Array
(
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [PREVIEW_PICTURE] => Array
        (
            [ID] => 24593
            [TIMESTAMP_X] => 07.10.2020 12:04:04
            [MODULE_ID] => iblock
            [HEIGHT] => 393
            [WIDTH] => 700
            [FILE_SIZE] => 66836
            [CONTENT_TYPE] => image/jpeg
            [SUBDIR] => iblock/732
            [FILE_NAME] => 732d6befdf3b0d2ef979a10fc77d0494.jpg
            [ORIGINAL_NAME] => баррель черный на баксах.jpg
            [DESCRIPTION] => 
            [HANDLER_ID] => 
            [EXTERNAL_ID] => 4fe5d1e94bcec53754e9119eccbc60dc
            [~src] => 
            [SRC] => /upload/iblock/732/732d6befdf3b0d2ef979a10fc77d0494.jpg
            [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/732/732d6befdf3b0d2ef979a10fc77d0494.jpg
            [SAFE_SRC] => /upload/iblock/732/732d6befdf3b0d2ef979a10fc77d0494.jpg
            [ALT] => По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет
            [TITLE] => По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет
        )

    [~PREVIEW_PICTURE] => 24593
    [SHOW_COUNTER] => 774
    [~SHOW_COUNTER] => 774
    [ID] => 43377
    [~ID] => 43377
    [NAME] => По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет
    [~NAME] => По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет
    [IBLOCK_ID] => 1
    [~IBLOCK_ID] => 1
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [DETAIL_TEXT] => Стоило ОПЕК+ пойти на плановое смягчение квот по сокращению добычи (с 9,7 млн баррелей в сутки (б/с) с мая по июль до 7,7 млн б/с в период с августа по декабрь), как российские нефтяники стали ее постепенно наращивать. Если в мае производство нефти и газового конденсата в России в месячном выражении сократилось на 17,1% (до 9,4 млн б/с против 11,34 млн б/с в апреле), а в июне (9,33 млн б/с) и июле (9,38 млн б/с) оставалось на уровне, близком к майскому, то в августе оно выросло на 5,2%, до 9,87 млн б/с (здесь и далее данные ЦДУ ТЭК, переведенные из тонн в баррели по коэффициенту 7,33). 


Единство различий

Подобная динамика была характерна для каждой из четырех крупнейших российских компаний – «Роснефти» (без учета «Башнефти»), с апреля по июль сократившей добычу на 12% (до 3,36 млн б/с), а в августе увеличившей ее на 8% (до 3,61 млн б/с); «Лукойла» и «Сургутнефтегаза», которые с апреля по июль снизили добычу на 20% и 24% соответственно (до 1,34 млн и 0,99 млн б/с), а в августе нарастили ее на 5% (до 1,41 млн б/с) и 6% (до 1,05 млн б/с); и, наконец, «Газпром нефти» (без учета «Славнефти», паритетного СП с «Роснефтью»), сначала снизившей добычу на 15% (с 885 000 б/с в апреле до 755 000 б/с в июле), а затем увеличившей ее на 7% (до 806 000 б/с в августе).

В свою очередь, компании второго эшелона сильнее различались в темпах сокращения добычи. К примеру, если «Татнефть» с апреля по июль снизила добычу лишь на 1,7% (до 479 000 б/с), то «Башнефть» - более чем вдвое (с 376 000 до 175 000 б/с), равно как и уже упомянутая «Славнефть» (с 297 000 до 143 000. б/с). Такие же различия присущи, с одной стороны, для «Русснефти», сократившей добычу с апреля по июль на 19% (до 115 000 б/с), а с другой, для «ННК», снизившей ее только на 0,5% (с 40 400 до 40 200 тыс. б/с). Это во многом объясняет, почему в августе «Русснефть» нарастила добычу сразу на 6% (до 122 000 б/с), тогда как «Башнефть» увеличила ее лишь на 0,6% (до 176 000 б/с), а у ННК она осталась на июльском уровне (40 200 б/с).

