СПГ вне политики

По итогам прошлого года экспорт отечественного сжиженного газа в Европу и страны АТР превысил американский. Произошло это на фоне не только крайне агрессивной риторики представителей власти США, говорящих о своем СПГ как о хорошей замене российского трубопроводного газа, но и категоричных заявлений лидеров некоторых европейских государств о готовности к переходу на заокеанский продукт. Понятно, что пока для СПГ серьезно подвинуть трубопроводный газ задача сверхсложная. Но США не удалось потеснить даже российский сжиженный газ на приоритетных для нашей страны рынках. Впрочем, едва ли американские экспортеры СПГ ставили перед собой такую цель. В обеих странах компании нарастили производство и увеличили экспорт, явно не пытаясь преследовать какие-то геополитические интересы. Что, однако, совсем не отменяет возможность жесткой конкурентной борьбы за рынки сбыта между двумя державами в будущем. Особенно учитывая планы развития в них СПГ-индустрии.

С одной стороны, Россию и США сложно назвать крупными игроками на мировом СПГ рынке. В совокупности доля обеих стран в общемировой торговле сжиженным газом составляет всего 12,4%, у России – 5,8%, а у США – 6,6%. Это значительно меньше, чем у признанных лидеров – Катара и Австралии, 24,5% и 21,2%, соответственно. Однако только за прошлый год РФ и Америка обошли всех мелких игроков, а средних на рынке СПГ практически нет, за исключением Малайзии – 7,9%, Нигерии – 6,3%, и Индонезии – 5,8%, причем все они демонстрируют снижение экспорта сжиженного газа.

С другой стороны, геополитическая обстановка в мире способствовала столкновению интересов производителей СПГ из России и США, но на деле получилось, что потенциальные противники разошлись относительно мирно, особенно не мешая друг другу, расширив географию своего присутствия и увеличив объемы. Заявления о приоритетности рынка Европы для американского сжиженного газа остались пустым сотрясанием воздуха, а страны АТР в очередной раз побили собственный рекорд по потреблению сжиженного газа, приобретая его у всех производителей без исключения. Общая же доля экспорта СПГ из России и США на азиатский рынок составила всего 10%.

Лидеры, догоняющие и отстающие

Для начала стоит немного сказать об общих итогах прошедшего года для СПГ-индустрии. Рынок сжиженного газа продолжил рост, его объемы увеличились в 2018 году на 8,3% (23,9 млн тонн), достигнув 313,8 млн тонн. Причем без малого треть от этого объема – 32% (99,3 млн тонн) – пришлась на спотовые сделки. В отчете GIIGNL говорится, что количество стран, импортирующих СПГ, выросло с 18 до 20, но при этом новым производителем сжиженного газа стал только Камерун, запустивший в прошлом году морскую платформу – плавучий СПГ-завод. Второй «новой» страной стала Россия, уже давно производящая СПГ в проекте «Сахалин-2». Просто оказался отдельно выделен начавший работать в конце 2017 года «Ямал СПГ», поскольку он относится у бассейну Атлантического океана, а не к Тихоокеанскому, как «Сахалин-2». Фактически стран-экспортеров СПГ стало не 20, а 19. Что касается импортеров, то их число достигло 42. В 2018 году к странам, покупающим СПГ, присоединились Бангладеш и Панама.

Прирост/уменьшение экспорта СПГ по странам в 2018 г. относительно 2017 г.

Общие мощности по сжижению газа в прошлом году увеличились на 41 млн тонн, а основными драйверами прироста объемов торговли СПГ в прошлом году стали Австралия, США и Россия. Всего было введено в эксплуатацию двять новых линий на предприятиях по сжижению газа. По три в Австралии и США, две линии в России на «Ямал СПГ», а также уже упомянутый выше плавучий завод в Камеруне. Примечательно, что Австралия оказалась единственной страной Тихоокеанского бассейна, увеличившей экспорт. Небольшой минус есть даже у нашего «Сахалина-2», продажи СПГ здесь упали на 0,4%.

