и о выходе европейского бизнеса российской компании в «новую реальность». Она заключается в преодолении планки годового экспорта в 200 млрд м3 и закреплении на достигнутых рубежах.
В течение трех последних лет «Газпром» с видимой легкостью демонстрировал один рекорд экспорта за другим. Его доля в потреблении газа Европой, несмотря на все усердные попытки европейских политиков изменить географию поставок, выросла с 30% в 2014 году до 36,7% в 2018-м. Позволит ли 2019 год укрепиться на этих позициях?

Итоги непростого года

Назвать прошедший год простым для «Газпрома» было бы несправедливо. По предварительным данным, в 2018 году объем потребления природного газа в европейском дальнем зарубежье (европейские страны, включающие в себя ЕС-28, за исключением Эстонии, Латвии и Литвы, а также Албанию, Боснию и Герцеговину, Македонию, Норвегию, Сербию, Швейцарию и Турцию) снизился по сравнению с 2017 годом на 19,3 млрд м3, или на 3,4%, составив 549,5 млрд м3. Снижение, отмеченное впервые после трех лет роста, произошло, в основном, по причине неблагоприятных для спроса на газ погодных условий. Погодный индекс Европы в 2018 году был намного ниже климатической нормы – 95,8%, по сравнению с 99,3% в 2017-м. По оценке «Газпром экспорта», отрицательный вклад погодного фактора составил в объемном выражении 15,4 млрд м3, то есть на его долю пришлось почти 80% сокращения спроса.

Использование газа в качестве топлива электростанциями оказало несущественное положительное влияние на совокупное потребление данного энергоресурса. Оно увеличилось всего на 0,9 млрд м3, или на 0,6%, при снижении уровня потребления в прочих секторах на 4,9%. Основной причиной такой умеренной по сравнению с предыдущими годами динамики спроса на природный газ в энергетическом секторе стал рост выработки ГЭС, АЭС и ветровой электроэнергетики.

Повышение европейских цен на выбросы CO2 в прошлом году внесло свою лепту в общее снижение спроса на горючие энергоносители. Впрочем, для экономики газовой генерации рост мировых цен на уголь и выбросы СО2 имел положительный эффект, повысив ее конкурентоспособность в сравнении с угольной. В Германии, исходя из текущей рыночной конъюнктуры, наиболее эффективные газовые электростанции рентабельнее угольных со средним КПД. В Великобритании, где действует дополнительный сбор на выбросы парниковых газов, а возобновляемая энергетика играет гораздо менее заметную роль, чем в той же Германии, газовая генерация продолжает обеспечивать более высокую маржу производителям электроэнергии, чем угольные электростанции. От услуг угольных ТЭС, число которых в стране и так уже изрядно поубавилось, британцы собираются полностью отказаться уже в 2025 году.

Макроэкономическая ситуация также послужила причиной недопотребления рынком нескольких миллиардов кубометров. Основную лепту в этот недобор внесла Турция, где по итогам года спрос на газ на фоне экономического кризиса упал с 55,4 до 51,3 млрд м3. В странах ЕС и Еврозоны замедление экономики существенного влияния на отборы газа не оказало. Тем не менее об экономическом росте стоит упомянуть особо.

Индекс промышленного производства в ЕС в январе-октябре 2018 года составил 2% после значительного снижения по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. В ноябре 2018 года он уменьшился до 1,7%.

Баланс газа в странах европейского дальнего зарубежья, млрд м3

Индекс доверия в промышленном секторе Еврозоны, который служит индикатором отношения хозяйствующих субъектов к перспективам роста, также оказался ниже максимума конца 2017 года. Он вычисляется как разница между количеством респондентов, имеющих положительные и отрицательные ожидания относительно развития промышленного сектора в процентах с поправкой на сезонность экономики. В январе 2018 года данный индекс находился на уровне 54,8%, а к январю 2019 года он опустился до 50,3%.