Восток Западу не в пику

Какие регионы стояли в авангарде производственного спада? В первую очередь, Западная Сибирь, где работают крупнейшие «дочки» нефтяных компаний. Так, «РН-Юганскнефтегаз» с апреля по июль сократил добычу на 8% (до 1,25 млн б/с), «Лукойл-Западная Сибирь» - на 25% (до 518 000 б/с), а «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» - сразу на 33% (до 190 000 б/с).

Схожий масштаб сокращений был зафиксирован на западносибирских месторождениях «Сургутнефтегаза» (формально расположенных в Уральском федеральном округе, в состав которого входит Югра), добыча на которых с апреля по июль сократилась на 28% (до 789 000 б/с), а в августе выросла на 7% (до 849 000 б/с). Тогда же, в августе, добычу нарастили «РН-Юганскнефтегаз» (на 7%, до 1,34 млн б/с), «Лукойл-Западная Сибирь» (на 7%, до 551 000 б/с) и «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» (на 15%, до 218 000 б/с).

На стыке весны и лета падение не обошло стороной и старейшую в России Волго-Уральскую нефтегазовую провинцию. К примеру, у тамошних «дочек» «Роснефти», «Оренбургнефти» и «Удмуртнефти», с апреля по июль добыча упала на 39% и 22% соответственно (до 170 000 и 95 300 б/с), тогда как у компаний «Лукойл-Пермь» и «Лукойл-Коми» - на 13% (до 266 000 б/с) и 25% (до 251 000 б/с), а у «Башнефть-добычи» - на 55% (до 148 000 б/с). Как следствие, в августе почти все эти дочерние общества нарастили добычу, правда, «Оренбургнефть» - сразу на 57% (до 267 000 б/с), в то время как «Лукойл-Коми» и «Лукойл-Пермь» - на 6% (до 266 000 б/с) и 2,5% (до 273 000 б/с) соответственно, а «Удмуртнефть» - лишь на 0,3% (до 95 600 б/с).

Спад вкупе с последующим частичным восстановлением были также присущи двум другим крупным регионам добычи - Ямалу, где «Газпромнефть-Ямал, разрабатывающая Новопортовское месторождение, с апреля по июль сократила добычу на 7,5% (до 148 000 б/с), а в августе нарастила ее на 9% (до 160 000 б/с); и Восточной Сибири, где «Верхнечонскнефтегаз», местная «дочка» «Роснефти», за первые три месяца после сделки снизила добычу на 5,5% (до 150 000 б/с), а затем увеличила ее на 2% (до 152 000 б/с).

Прогульщики не в счет

Впрочем, еще одна восточносибирская «дочка» «Роснефти», «РН-Ванкор», сокращала добычу не только с апреля по июль (на 6%, до 224 000 б/с), но также в августе (на 3%, до 217 000 б/с). Равно как и дальневосточные операторы соглашений о разделе продукции (СРП) – «Эксон Нефтегаз Лимитед» (проект «Сахалин-1») и «Сахалин Энерджи» (проект «Сахалин-2), у которых с апреля по июль добыча упала на 13% (до 228 000 б/с) и 18% (до 88 000 б/с) соответственно, а в августе – еще на 2% (до 224 000 б/с) и 20% (до 71 000 б/с). То же самое касается «Русвьетпетро», крупнейшей «дочки» «Зарубежнефти», работающей в Ненецком автономном округе, у которой добыча в августе (51 000 б/с) уступала не только апрельскому (69 000 б/с), но и июльскому уровню (51 600 б/с).

Из этого тренда несколько выбиваются «дочки» нефтяных компаний, работающие на новых месторождениях. Будь то Приразломное месторождение в Арктике, оператор которого, «Газпром нефть шельф», с апреля по июль увеличил добычу на 17% (до 75 000 б/с), а в августе – еще на 2% (до 76 500 б/с); или же Тагульское месторождение в Восточной Сибири, на котором работает одноименная «дочка» «Роснефти», за эти четыре месяца нарастившая добычу более чем вдвое, с 22 000 б/с в апреле до 48 000 б/с в августе. Однако общей картины это почти не изменило: если с января по апрель добыча в годовом выражении выросла на 0,8% (до 186,8 млн т), то по итогам первых восьми месяцев года – снизилась на 7,2% (до 346,1 млн т).