Стоит отметить, что многие производители СПГ долгое время, демонстрирующие рост, в прошлом году снизили объемы торговли (см. «Прирост/уменьшение экспорта СПГ по странам в 2018 г. относительно 2017 г.»). Больше всего сократился экспорт из Алжира и Малайзии – на 2,2 млн тонн в каждой стране. Первый, наряду с Нигерией, экспорт которой также уменьшился (-0,7 млн тонн), долгое время оставался крупнейшим производителем СПГ на Африканском континенте. Основной потребитель алжирского газа – Европа, и благо инфраструктура позволяет, Алжир, с точки зрения аналитиков GIIGNL, теперь отдает предпочтение трубопроводным поставкам. Есть и другое мнение. В прошлом году министр энергетики Алжира Мустафа Гитони сообщил о том, что в ближайшие пять лет его страна будет постепенно сворачивать экспортные поставки газа в связи с возросшим внутренним потреблением. Вокруг этого заявления уже возникла масса домыслов, предположений и догадок, в первую очередь, связанных с тем, какая страна компенсирует выпадающие объемы газа для Европы.

Что касается сокращения экспорта СПГ из Малайзии, так же как из Папуа – Новой Гвинеи, то оно было связано с крупным землетрясением в регионе, в результате которого пострадал трубопровод, обеспечивающий газом заводы по его сжижению. Производство было остановлено почти на два месяца, что и привело к перебоям поставок СПГ из этих стран.

Как бы то ни было, стоит отметить, что в 2018 году количество стран, сокративших экспорт СПГ, превысило половину. В 2016-м и 2017 году большинство стран-экспортеров наращивали производство, а его снижение демонстрировали не более трети государств. При этом на протяжении уже нескольких лет основной прирост торговли сжиженным газом происходил за счет Австралии, в 2017 году к ней присоединились США, а в прошлом году и Россия. Фактически только три эти страны обеспечили положительную динамику торговли сжиженным газом и даже компенсировали часть ее падения в других странах.

Благодаря росту производства в Австралии страны Тихоокеанского бассейна продолжают удерживать первое место по объемам экспорта СПГ. Их доля в прошлом году составила 43,8% (137,48 млн тонн) от общемировой торговли сжиженным газом. Ближний Восток сохранил за собой второе место – 29,4% (92,34 млн тонн), из которых бóльшую часть (76,79 млн тонн) продал Катар. Производители, относящиеся к бассейну Атлантического океана, постепенно сокращают отставание от лидеров, в первую очередь за счет запуска новых линий сжижения газа в США и России. В прошлом году на страны Атлантики пришлось 26,8% (83,99 млн тонн) от общемирового экспорта СПГ. Причем по прогнозу GIIGNL уже в текущем году последние должны обогнать Ближний Восток, поскольку только в США планируется запустить новые мощности сжижения газа на 21 млн тонн. Нужно отметить, что третья линия «Ямал СПГ», запущенная в ноябре прошлого года, также попадет лишь в будущую статистику GIIGNL и пойдет в зачет экспорта из Атлантики.

Рост потребления

Основными потребителями СПГ остаются страны АТР, импорт в которые вырос на 13%. Доля Азии в общемировой торговле сжиженным газом как ведущего региона-импортера выросла с 73% в 2017 году до 76% в 2018-м (см. Экспорт/импорт СПГ по странам в 2018 г.). По объемам закупок первое место сохранила за собой Япония, принявшая на свои терминалы 82,5 млн тонн СПГ. При этом прирост импорта, в первую очередь, произошел благодаря Китаю (54 млн тонн) и Южной Кореи (43,95 млн тонн), которые по сравнению с 2017 годом увеличили свои закупки СПГ в 2018 году на 15 и 6 млн тонн, соответственно (см. Прирост/уменьшение импорта СПГ по странам в 2018 г. относительно 2017 г.). Нужно отметить, что в период с 2016-го до 2018 года импорт сжиженного газа в Поднебесную империю вырос уже в два раза, и, судя по всему, в ближайшем будущем такая динамика сохранится. Увеличение потребления СПГ в Китае, Южной Корее, также Индии, импортировавшей в 2018 году 22,42 млн тонн сжиженного газа и занявшей четвертое место в регионе, во многом связано реализацией экологических программ в этих странах, которые подразумевают переход с угля на газ.

