Удар по Ближнему Востоку

Атака на НПЗ в Саудовской Аравии: факты, причины и последствия

Обеспечение безопасности в стратегически важной зоне Персидского залива является одной из ключевых региональных проблем современности. Ведь любые военно-политические потрясения, всплески террористической активности в этом районе мира, где сосредоточены огромные запасы углеводородного сырья, чреваты пагубными последствиями для мировой экономической и, в первую очередь, энергетической безопасности. Именно это и доказали события прошлого месяца.

Беспрецедентная атака

В ночь на 14 сентября нефтегазовые предприятия Saudi Aramco на востоке Саудовской Аравии были атакованы 10 беспилотниками, начиненными взрывчаткой. Ответственность за это взяли на себя йеменские мятежники-хуситы из движения «Ансар Аллах». В частности, нападению подвергся крупнейший в мире нефтеперерабатывающий комплекс вблизи города Абкайк, где проживает много западных специалистов, а также НПЗ в районе Хурайс, где располагается второе по величине нефтяное месторождение Саудовской Аравии.

После атак вспыхнул сильный пожар, который вскоре был локализован. В результате нападения на НПЗ Абкайк пострадала установка подготовки нефти, очищающая ее от примесей.

Агентство Bloomberg отмечает, что это крупнейшая атака на нефтяные месторождения Саудовской Аравии за последние 30 лет, с тех пор как режим Саддама Хусейна сбрасывал бомбы на нефтяные объекты королевства во время Первой войны в Персидском заливе (1990–1991).

По данным Associated Press, завод Абкайк имеет решающее значение для глобальных поставок энергоресурсов. Он готовит нефть к экспорту, извлекая из нее серосодержащие примеси и отделяя нефтяные газы, и может перерабатывать до 7 млн барр/сут. Затем «черное золото» транспортируют в перевалочные пункты Персидского залива и Красного моря.

В прошлом завод был мишенью для боевиков «Аль-Каиды» (террористическая организация, запрещенная в России). Так, в феврале 2006 года террористы-смертники пытались взорвать этот нефтяной комплекс.

Что же касается нефтяного месторождения Хурайс, которое находится в 330 км к северо-востоку от Эр-Рияда, то на нем добывается более 1 млн барр нефти в сутки. По оценкам Saudi Aramco, запасы этого месторождения составляют более 20 млрд барр.

Хуситы – реальная угроза?

Как уже было упомянуто выше, ответственность за случившееся взяли на себя повстанцы-хуситы. В эфире телеканала Аl Masirah официальный представитель вооруженных сил хуситов Яхья Сари заявил: «Наши силы осуществили широкомасштабную операцию, ударив по двум НПЗ Абкайк и Хурайс на востоке Саудовской Аравии с помощью десяти беспилотных летательных аппаратов. Это крупнейшая операция в глубине территории королевства». Он предупредил, что нападения на КСА станут еще масштабнее, если война в Йемене продолжится. Сари отметил: «Единственный вариант для саудовского правительства (чтобы избежать подобных атак в будущем – Авт.) – это прекратить нападать на нас». Напомним, что в Йемене с августа 2014 года продолжается противостояние между правительственными силами и повстанцами-хуситами.

В марте 2015 года к конфликту подключилась международная коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией. Операцию Эр-Рияда против хуситов поддержали Бахрейн, Катар, Кувейт и ОАЭ. Позже к ним присоединились Египет, Иордания, Марокко, Пакистан и Судан. Очередная эскалация конфликта произошла летом 2018 года на фоне битвы за Ходейду.

Камран Бухари, директор-основатель базирующегося в Вашингтоне Центра глобальной политики (The Washington-based Center for Global Policy), заявил Reuters: «Данная ситуация относительно новая для саудовцев. Долгое время у них не было никаких реальных опасений, что их нефтяные объекты могут быть атакованы с воздуха». Он также отметил, что «в прошлом Эр-Рияд без каких-либо проблем защищал свои нефтяные активы только от атак со стороны транспортных средств, начиненных взрывчаткой, которые принадлежали повстанцам».

Сентябрьские события показали, что йеменские хуситы представляют собой реальную угрозу для нефтяной промышленности Саудовской Аравии, поскольку они используют все более и более технологически продвинутые беспилотники. Позднее Министерство обороны КСА показало фрагменты ракет и дронов, которые, как уверяют военные, были собраны в окрестностях атакованных заводов. Ими оказались ракета Quds-1 и некий безымянный дрон, которые демонстрировали в этом году хуситы на своей выставке. Последнее, однако, не помешало Саудовской Аравии заявить, что прямая причастность к атаке Ирана «вне всякого сомнения».