На разных скоростях

Ситуацию осложняет слабый зарубежный спрос, из-за которого экспорт не поспевает за добычей: к примеру, с июля по август спад добычи в годовом выражении замедлился с 15,9% до 12,7%, тогда как спад экспорта – с 25% до лишь 23,6%. В ближайшие месяцы это наверняка притормозит восстановление отрасли, для которой нынешний год грозит стать самым сложным с 1994-го, когда в последний раз был зафиксирован двузначный спад нефтедобычи (на 10,5%, до 317,6 млн т, согласно данным BP). И в этом – цена не только пандемии, но и апрельской сделки с ОПЕК. [~DETAIL_TEXT] => Стоило ОПЕК+ пойти на плановое смягчение квот по сокращению добычи (с 9,7 млн баррелей в сутки (б/с) с мая по июль до 7,7 млн б/с в период с августа по декабрь), как российские нефтяники стали ее постепенно наращивать. Если в мае производство нефти и газового конденсата в России в месячном выражении сократилось на 17,1% (до 9,4 млн б/с против 11,34 млн б/с в апреле), а в июне (9,33 млн б/с) и июле (9,38 млн б/с) оставалось на уровне, близком к майскому, то в августе оно выросло на 5,2%, до 9,87 млн б/с (здесь и далее данные ЦДУ ТЭК, переведенные из тонн в баррели по коэффициенту 7,33).

Единство различий

Подобная динамика была характерна для каждой из четырех крупнейших российских компаний – «Роснефти» (без учета «Башнефти»), с апреля по июль сократившей добычу на 12% (до 3,36 млн б/с), а в августе увеличившей ее на 8% (до 3,61 млн б/с); «Лукойла» и «Сургутнефтегаза», которые с апреля по июль снизили добычу на 20% и 24% соответственно (до 1,34 млн и 0,99 млн б/с), а в августе нарастили ее на 5% (до 1,41 млн б/с) и 6% (до 1,05 млн б/с); и, наконец, «Газпром нефти» (без учета «Славнефти», паритетного СП с «Роснефтью»), сначала снизившей добычу на 15% (с 885 000 б/с в апреле до 755 000 б/с в июле), а затем увеличившей ее на 7% (до 806 000 б/с в августе).

В свою очередь, компании второго эшелона сильнее различались в темпах сокращения добычи. К примеру, если «Татнефть» с апреля по июль снизила добычу лишь на 1,7% (до 479 000 б/с), то «Башнефть» - более чем вдвое (с 376 000 до 175 000 б/с), равно как и уже упомянутая «Славнефть» (с 297 000 до 143 000. б/с). Такие же различия присущи, с одной стороны, для «Русснефти», сократившей добычу с апреля по июль на 19% (до 115 000 б/с), а с другой, для «ННК», снизившей ее только на 0,5% (с 40 400 до 40 200 тыс. б/с). Это во многом объясняет, почему в августе «Русснефть» нарастила добычу сразу на 6% (до 122 000 б/с), тогда как «Башнефть» увеличила ее лишь на 0,6% (до 176 000 б/с), а у ННК она осталась на июльском уровне (40 200 б/с).

Восток Западу не в пику

Какие регионы стояли в авангарде производственного спада? В первую очередь, Западная Сибирь, где работают крупнейшие «дочки» нефтяных компаний. Так, «РН-Юганскнефтегаз» с апреля по июль сократил добычу на 8% (до 1,25 млн б/с), «Лукойл-Западная Сибирь» - на 25% (до 518 000 б/с), а «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» - сразу на 33% (до 190 000 б/с).

Схожий масштаб сокращений был зафиксирован на западносибирских месторождениях «Сургутнефтегаза» (формально расположенных в Уральском федеральном округе, в состав которого входит Югра), добыча на которых с апреля по июль сократилась на 28% (до 789 000 б/с), а в августе выросла на 7% (до 849 000 б/с). Тогда же, в августе, добычу нарастили «РН-Юганскнефтегаз» (на 7%, до 1,34 млн б/с), «Лукойл-Западная Сибирь» (на 7%, до 551 000 б/с) и «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» (на 15%, до 218 000 б/с).