На фоне стран АТР результаты Европы выглядят куда более скромными. Рынок, за который так активно боролся Дональд Трамп, в 2018 году по объему оказался меньше китайского. В совокупности государства Старого Света в прошлом году импортировали всего 48,91 млн тонн СПГ. При этом он даже вырос по сравнению с 2017 годом на 6,4%. Стоит отметить, несколько интересных тенденций, возникших здесь в 2018 году. Лидер Европы по потреблению СПГ – Испания, несколько лет подряд до этого наращивавшая импорт, в прошлом году закупила сжиженного газа 10,75 млн тонн, на 1,4 млн тонн меньше, чем в 2017 году. Аналитики GIIGNL связывают это главным образом с увеличением объемов поставок в Испанию по трубопроводам.

С другой стороны, из-за снижения собственного производства газа относительно сильно нарастили закупки СПГ Нидерланды и Бельгия, на 1,3 млн и 1,0 млн тонн, соответственно. До прошлого года обе эти страны импортировали менее 1 млн тонн СПГ каждая. Кроме того, Турция, который год подряд отыгрывает по одному месту вверх, увеличивая потребление. По итогам прошедшего года она обогнала Францию и теперь с 8,3 млн тонн находится на втором месте по импорту СПГ в регионе после Испании.

Европа также сохранила за собой лидерство в сфере перепродажи СПГ на мировом рынке. В прошлом году здесь было реэкспортировано в другие страны 2,92 млн тонн сжиженного газа. Первенство здесь принадлежит Франции, перепродавшей 1,61 млн тонн. Стоит отметить, что GIIGNL вычитает объемы реэкспорта из импорта каждой страны, поэтому эти цифры не влияют на статистику ввезенного СПГ для внутреннего пользования.

Наиболее стабильно показал себя американский рынок сжиженного газа. Он немного увеличился (на 2,5%), достигнув 17,22 млн тонн. Вполне мог бы подрасти и больше, но Аргентина сильно сократила закупки сжиженного газа, с 3,35 млн тонн в 2017 году до 2,59 млн тонн в прошлом. По мнению аналитиков GIIGNL, связано это с увеличением внутренней добычи сланцевого газа на равнине Лома-де-ла-Лата бассейна Неукен.

Падение импорта СПГ по итогам прошлого года продолжилось на Ближнем Востоке. В 2017 году регион закупил 15,85 млн тонн сжиженного газа, а в 2018-м всего 9,12 млн тонн. Столь серьезное снижение GIIGNL объясняет ростом значения возобновляемых источников энергии в ОАЭ и разработкой новых газовых месторождений в Египте. Статистика подтверждает это мнение. В обеих странах закупки СПГ сократились более чем в три раза. Стоит заметить, что в двух последних регионах США уверенно занимают вторую строчку по объемам экспорта СПГ. В Америке после – Тринидада и Тобаго, а на Ближнем Востоке – после Катара. Причем если ближневосточный рынок просто сокращается, то в страны Америки США поставили СПГ в два раза больше, чем в Европу, которую Дональд Трамп активно призывал покупать сжиженный газ из своей страны.

Экономический выбор

Действующий президент США продолжил курс своего предшественника, взятый после сланцевой революции, на усиление энергетической независимости страны. Дональд Трамп предоставил максимальную свободу и поддержку частному бизнесу в ТЭК, а также значительно расширил разрешенную к разработке внутреннюю минерально-сырьевую базу, подкрепив эти действия политическим и санкционным давлением на оппонентов извне. Причем своих противников он определил достаточно точно. В нефтяной сфере – это участники соглашения ОПЕК+, а в газовой – Россия.

