Выделение высокосернистой нефти в отдельный экспортный поток: панацея или авантюра?

На европейском рынке нет места для дополнительного объема высокосернистой российской нефти. Маржа в сегменте переработки остается очень низкой, что не способствует новым инвестициям в НПЗ. Создание нового сорта нефти потребует дополнительных усилий по его маркетингу и продвижению, чем мы пока еще заниматься не научились. Более того, если мы начнем продвижение на рынок высокосернистой нефти, то этим тут же воспользуются наши конкуренты. У стран Ближнего Востока, и прежде всего Ирака, есть серьезный потенциал для роста поставок высокосернистой нефти в ЕС. Мы этой конкуренции не выдержим. Потенциал роста потребления высокосернистой нефти есть не в ЕС, а в Китае. КНР как раз сознательно развивает сегмент переработки нефти. Кроме того, весной 2015 года Китай обошел США по суточному объему импорта нефти, выйдя по этому показателю на первое место в мире. Это позволяет увеличить поставки сернистой нефти в Китай. Так что мы вполне можем позволить наращивать долю серы в поставках в Китай. Экспорт высокосернистой нефти в ЕС весьма проблематичен. Но он однозначно не приведет к суммарному росту наших поставок в Европу. Значит, этот проект заведомо убыточен. Поэтому его можно рассматривать только как спасение от ситуации, когда уровень серы станет настолько критическим, что мы не сможем экспортировать сорт нефти Urals, превысив нормативные показатели по сере. То есть этот проект имеет смысл только как убыточное спасение от роста процентного соотношения серы. Однако время для решения проблемы на самом деле есть — пока еще ситуация с серой совершенно не достигла критических значений. Китай ждет как раз высокосернистую нефть и платить премию за высокое качество нефти не готов — ему нужно загружать свои новые НПЗ.
Читайте также :