Эксперты же отметили, что речь не идет о дронах, собранных «на коленке», из деталей, которые заказали на интернет-барахолках, налицо использование высокоточной и сложной военной техники. Хуситы вряд ли обладают компетенциями для создания боевых атакующих беспилотников, которые не просто должны с максимальной точностью поразить цель, но и доставить на себе хотя бы несколько килограммов взрывчатки.

Также отмечается, что летательные аппараты смогли беспрепятственно преодолеть американскую систему противовоздушной обороны Patriot (комплексы закупила Саудовская Аравия, они размещены вдоль границы с хуситскими районами Йемена). Даже если часть дронов и была все же сбита, тех, что долетели, хватило для того, чтобы парализовать работу крупнейших нефтяных предприятий и вызвать панику на мировых энергетических рынках.

Напомним, что это далеко не первое нападение на нефтяные предприятия в Саудовской Аравии. Так, в середине августа хуситы направили более 10 нагруженных взрывчаткой беспилотников к нефтяному месторождению Шейба. После этого арабская коалиция нанесла удары по их позициям на севере Йемена.

Несмотря на то, что официально ответственность за атаку на себя взяли йеменские хуситы, США, как и Саудовская Аравия, практически сразу определили другого виновника – Иран. Обвинения Тегерана во всех тяжких является первой реакцией американских властей после любого ЧП на Ближнем Востоке. Однако в данном случае почва у обвинений все-таки была: Иран официально высказывает поддержку йеменским хуситам (и те и другие – шииты).

Иран обвиняли и в других событиях. Например, в атаке на танкеры в июне этого года. Всего официальные лица США обвинили Иран в 100 атаках на Саудовскую Аравию. Естественно, что в самом Иране все обвинения отрицают, хоть недавно и назвали атаку на нефтяные объекты Эр-Рияда «обороной законного правительства Йемена» (считая таковым правительство хуситов). Сам президент Ирана Хасан Роухани заявил: «Атака на нефтяные объекты в Саудовской Аравии стала предупреждением со стороны народа Йемена для тех, кто развязал войну в этой стране».

«Сердечный приступ» для мирового рынка

Боб Макнелли, служивший в Совете национальной безопасности США во время Второй войны в Персидском заливе в 2003 году, а ныне глава Rapidan Energy Group, сказал Reuters: «Успешное нападение на Абкайк можно сравнить с массовым сердечным приступом для нефтяного рынка и мировой экономики». Действительно, ведь Саудовская Аравия – один из мировых лидеров по добыче нефти наравне с Россией и США. Атакованное месторождение давало 1% всей мировой добычи нефти! Поэтому вывод из строя двух объектов привел к тому, что страна потеряла огромные деньги: около $300–350 млн за каждый день простоя».

Усама бен Джавад, журналист «Аль-Джазиры» и автор документального фильма «Saudi Aramco: компания и государство» (в котором он рассказал о той стратегической важности, которую представляет собой этот нефтяной гигант), заявил: «Атака стала серьезным ударом для нефтедобычи, ведь Saudi Aramco – это не обычная компания. Это компания, которая практически управляет страной». Он также добавил: «Атаки определенно приведут к снижению доли добычи саудовской нефти по сравнению с тем, что есть сейчас. Это также окажет влияние на мировую добычу».

Так и случилось: сразу после атак на НПЗ добыча нефти в королевстве сократилась на 5,7 млн барр/сут. – это около 5% мировой добычи. Естественно, что нефть на мировых рынках начала расти в цене. Котировки взлетели с $60 до $70/барр, но затем к концу сентября постепенно вернулись на прежний уровень. Оказалось, что пострадавшие объекты смогли вернуть к работе быстрее, чем планировалось изначально.

Bloomberg со ссылкой на Dow Jones сообщил 29 сентября о том, что Saudi Aramco восстановила добычу нефти и выкачивает те же 9,8 млн барр/сут., как и было до инцидента 14 сентября. Тем не менее агентство отмечает, что часть добытой нефти пока не поступает на рынок: она не может быть очищена от примесей и подготовлена для экспорта, так как некоторые очистительные сооружения до сих пор не восстановили работу. Ведь Saudi Aramco критически зависит от инфраструктуры подготовки нефти в Абкаике, этом крупнейшем центре, через который проходит 50% извлекаемого из недр сырья.

Могут ли атаки осложнить IPO Saudi Aramco?