Однако диктовать свои условия американским экспортерам газа не в его силах. Все, что он может, это создать наиболее выгодные условия для экспорта их продукта в ту или иную часть света. Собственно, именно это он и пытался сделать в отношении европейских стран, руководствуясь, в первую очередь, политическими мотивами. Борьба с «Северным потоком-2», санкции против России и Ирана, разговоры об энергетической безопасности Европы и независимости от поставок сырья из нашей страны – все это могло убедить некоторых европейских политиков, но было слабым аргументом для американских экспортеров сжиженного газа и его покупателей в странах Старого Света. Для тех и других главным доводом за и против оставалась цена продукта.

Совсем не удивительно, что пока американская газовая экспансия в Европу закончилась если не полным фиаско, то серьезной неудачей. США поставили на европейский рынок в 2018 году 2,7 млн тонн СПГ. По сравнению с 2017 годом поставки СПГ из США в регион выросли более чем в два раза. Если бы не чрезмерная активность официального Вашингтона в этом вопросе, то можно было бы назвать это и неплохим результатом, но учитывая уровень давления Белого дома на европейских партнеров, получилось, выражаясь футбольной терминологией, «разбег на рубль – удар на копейку».

Наибольший шум наделали поставки американского СПГ в Польшу, власти которой заинтриговали все мировое сообщество некими «особо выгодными» условиями контрактов с США. На деле, по итогам прошлого года, Польша закупила в Америке 0,06 млн тонн СПГ из 1,99 млн тонн сжиженного газа, ввезенного в страну. Основным покупателем СПГ из США в Европе стала Великобритания – 0,87 млн тонн. Для сравнения: Россия – главный поставщик трубопроводного газа в Европу, поставила в этот регион еще и 4,43 млн тонн СПГ (см. «Структура экспорта СПГ России в 20162018 гг.», «Структура экспорта СПГ США в 20162018 гг»). Причем в 2017 году, до запуска «Ямал СПГ», наша страна практически не продавала сжиженный газ на Запад. Примечательно, что основным покупателем отечественного СПГ в Европе стала также Великобритания. За указанный период наша страна поставила на Британские острова 1,15 млн тонн.

Экспорт/импорт СПГ по странам в 2018 г.

Прирост/уменьшение импорта СПГ по странам в 2018 г. относительно 2017 г.

Структура экспорта СПГ России в 2016–2018 гг.

С точки зрения партнера GKEM Analytica, профессора ВШЭ Евгения Гавриленкова, «тот факт, что Россия обогнала по поставкам США на европейском рынке сжиженного газа, во многом объяснятся тем, что объемы этих поставок (как из США, так и из России) пока еще невелики по сравнению с поставками газа по трубопроводам. Так, например, по данным платежного баланса, совокупная выручка от поставок российского сжиженного составила $5,3 млрд, в то время как экспорт газа по трубопроводам принес России $49,1 млрд, т.е. почти в десять раз больше. По сравнению с 2017 годом экспортная выручка от поставок сжиженного газа увеличилась на $2,1 млрд. В текущем году рост продолжается – в первом квартале сжиженного газа из России было экспортировано на $1,9 млрд (против $1,3 млрд). Основное преимущество России перед США – географическая близость, что несколько удешевляет транспортировку. В значительной мере поставки сжиженного газа осуществлялись в холодные периоды года, когда европейским потребителям требовались повышенные объема газа, и Россия, в силу географической близости, могла более оперативно реагировать на изменения спроса».

Впрочем, сыграло свою роль не только географическое положение «Ямал СПГ», но и экономика. Как пояснил директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов, «в отличие от реализации трубопроводного газа, который в силу инфраструктурных ограничений имеет ограниченные возможности по маршрутам поставок, продажи СПГ являются более гибкими. При этом финальная точка поставок (если речь не идет о долгосрочных договорах с конечными потребителями) зачастую является решением трейдеров, и она зависит от целого ряда факторов, начиная от текущей экономики поставок по разным направлениям и заканчивая стратегией по управлению портфелем контрактов. В случае с поставками американского СПГ в Европу ключевую роль сыграла экономика – в 2018 году, исходя из сложившегося уровня импортных цен в Азии (примерно на 35% выше, чем в Европе), этот регион обеспечивал более высокую маржу при поставках газа из США».

