Промышленная безопасность и охрана труда на предприятиях нефтегазового комплекса

Южный Газовый Коридор: между Сциллой и Харибдой

В Баку 12 февраля состоялось первое заседание Консультативного совета министров энергетики стран-участниц проекта Южный газовый коридор (Азербайджана, Грузии, Турции, Греции, Италии, Албании, Болгарии), на котором присутствовали также президент Ильхам Алиев, делегация Евросоюза, представители компаний- операторов проектов Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (TAP) газопроводов. 
Заявления, сделанные в ходе работы заседания, носили исключительно политический характер. Президент Алиев подчеркнул, что «азербайджанский газ, добываемый в Каспийском море, в ближайшие годы будет единственным новым источником газа для европейских потребителей». Зампред Еврокомиссии по Энергетическому союзу Марош Шефчович, подчеркнув, что ЮГК является для ЕС проектом приоритетным, усилил тренд стереотипным заявлением о необходимости появления в трубе Южного коридора газа Туркмении. По итогам встречи было заявлено, что вся инфраструктура ЮГК будет готова к 2019–2020 годам. 
О самом принципиальном вопросе ЮГК — инвестиционном покрытии всего комплекса работ в рамках реализации Фазы-2 проекта Шах-Дениз и инфраструктурного обеспечения поставок в Южную Европу стартовых 10 млрд м 3 газа в год — участники встречи в Баку предпочли не говорить. Тема действительно деликатная — суммарно Фаза-2 и инфраструктура ЮГК требуют инвестиций в объеме от $45 млрд (не исключены итоговые $50 млрд и выше), и это в условиях рухнувших мировых цен на нефть, потянувших за собой и цены на газ.
 Удастся ли участникам ЮГК (в первую очередь Азербайджану, взявшему на свои плечи основное финансовое бремя проекта) и $45–50 млрд изыскать, и в заявленные сроки уложиться, и в Европу с 2020 года 10 млрд м 3 каспийского газа запустить, и национальные экономики при этом не надорвать?
Полная версия статьи доступна только после покупки

эта статья

[[ 150 | thousandSeparator ]]

купить статью
Читайте также :