На стыке весны и лета падение не обошло стороной и старейшую в России Волго-Уральскую нефтегазовую провинцию. К примеру, у тамошних «дочек» «Роснефти», «Оренбургнефти» и «Удмуртнефти», с апреля по июль добыча упала на 39% и 22% соответственно (до 170 000 и 95 300 б/с), тогда как у компаний «Лукойл-Пермь» и «Лукойл-Коми» - на 13% (до 266 000 б/с) и 25% (до 251 000 б/с), а у «Башнефть-добычи» - на 55% (до 148 000 б/с). Как следствие, в августе почти все эти дочерние общества нарастили добычу, правда, «Оренбургнефть» - сразу на 57% (до 267 000 б/с), в то время как «Лукойл-Коми» и «Лукойл-Пермь» - на 6% (до 266 000 б/с) и 2,5% (до 273 000 б/с) соответственно, а «Удмуртнефть» - лишь на 0,3% (до 95 600 б/с).

Спад вкупе с последующим частичным восстановлением были также присущи двум другим крупным регионам добычи - Ямалу, где «Газпромнефть-Ямал, разрабатывающая Новопортовское месторождение, с апреля по июль сократила добычу на 7,5% (до 148 000 б/с), а в августе нарастила ее на 9% (до 160 000 б/с); и Восточной Сибири, где «Верхнечонскнефтегаз», местная «дочка» «Роснефти», за первые три месяца после сделки снизила добычу на 5,5% (до 150 000 б/с), а затем увеличила ее на 2% (до 152 000 б/с).

Прогульщики не в счет

Впрочем, еще одна восточносибирская «дочка» «Роснефти», «РН-Ванкор», сокращала добычу не только с апреля по июль (на 6%, до 224 000 б/с), но также в августе (на 3%, до 217 000 б/с). Равно как и дальневосточные операторы соглашений о разделе продукции (СРП) – «Эксон Нефтегаз Лимитед» (проект «Сахалин-1») и «Сахалин Энерджи» (проект «Сахалин-2), у которых с апреля по июль добыча упала на 13% (до 228 000 б/с) и 18% (до 88 000 б/с) соответственно, а в августе – еще на 2% (до 224 000 б/с) и 20% (до 71 000 б/с). То же самое касается «Русвьетпетро», крупнейшей «дочки» «Зарубежнефти», работающей в Ненецком автономном округе, у которой добыча в августе (51 000 б/с) уступала не только апрельскому (69 000 б/с), но и июльскому уровню (51 600 б/с).

Из этого тренда несколько выбиваются «дочки» нефтяных компаний, работающие на новых месторождениях. Будь то Приразломное месторождение в Арктике, оператор которого, «Газпром нефть шельф», с апреля по июль увеличил добычу на 17% (до 75 000 б/с), а в августе – еще на 2% (до 76 500 б/с); или же Тагульское месторождение в Восточной Сибири, на котором работает одноименная «дочка» «Роснефти», за эти четыре месяца нарастившая добычу более чем вдвое, с 22 000 б/с в апреле до 48 000 б/с в августе. Однако общей картины это почти не изменило: если с января по апрель добыча в годовом выражении выросла на 0,8% (до 186,8 млн т), то по итогам первых восьми месяцев года – снизилась на 7,2% (до 346,1 млн т).