Разумеется, атака дронов со стороны йеменских повстанцев-хуситов отбросила негативную тень на предстоящее важное событие для саудитов – первую публичную продажу акций государственной нефтяной компании Saudi Aramco (IPO). Как заметила «Аль-Джазира», «атаки беспилотников показали всю уязвимость нефтяной инфраструктуры Саудовской Аравии, в то время как она вовсю готовится к IPO».

Напомним, что до атаки беспилотников Saudi Aramco рассматривала возможность осуществления первичного размещения акций в два этапа в 2020–2021 годах. Как сообщали источники The Wall Street Journal, первый этап IPO может пройти в Лондоне или Гонконге, второй – в Токио. По данным деловой газеты, Saudi Aramco склоняется к тому, чтобы на втором этапе разместить свои акции на Токийской фондовой бирже, поскольку неопределенность вокруг выхода Великобритании из ЕС и протесты в Гонконге снижают для саудовской госкомпании привлекательность лондонской и гонконгской фондовых бирж.

Согласно вышеупомянутой публикации, Saudi Aramco в августе возобновила проработку планов первичного размещения 5% своих акций. Госкомпания изначально планировала привлечь за счет IPO $100 млрд, однако в настоящий момент эта цифра пересматривается. При этом компания выбрала ведущие американские банки – Bank of America, JP Morgan Chase и Goldman Sachs – в качестве организаторов IPO. Напомним, что о планах его проведения Saudi Aramco объявила еще в начале 2016 года. Но размещение несколько раз откладывалось, а в августе 2018 года подготовка к нему и вовсе была заморожена. Причиной, как отмечает Reuters, послужила покупка стратегического пакета акций нефтехимической компании Saudi Basic Industries Corp. (SABIC), что позволит Суверенному фонду Саудовской Аравии получить прибыль, соизмеримую с доходами от публичного размещения акций самой Saudi Aramco.

Также в планах саудовской нефтяной корпорации было как можно скорее завершить расширение нефтепровода, что позволит ей увеличить объемы поставок нефти в район Красного моря минуя Ормузский пролив, где в последнее время возрастает напряженность. Об этом 25 июля сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на свои источники. Данный нефтепровод проходит с востока на запад Саудовской Аравии, и в настоящее время его пропускная способность составляет 5 млн барр/сут. Первоначально планировалось, что к сентябрю она будет увеличена до 7 млн барр/сут.

Отмечается, что в июне компания экспортировала около 6,84 млн барр/сут., при этом бόльшая часть поставок шла через Ормузский пролив. Таким образом, расширение нефтепровода позволило бы Саудовской Аравии осуществлять значительную часть поставок из района Красного моря, а не из региона Персидского залива, как это было раньше. Данные планы сейчас фактически сорваны, поскольку никто не будет серьезно вкладываться в дорогостоящие инфраструктурные проекты, которые не защищены в достаточной степени от подобного рода ударов.

Все это происходит на фоне общего падения инвестиций в королевстве и еще не забытого эха дела об убийстве Д. Хашогги.

Согласно последним данным, Saudi Aramco продолжает планирование IPO, несмотря на сентябрьские атаки. Но очень многие банкиры и эксперты говорят, что разумнее было бы отложить его до 2020 года. Ведь то, что произошло, – довольно серьезное событие, и многое будет зависеть от того, как быстро будет устранен ущерб.

Пирс Хиллер, главный директор по инвестициям Royal London Asset Management, считает, что «было бы логично, если бы IPO Aramco было отложено на время оценки ущерба, но, помимо этого, мы бы ожидали, что премия за риск, которую потребуют инвесторы в случае проведения IPO, теперь будет выше».

Моника Малик, главный экономист Abu Dhabi Commercial Bank, полагает, что «даже если нефтяные объекты Саудовской Аравии будут быстро восстановлены, атаки на НПЗ вызовут опасения относительно потенциального геополитического риска и необходимого уровня премий... Эти события также значимы перед планируемым частичным IPO Saudi Aramco, так как они подчеркнули потенциальную уязвимость ее ключевой инфраструктуры и подняли вопросы о надлежащем уровне риска, который должен быть учтен при оценке».

Атаки дронов на НПЗ Саудовской Аравии поставили ребром вопрос о безопасности критической инфраструктуры не только королевства, но и всего ближневосточного региона. Даже если Эр-Рияду удастся минимизировать последствия от теракта, нет никакой гарантии, что подобный инцидент не произойдет снова, ведь хуситы грозят Саудовской Аравии новыми атаками. Напряжение в регионе исчезнет только тогда, когда будет положен конец конфликту в Йемене и установлен новый статус-кво с Ираном. По мнению ряда экспертов, как минимум нужен некий пакт о ненападении между Эр-Риядом и Тегераном.

скачать pdf
Читайте также :