В свою очередь, как сказала консультант VYGON Consulting Екатерина Колбикова: «хотя в среднем по 2018 году продажи американского СПГ были прибыльными в европейских странах (поставщики СПГ получали до $0,4/МБТЕ прибыли), такая ситуация наблюдалась не весь год. Усилия администрации США по продвижению своего газа в Европу пока также не увенчались значительным успехом, поэтому самыми выгодными направлениями для поставки американского СПГ остаются Мексика, Бразилия (прибыль экспортера $2,3–2,6/МБТЕ), Япония, Южная Корея и Китай (прибыль экспортера $1,1–1,3/МБТЕ)».

Однако российский экспорт в страны АТР также превысил американский. Наша страна отгрузила в Азию 12,86 млн тонн СПГ, а США – 10,73 млн тонн. Главными импортерами отечественного продукта стали Япония (6,82 млн тонн), Тайвань (2,30 млн тонн) и Южная Корея (2,05 млн тонн). При этом в последней США опередили Россию, поставив 4,57 млн тонн СПГ, что стало основным драйвером прироста американского экспорта в регионе. Отдельно необходимо сказать о Китае. Никакие торговые войны Пекина и Вашингтона не воспрепятствовали увеличению поставок американского СПГ на китайском рынке, составившие 2,16 млн тонн против наших 1,15 млн тонн. Также обязательно нужно отметить, что отечественные поставки в регион выросли лишь на 1,51 млн тонн, а американские – на 5,88 млн тонн. Впрочем, это не удивительно, учитывая географическое положение и мощность запущенных в прошлом году новых линий сжижения газа в США и нашей стране.

«Для «Ямал СПГ» выбор направления поставки для 70% производимого СПГ определяется дифференциалами цен на СПГ в Европе и АТР, так как эти мощности законтрактованы на базисе FOB. Поэтому, пока не налажена круглогодичная навигация по Северному морскому пути (СМП), особенно в восточном направлении, экспорт газа в АТР оказывался менее целесообразным по сравнению с возможностью поставки в Европу. Кроме того, этот более короткий маршрут позволяет оптимально использовать действующий танкерный флот НОВАТЭКА», – считает Екатерина Колбикова.

По мнению Евгения Гавриленкова, для арктических СПГ-проектов большую роль продолжит играть их географическое положение и решения ЕС относительно новых газопроводов. «Для России объективно европейский рынок останется приоритетным – именно в силу того, что в случае необходимости имеется возможность оперативно увеличивать поставки сжиженного газа в те страны, которые с Россией напрямую не связаны. Кроме того, пока до конца не ясно, с какими ограничениями будет на деле сталкиваться оператор «Северного потока-2» в случае роста спроса на газ в Европе. Например, в случае тех же сезонных всплесков», – пояснил он.

В отличие от Европы для многих стран АТР поставки СПГ – практически безальтернативный вариант получения «голубого топлива». Прогнозы роста рынков Китая и Индии свидетельствуют, что эти государства в ближайшем будущем при благоприятной экономической ситуации будут наращивать импорт газа. А это означает, что очень многое будет зависеть от ввода новых мощностей СПГ или, как в случае с Россией, от реализации проектов строительства трубопроводных маршрутов в страны АТР.

Структура экспорта СПГ США в 2016–2018 гг.

Переиграть Америку

Даже при реализации самых смелых планов развития СПГ-индустрии в нашей стране, в ближайшее время отставание России по объемам производимого сжиженного газа от США лишь увеличится. В текущем году из 25 млн тонн, на которые должно увеличиться производство сжиженного газа в мире, 21 млн тонн приходится на США. Не менее грандиозные планы развития отрасли есть у Австралии и Канады. Не стоит также сбрасывать со счетов нынешнего лидера – Катар, который планирует увеличить свои мощности по производству СПГ к 2025 году до 110 млн тонн в год.