На разных скоростях

Ситуацию осложняет слабый зарубежный спрос, из-за которого экспорт не поспевает за добычей: к примеру, с июля по август спад добычи в годовом выражении замедлился с 15,9% до 12,7%, тогда как спад экспорта – с 25% до лишь 23,6%. В ближайшие месяцы это наверняка притормозит восстановление отрасли, для которой нынешний год грозит стать самым сложным с 1994-го, когда в последний раз был зафиксирован двузначный спад нефтедобычи (на 10,5%, до 317,6 млн т, согласно данным BP). И в этом – цена не только пандемии, но и апрельской сделки с ОПЕК. [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [TIMESTAMP_X] => 07.10.2020 12:04:04 [~TIMESTAMP_X] => 07.10.2020 12:04:04 [ACTIVE_FROM] => 07.10.2020 10:55:03 [~ACTIVE_FROM] => 07.10.2020 10:55:03 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/kirill_rodionov_po_itogam_2020_goda_rossii_grozit_samyy_silnyy_spad_neftedobychi_za_bolee_chem_25_le/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/kirill_rodionov_po_itogam_2020_goda_rossii_grozit_samyy_silnyy_spad_neftedobychi_za_bolee_chem_25_le/ [IBLOCK_ELEMENT_ID] => 43377 [~IBLOCK_ELEMENT_ID] => 43377 [PROPERTY_22] => «Нефтегазовая вертикаль» [~PROPERTY_22] => «Нефтегазовая вертикаль» [PROPERTY_23] => http://www.ngv.ru/ [~PROPERTY_23] => http://www.ngv.ru/ [PROPERTY_54] => 0.0000 [~PROPERTY_54] => 0.0000 [PROPERTY_95] => 0.0000 [~PROPERTY_95] => 0.0000 [PROPERTY_148] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина Кирилла Родионова [~PROPERTY_148] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина Кирилла Родионова [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => kirill_rodionov_po_itogam_2020_goda_rossii_grozit_samyy_silnyy_spad_neftedobychi_za_bolee_chem_25_le [~CODE] => kirill_rodionov_po_itogam_2020_goda_rossii_grozit_samyy_silnyy_spad_neftedobychi_za_bolee_chem_25_le [EXTERNAL_ID] => 43377 [~EXTERNAL_ID] => 43377 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 10:55, 07 Октября 2020 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( [TAGS] => [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 24593 [TIMESTAMP_X] => 07.10.2020 12:04:04 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 393 [WIDTH] => 700 [FILE_SIZE] => 66836 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/732 [FILE_NAME] => 732d6befdf3b0d2ef979a10fc77d0494.jpg [ORIGINAL_NAME] => баррель черный на баксах.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 4fe5d1e94bcec53754e9119eccbc60dc [~src] => [SRC] => /upload/iblock/732/732d6befdf3b0d2ef979a10fc77d0494.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/732/732d6befdf3b0d2ef979a10fc77d0494.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/732/732d6befdf3b0d2ef979a10fc77d0494.jpg [ALT] => По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет [TITLE] => По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет ) [SHOW_COUNTER] => 774 ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [DESCRIPTION] => [~VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [~DESCRIPTION] => ) [SUB_TITLE] => Array ( [ID] => 148 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-11 18:19:22 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUB_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина Кирилла Родионова [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина Кирилла Родионова [~DESCRIPTION] => ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => http://www.ngv.ru/ [DESCRIPTION] => [~VALUE] => http://www.ngv.ru/ [~DESCRIPTION] => ) [IMPORTANT] => Array ( [ID] => 54 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Важно [ACTIVE] => Y [SORT] => 502 [CODE] => IMPORTANT [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 4 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 54 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 0.0000 [~DESCRIPTION] => ) [MAIN_NEWS] => Array ( [ID] => 95 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Главная новость [ACTIVE] => Y [SORT] => 503 [CODE] => MAIN_NEWS [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [~VALUE] => 0.0000 [~DESCRIPTION] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR_NAME] => Array ( [ID] => 22 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR_NAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 22 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => Y [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [DESCRIPTION] => [~VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => «Нефтегазовая вертикаль» ) [SUB_TITLE] => Array ( [ID] => 148 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-11 18:19:22 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUB_TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина Кирилла Родионова [DESCRIPTION] => [~VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина Кирилла Родионова [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина Кирилла Родионова ) [AUTHOR_URL] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2018-03-10 19:22:21 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ссылка на автора [ACTIVE] => Y [SORT] => 501 [CODE] => AUTHOR_URL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 23 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [VALUE] => http://www.ngv.ru/ [DESCRIPTION] => [~VALUE] => http://www.ngv.ru/ [~DESCRIPTION] => [DISPLAY_VALUE] => http://www.ngv.ru/ ) ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 27.10.2020 10:20:19 [~TIMESTAMP_X] => 27.10.2020 10:20:19 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Новости [~NAME] => Новости [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => [~SECTION_PAGE_URL] => [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 1 [~RSS_TTL] => 1 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [XML_ID] => furniture_news_s1 [~XML_ID] => furniture_news_s1 [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => N [~INDEX_SECTION] => N [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [VERSION] => 2 [~VERSION] => 2 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Новость [~ELEMENT_NAME] => Новость [SECTION_PROPERTY] => [~SECTION_PROPERTY] => [PROPERTY_INDEX] => [~PROPERTY_INDEX] => [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.ngv.ru [~SERVER_NAME] => www.ngv.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( ) ) [SECTION_URL] => [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет [BROWSER_TITLE] => По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет [KEYWORDS] => [DESCRIPTION] => ) )