Особо значимым фактором с точки зрения баланса спроса и предложения газа на европейском рынке в 2018 году стала динамика его отборов и закачки в хранилища. В апреле-октябре было закачано 74,9 млрд м3 против 68,1 млрд м3 годом ранее. Интенсивная закачка газа в хранилища в первом-третьем кварталах прошлого года на фоне сокращения внутренней добычи (-9,9 млрд м3, или -3,7%) привела к росту потребностей в импорте (+14 млрд м3, или +4,5%). Чистый импорт за год, с учетом таких дополнительных моментов, как реверс на Украину и реэкспорт СПГ, вырос в Европе на 15,6 млрд м3 (+5,3%), составив 222,9 млрд м3 (см. «Баланс газа в странах европейского дальнего зарубежья»).

Негативную для экспорта российского газа роль рост запасов в хранилищах стал играть в четвертом квартале 2018 года. В ноябре и декабре на фоне более теплой погоды (погодный индекс в четвертом квартале опустился до 91,8% по сравнению с 96,9% годом ранее) и более высоких уровней поставок СПГ на европейский рынок из хранилищ было отобрано только 18,4 млрд м3 против 26,6 млрд м3 годом ранее. В итоге в 2018 году в ПХГ было закачано на 5,6 млрд м3 больше, чем отобрано.

Однако воспользоваться открывшимися возможностями по увеличению импорта удалось не всем поставщикам. Среди поставщиков трубопроводного газа заметный рост показал только «Газпром», достигнув рекордного уровня 201,8 млрд м3. Другие крупнейшие европейские производители (Норвегия, Великобритания и Нидерланды) сократили поставки в Европу соответственно на 4,3, 1,3 и 2,6 млрд м3. Алжир немного увеличил поставки по трубе, но сильно сократил их в виде СПГ, в результате общее снижение его экспорта в Европу составило примерно 1 млрд м3. Поставки Ирана в Турцию существенным образом уменьшились (см. «Объемы крупнейших трубопроводных поставщиков газа»).

Объемы крупнейших трубопроводных поставщиков газа, млрд м3

Наряду с «Газпромом» часть растущей импортной ниши в Европе занял СПГ. Его суммарные поставки увеличились на 6,9 млрд м3, или на 10,6%, – до 71,8 млрд м3. Характерно, что почти весь прирост пришелся на СПГ из России: проект «Ямал СПГ» увеличил отгрузки практически с нуля в 2017 году до 6,7 млрд м3 в 2018-м. Нарастили объемы Тринидад и Тобаго, а также США (+1,8 и +1,1 млрд м3, соответственно). Катар – основной экспортер СПГ в Европу – продолжил снижать поставки.

Феноменальный прирост объемов импорта СПГ пришелся на четвертый квартал прошлого года, тогда как в первом-третьем кварталах поставки даже несколько снижались. В четвертом квартале рост поставок СПГ в Европу составил 64% по сравнению со средними значениями за первый-третий кварталы. В результате загрузка мощностей по регазификации подскочила к концу года до уровня порядка 50% против характерных для последних лет 25–30%. В целом в 2018 году отмечалось увеличение загрузки терминалов СПГ до 31% по сравнению с 29% в 2017 году (см. «Объемы крупнейших поставщиков СПГ»).

Объемы крупнейших поставщиков СПГ, млрд м3

Появление столь значительных объемов СПГ Европе в четвертом квартале стало возможным благодаря снижению относительной привлекательности азиатского рынка по сравнению с европейским. Применительно к СПГ с атлантического побережья США для этого необходимы два условия. Первое – цена в Европе должна покрывать полные издержки транспортировки из Соединенных Штатов. Это условие действовало на протяжении трех первых кварталов прошлого года, но оказалось, что его недостаточно. Именно в четвертом квартале сформировалось второе условие – уменьшение азиатской премии. Это с учетом фрахта сделало поставки в Европу из Атлантики более привлекательными, чем в АТР (см. «Сравнение цен в Азии и Европе»).

Сравнение цен в Азии и Европе

В четвертом квартале на фоне роста предложения СПГ со стороны Австралии и падения нефтяных цен котировки сжиженного газа в Азии скорректировались вниз. В результате азиатская премия (разница между спотовыми котировками Азии и Европы), достигнув в августе 2018 года годового максимума в $2,8/млн БТЕ, упала в четвертом квартале до $1,6/млн БТЕ.