Однако это совсем не повод говорить о том, что Россия начинает сдавать свои позиции на мировом газовом рынке. Просто для нашей страны создание мощностей СПГ пока не является первоочередной задачей. Наше географическое положение в непосредственной близости от главных потребителей «голубого топлива» позволяет решать вопросы с экспортом газа экономически наиболее эффективно – посредством трубопроводных поставок в Европу и страны АТР. Проблема в том, что подвести трубу к каждому потребителю невозможно, а в некоторых случаях строительство и обслуживание газопровода обойдется значительно дороже, нежели производство и доставка СПГ. Поэтому, несмотря на то, что «Северный поток-2», «Турецкий поток» и «Сила Сибири», даже при самом жестком противодействии США, запустятся в ближайшее время, наращивать производство СПГ нам необходимо. В отчете GIIGNL пока из новых СПГ-проектов России упоминается лишь «Арктик СПГ 2» совокупной мощностью 19,8 млн тонн (по информации НОВАТЭКа, мощность завода составит 16,5 млн тонн), реализация которого должна начаться в этом году.

При этом новые российские газопроводы едва ли серьезно повлияют на потребление СПГ в Европе. В данном случае речь скорее идет об изменении маршрутов доставки отечественного продукта в страны Старого Света. И даже при увеличении экспорта трубопроводного газа из России в этом направлении, рынок СПГ здесь продолжит расти. Пусть и нынешними, весьма скромными темпами. Другая ситуация в Азии. Ввод в действие «Силы Сибири» и выход его на проектную мощность может напрямую коснуться китайского рынка сжиженного газа, который сейчас обеспечивает основной прирост потребления СПГ в мире.

«Рынок СПГ продолжает расти опережающими по сравнению с прогнозами темпами, и одним из ключевых драйверов (наряду с развитием FSRU, что обеспечило приход на рынок новых стран-потребителей) является рост китайского импорта («политика синего неба»). При этом дальнейшая потребность Китая в импорте газа будет зависит от темпов экономического роста и изменений в модели энергопотребления. В результате, по нашим оценкам, дополнительная ниша для незаконтрактованного СПГ (с учетом запуска «Силы Сибири-1» и сохранения стабильного уровня поставок газа из Средней Азии и Мьянмы) может варьироваться от нуля до более чем 200 млрд м3», – считает Денис Борисов.

С точки зрения Екатерины Колбиковой, «необходимо напомнить, что загрузка «Силы Сибири» сырьем Чаяндинского и Ковыткинского месторождений будет производиться планомерно с выходом на полную контрактную мощность к 2024–2025 годам. Так, в 2020 году этот объем вряд ли превысит 5 млрд м3. К 2023 году, по базовым оценкам, потребность Китая в импорте газа возрастет на 55 млрд м3 по сравнению с 2018 годом. Исходя из этого, закупки СПГ могут потенциально вырасти на 27 млрд м3 в 2023 году. Однако ситуация может серьезно ухудшиться после 2024 года, когда, помимо выхода «Силы Сибири», на полную мощность ожидается увеличение пропускной способности экспортного газопровода из Туркменистана. Если проект будет реализован в срок, конкуренция за нишу в Китае существенно обострится и с рынка могут уйти объемы маржинальных по стоимости поставок экспортеров сжиженного газа».

Впрочем, вышесказанное означает лишь возможное снижение роста потребления СПГ в Китае в будущем. Но азиатский рынок, скорее всего, еще долго будет оставаться главным стимулом роста СПГ-индустрии. Вполне справедливо предположить, что драйвером роста спроса на СПГ через несколько лет станут потребности в газе Индии, о чем говорилось в последнем прогнозе Международного энергетического агентства (МЭА). Россия уже поставляет сжиженный газ в эту страну – в прошлом году в Индию было отгружено 0,41 млн тонн отечественного СПГ, а США отправили 1 млн тонн своего продукта. Проблема лишь в том, что возможности для роста экспорта СПГ в страны АТР у России пока значительно скромнее, чем у США. Гарантированно в страны АТР уходит СПГ с проекта «Сахалин-2». Разговоры о строительстве третьей линии завода по сжижению газа в этом проекте мощностью 5 млн тонн в год ведутся достаточно давно, но ввод ее в эксплуатацию ожидается не раньше 2023–2024 годов. Как уже было сказано, в 2019 году мощности производства сжиженного газа в США увеличатся на 21 млн тонн. Нашей стране в актив за текущей год можно будет записать запущенную в декабре 2018 года третью линию завода «Ямал СПГ» мощностью 5,5 млн тонн и четвертую линию того же предприятия мощностью 1 млн тонн, которая должна заработать в четвертом квартале. Причем, СПГ с Ямала совсем не обязательно отправится на восток.