По итогам 2020 года России грозит самый сильный спад нефтедобычи за более чем 25 лет

Комментарий эксперта Научно-исследовательского финансового института Минфина Кирилла Родионова

Стоило ОПЕК+ пойти на плановое смягчение квот по сокращению добычи (с 9,7 млн баррелей в сутки (б/с) с мая по июль до 7,7 млн б/с в период с августа по декабрь), как российские нефтяники стали ее постепенно наращивать. Если в мае производство нефти и газового конденсата в России в месячном выражении сократилось на 17,1% (до 9,4 млн б/с против 11,34 млн б/с в апреле), а в июне (9,33 млн б/с) и июле (9,38 млн б/с) оставалось на уровне, близком к майскому, то в августе оно выросло на 5,2%, до 9,87 млн б/с (здесь и далее данные ЦДУ ТЭК, переведенные из тонн в баррели по коэффициенту 7,33).

Единство различий

Подобная динамика была характерна для каждой из четырех крупнейших российских компаний – «Роснефти» (без учета «Башнефти»), с апреля по июль сократившей добычу на 12% (до 3,36 млн б/с), а в августе увеличившей ее на 8% (до 3,61 млн б/с); «Лукойла» и «Сургутнефтегаза», которые с апреля по июль снизили добычу на 20% и 24% соответственно (до 1,34 млн и 0,99 млн б/с), а в августе нарастили ее на 5% (до 1,41 млн б/с) и 6% (до 1,05 млн б/с); и, наконец, «Газпром нефти» (без учета «Славнефти», паритетного СП с «Роснефтью»), сначала снизившей добычу на 15% (с 885 000 б/с в апреле до 755 000 б/с в июле), а затем увеличившей ее на 7% (до 806 000 б/с в августе).

В свою очередь, компании второго эшелона сильнее различались в темпах сокращения добычи. К примеру, если «Татнефть» с апреля по июль снизила добычу лишь на 1,7% (до 479 000 б/с), то «Башнефть» - более чем вдвое (с 376 000 до 175 000 б/с), равно как и уже упомянутая «Славнефть» (с 297 000 до 143 000. б/с). Такие же различия присущи, с одной стороны, для «Русснефти», сократившей добычу с апреля по июль на 19% (до 115 000 б/с), а с другой, для «ННК», снизившей ее только на 0,5% (с 40 400 до 40 200 тыс. б/с). Это во многом объясняет, почему в августе «Русснефть» нарастила добычу сразу на 6% (до 122 000 б/с), тогда как «Башнефть» увеличила ее лишь на 0,6% (до 176 000 б/с), а у ННК она осталась на июльском уровне (40 200 б/с).

Восток Западу не в пику

Какие регионы стояли в авангарде производственного спада? В первую очередь, Западная Сибирь, где работают крупнейшие «дочки» нефтяных компаний. Так, «РН-Юганскнефтегаз» с апреля по июль сократил добычу на 8% (до 1,25 млн б/с), «Лукойл-Западная Сибирь» - на 25% (до 518 000 б/с), а «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» - сразу на 33% (до 190 000 б/с).

Схожий масштаб сокращений был зафиксирован на западносибирских месторождениях «Сургутнефтегаза» (формально расположенных в Уральском федеральном округе, в состав которого входит Югра), добыча на которых с апреля по июль сократилась на 28% (до 789 000 б/с), а в августе выросла на 7% (до 849 000 б/с). Тогда же, в августе, добычу нарастили «РН-Юганскнефтегаз» (на 7%, до 1,34 млн б/с), «Лукойл-Западная Сибирь» (на 7%, до 551 000 б/с) и «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» (на 15%, до 218 000 б/с).