По итогам года доля газа «Газпрома» в потреблении в европейском дальнем зарубежье достигла 36,7% (+2,5 п.п.), а в импорте – увеличилась до 67,1% (+3,4 п.п.). Если выделить цифры по ЕС, то в его потреблении доля «Газпрома» выросла до 35,6% (+2,8 п.п.), тогда как доля в импорте ЕС – до 46,3% (+2,5 п.п.).

Зависимость от российского газа носит двусторонний характер. Доля стран ЕС в поставках ПАО «Газпром» в прошлом году составила 86,2%. Основные маршруты данного экспорта показали высокий уровень загрузки. Загрузка магистрали «Северный поток» даже превысила установленную мощность.

Что обещает нам 2019 год?

Погодные условия – одновременно и самый неопределенный, и самый мощный фактор. В начале 2019 года они были исключительно неблагоприятны для потребления природного газа на европейском рынке в связи с аномальными и по значениям, и по продолжительности температурами. Погодный индекс, рассчитанный в ООО «Газпром экспорт» как сумма градусо-дней на основе данных по европейским странам, составил в январе-феврале только 85% к уровню аналогичного периода прошлого года.

Тем не менее результаты «Газпрома» за два первых месяца года можно считать более чем удачными. С начала 2019 года, невзирая на теплую погоду, появление дополнительных объемов СПГ и падение спроса на газ в Турции, «Газпром» поставил в европейское дальнее зарубежье 32,7 млрд м3 газа. Это на 5,8% меньше показателя за первые два месяца 2018 года. Если же мы исключим из сравнения рекордный 2018 год, то окажется, что поставки все же выше, чем в любой из предыдущих годов.

Кроме того, если мы посмотрим на географическое распределение, то окажется, что основное падение объемов реализации в начале 2019 года отмечается в Турции. Без учета турецкого рынка поставки в январе-феврале равнялись 29,7 млрд м3, что составляет +0,4 млрд м3, или +1,2%, к аналогичному периоду прошлого года.

Обращает на себя внимание нынешний высокий уровень запасов газа в европейских хранилищах. По состоянию на середину марта он равнялся 43,5 млрд м3, что превышало уровень прошлого года на колоссальные 19,2 млрд м3. Отбрасывая сравнение с предыдущим годом, который был уникальным (вспомним циклон «Зверь с Востока»), получим, что объем запасов выше среднего за последние пять лет на 10,8 млрд м3. Это также немало. В первые месяцы года данный фактор сыграл положительную роль, стимулируя отборы по импорту, а не из хранилищ. Но в период летнего сезона закачки газа этот фактор будет оказывать негативное влияние на спрос.

Не стоит, однако, забывать, что наступивший год является особенным. Истекает контракт на транспортировку газпромовского газа через Украину. И связанные с этим транзитные риски, несомненно, будут стимулировать создание запасов в европейских хранилищах.

Более теплая, чем обычно, погода сохранялась и в марте. Но будут ли остальные девять месяцев года отмечены погодными аномалиями (и в какую сторону) – сказать сложно. Достоверные прогнозы на этот счет отсутствуют.

Отметим, что непредсказуемость европейского рынка только усилилась за последние годы из-за растущей конкуренции природного газа с возобновляемой энергетикой. Ее зависимость от силы ветра, заполненности водохранилищ, солнечных лучей и других погодных условий особенно велика. В дополнение к температуре эти с трудом прогнозируемые погодные факторы включились в процесс формирования спроса на газ в генерации. Напомним, что доля электроэнергетики в структуре потребления газа в Европе составляет около 30%. В Германии создано такое количество мощностей возобновляемой энергетики, что в отдельные дни энергосистема обходится без природного газа. Уровень цены на газ, очевидно, при этом роли не играет.

Но цена природного газа по-прежнему имеет значение при его конкуренции с углем. За два месяца года цены выбросов СО2 и угля существенно не менялись, а цены на газ снижались, что дает основания для позитивного прогноза для газа на 2019 год. Аналитики ICIS Heren даже утверждают, что к лету переключения с угля на газ приобретут системный характер.

Ситуация с конкуренцией российского трубопроводного газа с газом других поставщиков, скорее всего, будет воспроизводить ситуацию прошлого года. Отсутствуют сигналы того, что наши конкуренты способны существенно нарастить объемы экспорта в текущем году.