Как сказала Екатерина Колбикова, «для проекта «Сахалин-2» приоритетными являются поставки СПГ в АТР. Что же касается сжиженного газа с Ямала, нетбэк в европейских странах (Бельгия, Великобритания, Франция, Испания) в среднем за 2018–2019 годы выше на $1–1,6/МБТЕ, чем в АТР (Китай, Япония, Ю. Корея) при транспортировке в западном направлении, которое пока является основным для компании из-за ограниченной навигации по СМП. Транспортировка через Севморпуть в 2018 году была выгоднее НОВАТЭКу по сравнению с Европой на $1,4/МБТЕ, но в 2019 году из-за обнуления азиатской премии компании было выгодно осуществлять поставки в обоих направлениях. Если ситуация с ценами в Азии сохранится в среднесрочной перспективе, что сомнительно, объемы «Ямал СПГ» в рамках портфельных контрактов могут размещаться в любом регионе в зависимости от наличия спроса».

По словам главы Минэнерго РФ Александра Новака, доля России на мировом рынке СПГ до 2035 года должна достичь 15%. Прогноз вполне реалистичный. Особенно если учитывать, что сказала Екатерина Колбикова: «Ввод третьей линии «Сахалина-2» и «Арктик СПГ 2» выведет Россию на 4-е место по мощностям в списке ведущих производителей в 2025 году, тогда как США возьмут первенство, обогнав Катар и Австралию».

Однако обольщаться не стоит. Слишком велик может оказаться отрыв двух лидеров производства СПГ – США и Катара – от остальных, в том числе и от России. По прогнозу МЭА, на мировом газовом рынке доля СПГ к 2040 году составит более половины – 51%. И в этом случае 15% или даже почетное 4-е место едва ли будут выглядеть, как победа отечественной газовой отрасли. Впрочем, у России есть преимущества перед конкурентами. Как указано в исследовании VYGON Consulting «Мировой рынок СПГ: Иллюзия избытка», отечественные проекты наряду с катарскими имеют наименьшие удельные затраты, что делает их более жизнеспособными при колебаниях цен на сырье. При этом дальнейшее оттягивание принятия решений о реализации новых СПГ-проектов на территории России может крайне негативно сказаться на наших перспективах на мировом газовом рынке. И здесь виноват будет не Трамп или другой хозяин Белого дома, а мы сами.

Мнение АЛЕКСЕЯ КАЛАЧЕВА, эксперта-аналитика АО «ФИНАМ»

Не столько политические заявления со стороны Вашингтона, сколько пресса раздувала страхи относительно конкуренции со стороны заокеанского СПГ в Европе. Американская администрация не производит СПГ, не торгует им и не поставляет на рынки. СПГ производят заводы частных компаний, продают их независимым трейдерам, которые на арендованных танкерах-газовозах поставляют его туда, где есть спрос и где платят хорошую цену. В отличие от «Газпрома», который может выполнять, в том числе, государственные задачи, независимых американских производителей сложно к этому принудить.

В сравнении с трубопроводным газом, региональным по своей сути, где потребители и поставщики зависят от наличия трубы и привязаны к ней, рынок СПГ является глобальным. Сжиженный газ потенциально доступен везде, где есть мощности по регазифткации. И если трубу можно проложить далеко не всюду, установить терминал по приему СПГ можно очень далеко от мест, где он производится.