На стыке весны и лета падение не обошло стороной и старейшую в России Волго-Уральскую нефтегазовую провинцию. К примеру, у тамошних «дочек» «Роснефти», «Оренбургнефти» и «Удмуртнефти», с апреля по июль добыча упала на 39% и 22% соответственно (до 170 000 и 95 300 б/с), тогда как у компаний «Лукойл-Пермь» и «Лукойл-Коми» - на 13% (до 266 000 б/с) и 25% (до 251 000 б/с), а у «Башнефть-добычи» - на 55% (до 148 000 б/с). Как следствие, в августе почти все эти дочерние общества нарастили добычу, правда, «Оренбургнефть» - сразу на 57% (до 267 000 б/с), в то время как «Лукойл-Коми» и «Лукойл-Пермь» - на 6% (до 266 000 б/с) и 2,5% (до 273 000 б/с) соответственно, а «Удмуртнефть» - лишь на 0,3% (до 95 600 б/с).

Спад вкупе с последующим частичным восстановлением были также присущи двум другим крупным регионам добычи - Ямалу, где «Газпромнефть-Ямал, разрабатывающая Новопортовское месторождение, с апреля по июль сократила добычу на 7,5% (до 148 000 б/с), а в августе нарастила ее на 9% (до 160 000 б/с); и Восточной Сибири, где «Верхнечонскнефтегаз», местная «дочка» «Роснефти», за первые три месяца после сделки снизила добычу на 5,5% (до 150 000 б/с), а затем увеличила ее на 2% (до 152 000 б/с).

Прогульщики не в счет

Впрочем, еще одна восточносибирская «дочка» «Роснефти», «РН-Ванкор», сокращала добычу не только с апреля по июль (на 6%, до 224 000 б/с), но также в августе (на 3%, до 217 000 б/с). Равно как и дальневосточные операторы соглашений о разделе продукции (СРП) – «Эксон Нефтегаз Лимитед» (проект «Сахалин-1») и «Сахалин Энерджи» (проект «Сахалин-2), у которых с апреля по июль добыча упала на 13% (до 228 000 б/с) и 18% (до 88 000 б/с) соответственно, а в августе – еще на 2% (до 224 000 б/с) и 20% (до 71 000 б/с). То же самое касается «Русвьетпетро», крупнейшей «дочки» «Зарубежнефти», работающей в Ненецком автономном округе, у которой добыча в августе (51 000 б/с) уступала не только апрельскому (69 000 б/с), но и июльскому уровню (51 600 б/с).

Из этого тренда несколько выбиваются «дочки» нефтяных компаний, работающие на новых месторождениях. Будь то Приразломное месторождение в Арктике, оператор которого, «Газпром нефть шельф», с апреля по июль увеличил добычу на 17% (до 75 000 б/с), а в августе – еще на 2% (до 76 500 б/с); или же Тагульское месторождение в Восточной Сибири, на котором работает одноименная «дочка» «Роснефти», за эти четыре месяца нарастившая добычу более чем вдвое, с 22 000 б/с в апреле до 48 000 б/с в августе. Однако общей картины это почти не изменило: если с января по апрель добыча в годовом выражении выросла на 0,8% (до 186,8 млн т), то по итогам первых восьми месяцев года – снизилась на 7,2% (до 346,1 млн т).

На разных скоростях

Ситуацию осложняет слабый зарубежный спрос, из-за которого экспорт не поспевает за добычей: к примеру, с июля по август спад добычи в годовом выражении замедлился с 15,9% до 12,7%, тогда как спад экспорта – с 25% до лишь 23,6%. В ближайшие месяцы это наверняка притормозит восстановление отрасли, для которой нынешний год грозит стать самым сложным с 1994-го, когда в последний раз был зафиксирован двузначный спад нефтедобычи (на 10,5%, до 317,6 млн т, согласно данным BP). И в этом – цена не только пандемии, но и апрельской сделки с ОПЕК.
MD
Читайте также :