Очевидно, что основным конкурентом в борьбе за европейский рынок для газа «Газпрома» станет СПГ. В этом году в мире ожидается ввод в эксплуатацию новых мощностей по сжижению в суммарном объеме порядка 50 млрд м3. Это, без сомнения, увеличит предложение СПГ на мировом рынке. Однако не все вводимые мощности будут фактически задействованы. Так, Shell на основании прогнозов IHS Markit предполагает, что общее предложение СПГ увеличится только на 42 млрд м3, а исторический пик ввода в действие новых мощностей первой волны уже пройден. Он пришелся на прошлый год, составив 50,4 млрд м3.

Аналитики тем не менее соревнуются в повышении планки прогноза для дополнительных объемов СПГ, которые предположительно окажутся в Европе в этом году. Так, эксперты Shell дают вилку прогноза от 26 до 39 млрд м3, IHS Markit предполагает, что данные поставки вырастут на 35 млрд м3, в Wood Mackenzie дают прогноз на дополнительные 42 млрд м3.

Оправдаются эти прогнозы или нет, будет зависеть от величины азиатской премии и краткосрочных ставок фрахта, которые, надо сказать, в первом квартале нынешнего года после резкого подъема тарифа в четвертом квартале 2018 года практически вернулись к средним показателям по прошлому году.

Прогнозы относительно значительного увеличения объемов СПГ на европейском рынке строятся на предположении о сохранении его привлекательности на весь год. По состоянию на начало марта действовали оба стимула для перенаправления поставок в Европу. Цены покрывали уровень условно-переменных издержек при оправке СПГ из США, а величина азиатской премии сократилась до $0,4/млн БТЕ в связи с тем, что спрос в АТР не в состоянии поглотить весь прирост глобального предложения СПГ. Учитывая более дорогостоящую перевозку СПГ в Азию, это делало поставки из США в Европу относительно более привлекательными. Импорт сжиженного газа с января по 12 марта, по оценкам, составил 18,3 млрд м3 (+10,1 млрд м3 к аналогичному периоду 2018 года). Лидером поставок оставался проект «Ямал СПГ», грузы с которого в начале года практически полностью оседали на европейском рынке.

Однако избыток предложения СПГ привел к тому, что уже к середине месяца спотовые цены на европейских хабах упали ниже $180/тыс. м3, то есть ниже $5/млн БТЕ. Это уровень, при котором условно-переменные издержки экспорта СПГ из США, а именно стоимость газа для сжижения и транспорта, едва могут быть покрыты. Данная ситуация открывает для «Газпрома» возможности победить в конкуренции за объемы, пусть и сильно потеряв в рыночной цене.

Имеет ли азиатская премия шансы восстановиться настолько, чтобы потоки спотового СПГ развернулись в АТР? Для этого европейская цена должна просесть еще ниже, что маловероятно, так как уровень условно-переменных издержек американского СПГ служит своего рода поддержкой для европейских цен. Либо же цены на газ в АТР должны вырасти, и данный сценарий представляется более вероятным по мере повышения цен СПГ по долгосрочным контрактам, привязанным к нефтяным котировкам.

Известно, что азиатский газовый рынок сохраняет стойкую зависимость от нефти: 80% газа поступает по долгосрочным контрактам с нефтяной индексацией. А потому цена спота совершает колебания вокруг этой цены, порой весьма значительные. Рост спотовой цены СПГ вслед за контрактными возможен, однако лишь в том случае, если спрос будет расширяться достаточно динамично.

Отвечая на вопрос, что должно произойти, чтобы «Газпром» смог закрепить объемные показатели экспорта на достигнутых уровнях, следует выделить две вещи. Во-первых, устойчиво низкие цены на газ в Европе, способные иссушить потоки американского СПГ. Во-вторых, высокий спрос в АТР, который приведет к восстановлению азиатской премии. Данный набор факторов будет необходим до тех пор, пока рынки не поглотят весь объем предложения первой волны новых проектов СПГ. Второй же волны может и не произойти, так как текущий уровень цен дестимулирует принятие новых инвестиционных решений как в Северной Америке, так и в других частях света.

скачать pdf
РНК МНС
Читайте также :