По большому счету, СПГ близок к универсальному товару. Производитель продает газ трейдеру, и далее тот отправляется туда, где в этот момент есть спрос. Таким образом, например, одна из первых партий сжиженного газа, произведенного на «Ямал СПГ», получила возможность попасть в США – страну конкурента. Просто так в тот момент сложилась конъюнктура. Когда на рынках ЮВА образовался избыток предложения и цены на СПГ опустились, излишки пошли на европейский рынок газа.

Фактически, после продажи газа трейдеру, страна происхождения перестает иметь значение. Российский, катарский, американский или австралийский, он уйдет туда, где его купят. Но это, конечно, не значит, что производители не заинтересованы в долгосрочных контрактах с потребителями. Одно другому не мешает. Да и, собственно, трейдинг как бизнес, транспортировка как бизнес и управление инфраструктурой для регазифиации на ключевых для производителя рынках – все это может быть полезным и выгодным дополнением к основной деятельности.

Весомое присутствие российского СПГ в Европе обусловлено хорошим ценовым предложением. Стоимость газа из России оказалась ниже стоимости американского СПГ с учетом его цены и затрат на транспортировку. Проекты НОВАТЭКа по производству СПГ в Арктической зоне имеют невысокую операционную себестоимость и к тому же пользуются большими льготами, предоставляемыми государством. Кроме того, пока в прессе муссируется риск для «Газпрома» со стороны американского СПГ в Европе, НОВАТЭК развивает здесь свою инфраструктуру. Как видно из отчетности компании, она имеет в Польше собственные станции по регазификации СПГ и продает на европейском рынке как собственный, так и покупной регазифицированный сжиженный природный газ. Помимо этого, в октябре 2018 года НОВАТЭК и компания Fluxys Germany Holding GmbH организовали совместное предприятие Rostock LNG GmbH, с долями участия 49% и 51% соответственно, для реализации проекта по строительству и эксплуатации среднетоннажного терминала по перевалке СПГ мощностью около 300 тыс. тонн в год в порту города Росток в Германии. Терминал будет предназначен для приема судов с СПГ и последующей реализации СПГ потребителям в автоцистернах, а также для бункеровки судов и перевалки СПГ на бункерные баржи.

Как мы видим, интересы «Газпрома» и строительство «Северного потока-2» для проектов НОВАТЭКа в Европе не являются препятствием. Не думаю, что также большим препятствием для СПГ станет и запуск «Силы Сибири». По этому газопроводу в Китай можно будет поставлять до 38 млрд м3 природного газа в год. Этот объем едва ли покроет ежегодный прирост потребления газа в КНР. Во-первых, экономика страны продолжает развиваться с темпом не менее 7% прироста ВВП в год. И, во-вторых, в стране форсируется замещение угольной генерации другими источниками энергии, в том числе газом.

В прошлом году Китай добыл собственного газа в объеме около 161 млрд м3 – рост на 7,5% год к году. При этом импорт газа вырос на 31,9%, до уровня около 125 млрд м3. Более половины импортируемого газа было получено из Туркмении, остальное закуплено в виде СПГ. Китай прекрасно диверсифицирует источники СПГ по географии, создавая хорошую конкуренцию поставщиков. Тут многое зависит от условий. Если американский экспорт будет увязан с очень важными, но очень непростыми торговыми отношениями между двумя странами, то российский СПГ имеет хорошие шансы конкурировать по цене поставок.

Учитывая глобальный характер формирующегося рынка СПГ, любой регион мира важен для всех производителей. Но, безусловно, ЮВА остается приоритетным направлением экспорта как наиболее динамично развивающийся регион. У НОВАТЭКа как профильного предприятие российской отрасли СПГ и у России в его лице, благодаря имеющимся конкурентным преимуществам, есть все шансы через некоторое время оказаться в числе лидеров мирового рынка СПГ. На это работают и государственная поддержка, и строительство новых заводов, и развитие Северного морского пути, и создание флота СПГ-танкеров ледового класса.

скачать pdf
Читайте также :